Аль-Баб 18. 13 лет истязаний в Мекке

От словесной перепалки – к физическому истреблению

V ̅ DCLXXXI / 5 681
Абу Тáлиб – понял это,
Род он снова соберёт.
И не будет там совета,
Он – приказы отдаёт:
Защищать Пророка – всем.
Нет для обсужденья тем.
Абу Лáхаб отказался,
Вновь к проклятию пробрался.
Защищали – до конца.
Мусульманин, пусть, неверный.
Удивился, правоверный?
Жизнь отдали за гонца,
От Аллаха что пришёл.
Остановит произвол.
V ̅ DCLXXXII / 5 682
У арабов был обычай –
Своего он не бросает.
Род и племя. И добычей
Род другой не процветает.
То – тагъáссуб. Фанатизм.
В мире наших плоских призм.
Вот бы так за правду бились
Люди ввек – всего б добились.
Есть – настойчивость. Упрямство
Будет – вектор где иной
В этом мире под луной.
Там и там – всё постоянство.
Но в плохом или хорошем –
Мы оставим, не ворошим.

Причины недовольства язычников

V ̅ DCLXXXIII / 5 683
Их – заблудшими считает,
Перед миром что глупцы.
Идолов их принижает.
Деды пусть, пускай отцы –
В заблужденьи. Очень круто.
Гордецам такая «смута»,
Ясно дело, ни к чему –
Смерти прочат посему.
Но – так Бог ему велел.
Глупость мира и обычай
Ради чьих-то там приличий?
Многого так мрак хотел.
Свет пришёл – там мрака нету,
Обойди хоть всю планету.
V ̅ DCLXXXIV / 5 684
А для нас здесь вывод тот,
Мы не Богом ведь ведомы,
Из Хирá кто в мир идёт –
Будем рады и знакомы.
Он смотреть обязан в мир –
Не от страха тех придир.
Чтобы сдюжить каждый мог –
Вот чего так хочет Бог.
Чтобы тяжесть – всем по мере
Кто и где на что способен,
Слаб, пускай, солнцеподобен.
Объясненьем на примере:
Ногу ставь – где тяжесть к месту,
Различай огонь, фиесту.

Рассказ Аббаса

V ̅ DCLXXXV / 5 685
Абу Джахль распинался,
Чтоб Пророк наказать,
Чтоб суджýда он дождался –
И на шею наступать
Вздумал он Пророку Бога.
В Ад – одна ему дорога.
И Аббас услышал то,
Пробивает долото.
И Пророку рассказал,
И Пророк наш – рассердился,
И к Каабе устремился,
Вход к Каабе не искал –
Перепрыгнул чрез забор,
Чтоб быстрее уговор.
V ̅ DCLXXXVI / 5 686
Сýру Сгусток прочитает,
Будет там суджýд в конце –
И суджýд тот совершает,
Как положено в венце.
Двинет Абу Джахль «смело» –
Убегает он умело,
Перепуганный трясётся,
Что же делать остаётся?
Видит ров весь из огня –
Между ними Бог возвёл,
Не позволит произвол.
Может быть, простит меня…
Смелость быстро испарилась,
Правды дверца приоткрылась.

Абу Лахаб и его жена Умм Джамиль

V ̅ DCLXXXVII / 5 687
Проклял Сýрой Бог её
Вместе с мужем, знаем это.
Знает то и забытьё,
Помнит это вся планета.
Камнем хочет там побить,
Только этому не быть.
Ангел спрячет там крылами,
Не увидеть чтоб глазами.
Абу Бакр рядом был,
С ним она и говорила,
Всем несчастьям дверь открыла,
Рок – запомнил. Не забыл.
Все получат по порядку
От Аллаха разнарядку.
V ̅ DCLXXXVIII / 5 688
И убить его хотел
Абу Лáхаб – не сложилось.
Молнией назад летел,
Так от страха всё кружилось –
Змей огромный. В пасти той
Разглядеть сумел «герой»
Голову Пророка в мире,
Не в угоду мрака лире.
Потому и убежал,
Хоть героем и считался,
Храбростью он отличался,
Да не тот, видать, оскал
Та змея в миру имела,
Зная делала что дело.

Женитьба Абуль-Гъáса на Зéйнаб

V ̅ DCLXXXIX / 5 689
Абуль-Гъáс был крут – женился,
Курейшитов он не слушал.
План Аллаха воплотился.
Кто-то ел, а кто-то кушал.
На Зейнáб женился он,
Перед Небом стал силён.
Так Умáма и Алú
Родились, как свет земли.
Позже – примет он Ислам.
Долог путь туда. Однако –
В деле том не будет брака,
День придёт. Услышим там.
Стержень мужа – стержень славы,
Знают леса все дубравы.

Расторжение помолвок двух сыновей Абу Лахаба с дочерями Пророка. Проклятие Гъутейбы и его смерть

V ̅ DCXC / 5 690
Эти двое – не женились.
Всё – несчастия страна.
И дела там упростились.
Умм Кульсýм теперь вольна,
Вместе с ней сестра Рукъúя –
В счастье вечном, абадúя.
Гъýтба отказал, Гъутéйба –
Всё несчастья метка-шéйба.
Плюнул он в лицо Пророку,
За грудки его хватал,
Двери Ада открывал
Для себя и в «честь» пороку.
Сделал там Пророк дуá –
До сих пор гремит молва.
V ̅ DCXCI / 5 691
«Из Твоих собак направь,
Боже, на него одну».
Вот теперь судьбу поправь –
Коль пошёл «наверх» ко дну.
И Гъутéйба так попал
В Гнев Аллаха – сник запал.
В Мекке всякий это знает –
Бог Пророку отвечает
На мольбы всегда и все.
Что ж, в неверие зарылись
И бесчестием раскрылись?
Не алмаз, что по росе.
Зависть и несчастье духа –
Всё ведёт их та старуха…
V ̅ DCXCII / 5 692
И мольбы его – боятся
Курейшиты в день любой.
Хоть в неверие стремятся
Кроме тех – кто с головой.
Если Бог ему ответил,
Этим в мире так приметил,
В общем, ранг пред Богом есть –
Должен оказать я честь.
Да не каждый думал так.
Жадность, зависть разогнала –
Довела до дна подвала.
Лишь один я здесь простак?..
Всё «крутые господа» –
Как в Аду идут года?
V ̅ DCXCIII / 5 693
В Шам отправлен караван,
Сын с отцом там отправлялись.
И отсчёт возмездью дан –
На участок львов нарвались.
Хоть Гъутéйбу прятал он –
В круга три араб силён,
На помост его подняли
И от львов так защищали.
Все – уснули. Лев пришёл.
Нюхал каждому лицо
И нашёл своё крыльцо,
Так Гъутéйбу он нашёл.
Мигом голову сорвал,
Подлости навек воздал.

Наказание: семеро и курейшиты Мекки

V ̅ DCXCIV / 5 694
Рассказал нам Абдуллах,
Что Масгъýда будет сын,
Как несчастен мира прах,
Если в мире он один.
В Три Этапа мы делили,
Тем удобство приоткрыли.
Десять лет до Хúджры есть –
Первый трём от нас вся честь.
Нет Умáра и Хамзáта.
Мекки так силён язычник,
Вот такой у них отличник,
Радоваться рановато.
В Год Шестой последний день
Будет тень на их плетень.
V ̅ DCXCV / 5 695
Станет наш Хамзáт навек.
Третий день Седьмого Года –
Радуется человек,
Радостна и вся природа,
Ведь Умáр принял Ислам,
Что Вторым Этапом нам.
Окончание блокады –
Третьему Этапу рады.
Года два блокада шла
Или три, нам говорили,
Риуаяты оценили,
Всё История нашла.
Ну а дальше – до Хиджры
Года три мы ждать должны.
V ̅ DCXCVI / 5 696
Что Ибнý Масгъýд сказал –
Год Четвёртый или Пятый.
Битвы нарастал накал.
Дальше – больше, в лес заклятый.
Он с Асхáбами сидел,
На Пророка всё глядел.
А Пророк – в земном поклоне,
Что суджýд. Назло вороне
Голубь верности летит.
Курейшитов полон двор,
Их в Каабе свой дозор.
В общем, курейшит сидит.
Абу Джахль хочет подлость,
Всё его несчастья волость.
V ̅ DCXCVII / 5 697
Там останки от верблюда,
Дня уж три как жертвой стал.
И терпенья сила чуда
Заполняет наш портал.
Гъýкъба на спину положит
У Пророка. Не тревожит.
И Пророк не шевельнулся,
Перед Богом лишь прогнулся.
Подойти Асхáб не может –
Очень запросто убьют,
Рода силы нету тут,
Лишь напрасно крылья сложит.
Бог нас научить хотел –
Смерть Асхáб давно презрел.
V ̅ DCXCVIII / 5 698
И Фатима там придёт,
Десять лет примерно ей.
Эту гадость уберёт,
Всё величие при ней.
Курейшитам всем досталось
От Фатимы, что не малость.
Вскоре наш Пророк закончил
Свой намаз. И дело вспомнил.
Семерых он назовёт,
Что несчастьем отличились
И от Света отлучились,
Их несчастие найдёт.
Курейшитам Мекки всей
Тоже есть удел из дней.
V ̅ DCXCIX / 5 699
Абу Джахль будет там,
Гъýтба, Шéйба и Уалúд,
Сын его Гъимáра сам,
Гъýкъба, что Аби Магъúд,
И Умэйя там, конечно.
Их мученье – бесконечно…
Мекки дождь забрал Аллах,
Наставлением в мирах.
Но Пророк – не наказал.
То – не мщенье-наказанье.
Жёсткость – пряника признанье.
Может, курейшит признал?
Станет долго голодать,
Кость и шкуру поедать.
V ̅ DCC / 5 700
Все потом к нему придут:
«Попроси Аллаха вспять.
А иначе – все умрут.
Ты же – милость. Истреблять
Не к лицу тебе, мы знаем.
И молитву почитаем,
Свыше что тебе дана
И особая страна.
С Небом ты договорись –
Засуха убьёт народ…»
Курейшит всей Мекки ждёт.
Мрак, слегка угомонись.
И молитвою Пророка
Дождь неделю лил ширóко…
V ̅ DCCI / 5 701
Снова все к нему пришли:
«Утопить народ ты хочешь?
Влагой всё, хоть не в пыли.
Может, снова похлопочешь?»
Бога просит наш Пророк –
И в пустыню тот поток
Бог с небес переправляет,
Мекку так Аллах спасает.
И к неверью курейшит
Своему опять вернулся,
В Мрак по новой окунулся
И от Света вновь бежит.
Поговоркою прошёл –
Эшек бильген арба джол… *

«Меня послали уничтожить вас…»

V ̅ DCCII / 5 702
Всех мучений час настал,
Долго мучали мекканцы.
Да Пророк не унывал,
Пусть для мира – оборванцы
Те, кто рядом с ним стоит.
Суть – своё определит.
Силой наделён безмерной
В этом мире правоверной.
Да не станет бить, крушить –
Хоть его и не жалели,
В этом деле преуспели.
Хочет – научить нас жить…
Чтоб Наследник знал его
Всю дорогу до того.
V ̅ DCCIII / 5 703
Должен он терпеть для вида,
Всё смирением покрыть.
Не пробьёт его обида,
Только Свету Бога быть.
Он нас учит лишь тому,
Сердцем выжженным пойму.
Мир страданья посети,
Там смиренье обрети.
Всё решает Бог всегда,
Пусть, и нету в нас нужды,
Русло полное воды
Наберёт опять река.
План Аллаха воплощался –
Так Пророк наш настрадался.
V ̅ DCCIV / 5 704
Он в земном поклоне вновь,
Гъýкъба ставит ногу в шею.
Вот такая нелюбовь
Всё неверному в затею.
Абу Бакр оттолкнёт,
Вождь он тоже. И не гнёт
Тех вождей его обида,
И кипит сильней карбида.
Пусть глупцами их назвал,
Идолов предал забвенью,
Призывал своих к терпенью –
Сторицею Бог воздал.
Раз так хаяли его,
Выше был Пророк того.
V ̅ DCCV / 5 705
Бог Пророка разозлил,
Нет в Пророке чувств иных,
Только то – что Боже влил,
Не в пример для остальных.
Совершал Тауáф-обход –
Слово горькое идёт.
Богом там Пророк клянётся,
Что – ответить им придётся:
Послан он – их уничтожить.
Дождалась арабов весть,
Пусть увидят в деле честь
Рока, чтоб их потревожить.
Испугались, как один. Богом,
Знают, – он любим.
V ̅ DCCVI / 5 706
Ведь не лгал он никогда,
Ранг пред Богом там особый.
Знает Мекки то вода,
Знают «знатные» особы.
Но он с детства – добрый был,
Зла он в жизни не чинил.
День второй. Убить хотят
И толпою налетят.
И хватают за грудки,
Абу Бакр заступился –
На него их гнев пролился,
Там ведь правила свои.
Волосы все оборвут,
Нам Асмá расскажет тут.
V ̅ DCCVII / 5 707
И Пророку оборвали
Большинство его волос.
Так за нас они страдали…
Сúры голос то донёс.
Абу Бакру заступиться
В этот день нельзя, столица.
Сам Пророк ответит им,
Речи те мы повторим –
Уничтожить их пришёл.
Очень быстро расступились,
Разбежались и забылись.
Он – Посланник. Не посол.
Мекка быстро забывала,
Всё неверием пылала.
V ̅ DCCVIII / 5 708
Рассказала нам Фатима,
Мимо Кáгъбы шла она,
Что Пророком так любима,
Сердца нашего весна.
Как один – мечом ударить,
План такой арабов. Жарить
Ад готов таких давно
Только в чёрное кино.
Плачет дочь. Сказал – не плачь.
Омовенье быстро взял
И к Каабе поспешал,
Мира что храбрец-силач.
И на них он посмотрел –
Каждый в землю лишь глядел.
V ̅ DCCIX / 5 709
Бросит горсть земли он в них.
И кого земля коснётся,
Жёстким будет этот стих –
Адом в Бáдре обернётся.
В день той Битвы всяк убит –
Коль песчинкой долетит.
И песчинка долетела,
Счёт вела свой очень смело.
Бились так годами в день,
Всё мучением страдая…
Тех Великих вспоминая,
Обозначим только тень
Света вечного в сердцах,
Что подарком дал Аллах…

Первый открытый призыв после Пророка – Абу Бакр

V ̅ DCCX / 5 710
Тридцать Восемь наших стало,
В Дар Аркъáма что придёт.
Прятаться им не пристало?
Не даёт Пророк им ход.
Мало нас – он так сказал.
Абу Бакр настоял.
Раз и два, и много раз.
Всё же в деле Бога ас.
В Кáгъбе к Богу он призвал,
На земле Его Пророку,
Видно, так угодно року –
Битвы час опять настал.
Били долго всех нещадно,
Чтоб другим де неповадно.
V ̅ DCCXI / 5 711
Абу Бакр – на земле.
Бьют его толпой мекканцы,
Объяснением тебе,
Что совсем не оборванцы.
Курейшитов знать опять.
Бану Тéйм придёт спасать
Абу Бакра, их вождя,
Отобьют его. Хотя
Гъýтба бил его ногами
По лицу, не видно носа.
И дождётся он разноса,
Да послушаем мы с Вами –
Гъýтбу смерть от них уж ждёт,
Абу Бакр коль умрёт.
V ̅ DCCXII / 5 712
Что умрёт – не сомневались.
Да восстал он из руин.
И гяуры здесь заждались –
Вот он, Веры Исполин.
Что с Пророком? – Так спросил.
Окруженье разозлил.
Вся родня его в неверьи,
Дочь Асмá лишь в том поверьи.
К Умм Джамúль, что дочь Хаттáба,
Мать пошлёт – та отвергает,
Их обоих де «не знает».
Тяжела так месть араба.
Женщине легко сказать,
Мать попросит подождать.
V ̅ DCCXIII / 5 713
И зовёт Фатиму в гости.
Та пойдёт, всё веры зов,
И не счастья в Небе кости,
К выбору лишь будь готов.
Абу Бакр увидал –
Снова то же вопрошал.
Рядом с матерью не хочет
Говорить. И так хлопочет
О Пророка тайне вновь.
Абу Бакр обещает –
Мать его про верность знает,
Не предаст. И вот любовь.
Сáлимун* она сказала,
Дом Аркъáма там назвала.
V ̅ DCCXIV / 5 714
Поведут его туда,
Ночью втайне. Глас любви.
У неё – своя вода
И дела, поверь, свои…
Обещал – не есть, не пить.
Так Пророка посетить
Разрешат полуживому,
В помощь мать опять из дому.
Там обнимет он Пророка –
И расплачется Пророк,
Что Посланник сделать мог,
Коль любимец стал у рока
Абу Бакр, что Сиддúкъ,
В тайны Бога он проник.
V ̅ DCCXV / 5 715
Что – Любовью открывались
К Богу и Его Любимцу.
Все претензии остались
Лишь у лжи да проходимцу.
Горечью, пусть, начинала
Та дорога – то начало
Обязательное здесь,
В этом – суть и смысл весь.
И за мать он попросил –
Сделает Пророк Дуá.
И Исламом здесь права
Станет мать, и час пробил.
Рай ей сын отвоевал,
И об этом мир узнал.

Первое чтение Корана неверным после Пророка – Абдуллах ибн Масгъýд

V ̅ DCCXVI / 5 716
Сын Масгъýда – ростом мал,
Меньше метра, нам сказали.
В сердце Бог имáна дал
Столько – что не сосчитали.
Нет родни, чтоб защитить.
Есть Аллах. Отговорить
Миром целым не смогли,
Сей рассказ нам сберегли.
Вышел. Прочитал Рахман*
На Макъáме Ибрахúма,
Был восход тогда вестимо,
Весь народ был собран там.
Слышат, да не понимают,
Что так громко им читают.
V ̅ DCCXVII / 5 717
Посмышлёнее кто был,
Понемногу понимает,
Что Главу араб открыл
И Коран для всех читает.
Били долго и нещадно,
Что герою здесь отрадно.
Радость от мученья, знай, –
Только Веры светлый край.
Нет там тяжести страданья,
В Боге сердце затвердело
И не чувствует то тело,
Нам с тобой для пониманья.
Хочет завтра вновь читать,
Храбрость верности под стать.
V ̅ DCCXVIII / 5 718
Да его отговорили,
Сделал дело, молодец.
Нас с тобою научили,
И потух опять подлец.
Что Исламом прикрывался
И к мирскому только мчался.
Нет, не хочет он страдать,
Будет книги «изучать».
Повкуснее и послаще
Хочет, только в мире жить,
Лицемерами прибить
Может в Ад всегда пропащий.
Сито сеет, отсевает.
В Свет такой не попадает.
V ̅ DCCXIX / 5 719
Сын Масгъýда нам сказал –
Самый слабый курейшит
В этот день. Бог показал.
Верой в деле знаменит.
Есть куда и как стремиться,
Чтобы верою забыться –
Что Любовь и Свет сердец,
Понял это, наконец.
Если понял – то за дело.
Зикр. Рáбита опять.
Хúкма, мудрость изучать.
Знанье Книги, скажем смело.
А без этих составных –
Не найти перекладных.
V ̅ DCCXX / 5 720
Им – за жменю обещал
Больше, чем – всем нам за гору
Золота. Пророк сказал.
Будет верность уговору.
Жмень пшеницы – злато гор?
Да. Такой был уговор.
Жизнь свою не пожалели,
Мир подлунный весь презрели.
Строили фундамент нам,
И теперь Ислам стоит,
Темень мрака бередит,
В радость нам, назло врагам.
Сын Масгъýда тяжелей
В День Суда горы твоей.

Ухищрения курейшитов

V ̅ DCCXXI / 5 721
Каждый род – своё мученье.
Мусульманину тоска.
Курейшита ухищренье
Оценила и каскá.
Будут голодом морить,
Не дадут воды попить.
Будут бить и издеваться,
Изолировать пытаться –
Чтоб поток остановить.
Но – от Бога им прибавка,
Всё – где Истины поправка,
Хочет Бог, тому и быть.
Ведь Хамзáт с Умáром в деле,
Ухищренья на пределе.

Торги курейшитов с Пророком: деньги, власть и царствование

V ̅ DCCXXII / 5 722
Курейшитов знать придёт,
Абу Тáлиба просила –
Пусть Пророка приведёт.
Где же их былая сила?..
С ним хотят поговорить,
Дело это обсудить.
Что-то там не видно спеси,
Чинно-просто, будто в весе.
Выйдет к ним Пророк Аллаха,
И начнётся разговор,
Разукрасится узор,
И внимай всем сердцем, птаха.
Чтобы многое понять,
Необъятное объять…
V ̅ DCCXXIII / 5 723
Что ж ему они сказали?
– Ты – один араб такой,
Равных нет тебе, едва ли,
Смуты ты гонец лихой.
Порицаешь всех отцов
И к язычеству суров.
И глупцами всех назвал
Твой Коран, что нам читал.
Идолов не признаёшь.
Всё плохое сделал ты –
Воплощением мечты.
Будет наш совет хорош:
Коль богатства ты желал –
Этим в «яблочко» попал.
V ̅ DCCXXIV / 5 724
Денег соберём мы столько –
Будешь главный богатей.
Согласись ты с этим только,
Предлагаем без затей.
Если хочешь почитанья –
Хватит нам об этом знанья,
Будешь ты Амúр средь нас,
Стал достаточен приказ
Твой другим для исполненья.
С твоего согласья жить
Будет Мекка и служить,
Всё тебе для исполненья.
Если хочешь стать царём –
Вновь «добро» тебе даём.
V ̅ DCCXXV / 5 725
Если ж джинном поражён,
И такое он внушает, –
Этим делом не смущён
Разум наш и предлагает:
Денег много соберём
И лечение найдём.
Всё, что можно сделать в силах,
Пусть покоятся в могилах
Предки наши, – сможем всё.
Иль излечишься тогда,
Или правда с нами та,
Всё усилие своё
В деле этом приложили.
Речь на этом завершили.
V ̅ DCCXXVI / 5 726
Что ж ответил им Пророк?..
– Ничего такого – нет.
Джинн там овладеть не смог,
Блеска нет земных монет,
Тяги к власти или царству,
Не потворствую лукавству.
Бог Расýлом к вам послал
И Кораном разъяснял.
Быть Башúром и Назúром
Всем – Аллах велел такое.
И Рисáля то не скрою.
Ни к чему мне быть Амúром.
Верой вашей обретёте
Мира оба, что в заботе.
V ̅ DCCXXVII / 5 727
Если против – всё стерплю,
Бог рассудит между нами.
Речь закончена. К рулю
Станет Правда, знаем с Вами.
Очень просто всё на вид
И не нужен в деле гид.
Но вопрос мы задавали,
Дверь простую открывали.
Почему ответил так?
Всё намéреньем решалось
В мире этом, обрезалась
Нить неверия. Никак?
Потому и Стан идёт,
И вопросы задаёт.

Вопросы сторонникам и противникам Пророка

V ̅ DCCXXVIII / 5 728
Денег много – отказался.
Стать Рокфеллером не хочет.
Царский трон? Не показался,
Что о троне том хлопочет.
На больного – не похож,
Очень в деле он хорош.
И бесплатно раздаёт,
К счастью вечному зовёт.
Сделал позже он царями
В мире этом под луной
Тех Асхáбов, Боже мой,
И об этом знаем с Вами.
Что ж противник отрицал?
Всё же прямо он сказал.

Четыре уровня воплощения Сúры от Кафтару

V ̅ DCCXXIX / 5 729
Первое – начни с себя.
Здесь Хирá нам помогает.
Не достигнешь, нафс любя,
Нафс в Хирá навек сгорает.
Так Пророк нам указал.
Первым то я здесь назвал.
Далее – семья, родные.
Номер Два. Перекладные –
Первые что Года Три.
Дело в Мекке начиналось.
Общество за тем – заждалось,
Третий Уровень. Лови.
Дальше – мир, что Гъáлям весь,
Остановимся мы здесь.
V ̅ DCCXXX / 5 730
В общем, – личность там, семья,
Общество и целый мир.
План такой пришёл, друзья, –
Где всегда Пророк кумир.
Все четыре воплотил,
Каждого в том научил.
Каждый уровень прошёл,
Сад Познания расцвёл.
Все нюансы учтены,
Всё нам Боже показал
И Пророка присылал,
Лишь бы мира все сыны,
Кто стремились – обрели,
Счастье вечное нашли.
V ̅ DCCXXXI / 5 731
Первый уровень проходит
В Абсолюте – меньшинство.
В миллион – один? Подходит?
Или в сто? Где большинство?
Без Хирá – не будет дела,
Утверждаю это смело.
Эгу Бог чтоб помогал –
В жизни кто-нибудь слыхал?
Злейшему врагу Его,
«Богом» что всегда считало
Лишь себя. Подняв забрало –
Не до сказок. И того,
Кто такое отрицает –
Сод, не слушая, шагает.
V ̅ DCCXXXII / 5 732
Про семью что говорить
И про общество такое,
Коли нафсу в сердце жить,
Сил прибавив нафсу второе?
Недостатков всех лишился,
Благонравьем укрепился? –
Знать, пришёл семьи той час,
Народился в мир алмаз.
Чтобы общество будили,
Что зачахло в мире тленном,
Лицемерно-незабвенном,
Мир, как розу, чтоб хранили.
Все четыре охватил
Шейх Кафтáру и почил.
V ̅ DCCXXXIII / 5 733
Что касается порядка –
Есть Махдú Имам, Гъисá.
Будет Бога разнарядка,
И извергнут Небеса –
Иисус сюда вернётся,
Знамя правды в мире вьётся.
И с Махдú он воплотит
План – и будет знаменит.
Вот тогда что скажут люди –
Тот, кто так Кораном «бьётся»;
Кто на Библии клянётся, –
Скажут что об этом чуде?
До тех пор – нет газавáта.
Чётко знайте то, ребята.
V ̅ DCCXXXIV / 5 734
Есть – один людей убой.
Сúра это подтверждает,
В этом мире под луной
Всем легко напоминает.
В Мекке – лишь терпел Пророк,
Так велел Всевышний Бог.
Разрешение пришло,
До Медины коль дошло.
Разрешением сейчас –
Прочь сомненья, правоверный –
Лишь Гъисá, Махдú в час верный.
Пусть, Япония-Кавказ.
И иного не найдёшь,
Коли Счастием хорош.

Курейшиты: продолжение торгов. Ниспослание Суры аль-Кафирун (Неверные)

V ̅ DCCXXXV / 5 735
Снова ищет курейшит,
Чтоб лазейкой проскользнуть,
Этим он и знаменит,
Ищет примиренья путь.
Год помолятся Аллаху
Одному, надев папаху.
А потом там целый год
К идолам идёт народ
Во главе с самим Пророком.
Что Пророк ответит им?
Ожиданием за сим –
Всё не эгом и пороком.
Ждёт Аллаха он приказ.
Риуаят другой, как раз.
V ̅ DCCXXXVI / 5 736
Риуаят другой гласит:
День – за десять, польза наша.
Год – за месяц. Так летит
Там стрела, пускай, не Ваша.
Год – Аллаху там молись,
Месяц – к идолам стремись.
А потом уж разберёмся,
Дескать, все свои, сочтёмся.
Что там лучше чтоб узнать,
Может, сделает уступку?
Есть ли путь такой рассудку?
Не рассудком ведь шагать:
Подчиненьем Богу в мире
Станет точка там в пунктире.
V ̅ DCCXXXVII / 5 737
Ждёт Пророк с Небес ответ.
Сýру Бог ниспосылает.
Чётко сказано там – нет.
Сýру Кáфирýн читает.
Каждому – своё. Опять
Не позволит Бог мешать
Свет и Мрак в одно звено –
Очень разное оно.
Не сложилось дипломатом,
Компромиссом не срослось,
Вдаль и прочь то унеслось.
Лишь глупцам то «компроматом».
Всё легко тот различал,
Что лишь Истиной дышал…

Вопросы и претензии язычников к Пророку и Корану. Божественный Словарь Терминов

V ̅ DCCXXXVIII / 5 738
Ибну Хáль Хадúджи он,
Ибн Умм Мактýм известен,
Абдуллахом наречён,
И вопрос один уместен.
«Халь» – ответом «дядя» тут,
Что по матери, так чтут.
«Гъам» – то дядя по отцу,
Всё идёт к тому крыльцу.
«Хáля» – тётя, «Гъáмма» – тётя,
Всё по матери опять,
И отца придётся звать,
Оба предка при работе.
Чтобы дальше легче было –
Терминами речь пестрила.
V ̅ DCCXXXIX / 5 739
В Мекке он принял Ислам,
И к тому же был слепой.
Случай тот не зря мирам
Преподнёс Аллах. Порой,
Даже – мучая Пророка,
Провиденье. Божье Око.
Чтобы так меня учить –
Горечь ту Пророку пить.
Только Воля, что Аллаха,
Движет им – таки дела.
Только это приняла
Суть моя, Моя Рубаха.
И иного – не признал,
Топором уж люд прозвал.
V ̅ DCCXL / 5 740
Знать там Мекки заседала.
Их Пророк увещевал.
Скажешь, может, – будто мало
Им Аллах и так сказал.
Но. За сильным вслед идёт
Слабый. Знает весь народ.
Если сильный будет здесь –
С ним народ тот будет весь.
Мягок потому Пророк,
Пользой дела продвигает
И мекканцев не смущает.
Мягкость – фадль. Не порок.
Да у Бога Свой Словарь.
Он – вселенной Государь.
V ̅ DCCXLI / 5 741
И прислал туда слепого.
Про Аллаха он спросил.
Ну, казалось, – что такого?
План Аллах Свой воплотил…
Отвернулся там Пророк,
Против Воли что он мог?..
И нахмурился к тому же,
Чтобы нафсу было ýже
Моему в груди опять.
Чтобы лучше понял он
Тот Божественный Закон,
Что – единственный. Понять
Может то в миру монада,
Коли Истиною рада.
V ̅ DCCXLII / 5 742
К курейшитам повернулся,
Отвернувшись от Асхáба.
Сýрой мир тот захлебнулся,
Про слепого в ней араба.
Что – очиститься хотел.
Здесь я Тарикъáт узрел.
Тáзкия приятен звук, –
Тетива, Стрела и Лук…
И сказал Бог – «господа»
Мира этого лихие,
Лишь в миру они «такие».
Для Него же – никогда.
Честь – стремлением к Аллаху
Воздавалась в мире праху…
V ̅ DCCXLIII / 5 743
Курейшит – воротит носом,
Одолжением живёт.
И поднос там за подносом
Милости – да всё «не тот».
А слепой тот – сам пришёл,
Бога в сердце он нашёл.
Хочет он – к Нему. Ну, что же, –
Дело то святому гоже.
Не Пророка Бог ругал:
Сделал выговор Он мне –
В «сильных» не живи «стране»,
Бога ищущих застал?
Чтоб – с факъúрами сидел.
Так Аллах, Пророк велел…

Почему неверные всё время требуют чудес от Пророков?

V ̅ DCCXLIV / 5 744
Интереснейший вопрос.
Хоть над ним не думал я.
Размышлений сад зарос,
Да пробилась полынья.
И посыл у них один –
Слабость ищут. Подтвердим.
И Пророка там любого
Можно взять – полно такого.
Вдруг – не сможет и споткнётся?
Всё надеждою живёт
Хитрый чёрт, язычник тот.
В глубине души смеётся?
Смех хорошим там бывает,
Где геенна не пылает.

Вопросы

V ̅ DCCXLV / 5 745
И Девятый там Урок
Шейх Кафтáру посвящает.
Бился курейшит, как мог, –
И Аяты посылает
Бог в Коране как ответы.
Языком силён кто где-то –
Те Аяты наизусть
Может выучить. И пусть.
Мы же – смысл приведём
Ухищрений бесконечных
Тех сердец в миру беспечных,
Знанья с мудростью найдём.
Áхлом кто такому был,
Я про то совсем забыл.
V ̅ DCCXLVI / 5 746
Не хотят Коран такой.
Не устраивает их.
Принести Коран другой
Просят-требуют. – Вот, жмых…
Будто он Коран писал,
А не Бог его прислал.
И Аллах ответит так,
Понял не был кто дурак.
Или очень хитрым был.
И про то уж говорили
Мы не раз, пока остыли.
Да и сам я то забыл.
В общем, битва продолжалась,
Перепалка углублялась.
V ̅ DCCXLVII / 5 747
И нагляднейший пример –
«Ибну Гъáмма», как сказали.
«Лучший» Мекки пионер,
Что Пророка не признали,
Абдуллах что был, Макъзýми,
Пояснением стал к думе.
Всё напомнил он Пророку,
Чтобы легче стало року
Объяснить нам склад ума,
Где неверье обитало,
Дело мраком зарастало,
И фортуна уж сама
Не поможет им, увы,
Что такие – селяви.
V ̅ DCCXLVIII / 5 748
Горы не просил снести,
Реки вывести большие,
Чтоб садам везде цвести –
Вот мекканцы «удалые».
И «условием» для веры
Там избрали «пионеры»,
Не поверишь, слушай сам.
Речь их просто передам:
С неба лестница спустилась,
И Пророк по ней поднялся,
С ангелами возвращался,
Дело этим подтвердилось.
Ангелы все подтвердят,
Курейшиты как хотят.
V ̅ DCCXLIX / 5 749
Не поверит всё равно.
Так мекканец сам сказал.
Чёрным в чёрное кино.
Не пустует этот зал.
В дни – тогда, и в дни – сейчас.
Пусть, Япония-Кавказ.
Видно, «центр» мира он,
Так, знать, эгом был силён.
Что такому объяснять?
Всё равно всё отрицает,
Бог геенну раскаляет,
Чтоб навек туда вогнать
«Мастеров» такого дела,
Говорят теперь пусть смело.
V ̅ DCCL / 5 750
Никогда ведь им не врал,
И Амúном Мекка звала.
Что араб в сомненья впал?
Доказательств, дескать, мало?
Одного – уму хватает,
Если эго «пролетает».
Доказательства уму
Бог приводит посему.
Ведь не знал он Моисея,
Не был на Синай-горе,
Мариям не знал в игре
[Чтил их всех я, сердцем млея…]
И читать, писать не мог –
Должен быть уммú Пророк…
V ̅ DCCLI / 5 751
Только Бог мог известить,
Что Коран ниспосылает.
Хватит то уму вместить,
Да вот завистью пылает.
Абу Джахль прояснил,
Тайну эту приоткрыл:
Рода два соревновались
И за первенство тягались.
Победить там каждый мог.
Абу Джахля род старался
И почти уже добрался,
Да услышал – здесь Пророк,
Что у нас. С ним – Откровенье.
Зависти всегда презренье.

Гъукъба и Убэй

V ̅ DCCLII / 5 752
Мекка вся там измывалась,
Издевалась как могла,
В памяти людей осталась
Вся неверия толпа.
Помянули здесь не всех,
Нету в деле там потех.
Да особо отличились,
В Сод так просто уместились
Горстка, пара-тройка лиц.
Что – опорами неверья.
И, пускай, навеки зверь я,
Не играю в этот блиц.
Мне оно зачем? Скажи,
Коль потонут все во лжи?
V ̅ DCCLIII / 5 753
Гъукъба сделал угощенье,
Мекку в гости всю зовёт,
Курейшитов знать – затменье.
И Пророк туда придёт,
Что знатнéе родом всех,
Курейшитам то не смех.
Есть он в доме отказался.
Лишь араб так унижался –
Есть коль в доме не хотят
У него – позор навеки.
Может, так и персы, греки
И Китай таким же свят.
В общем, Гъýкъба погорел,
Что же там Пророк хотел?
V ̅ DCCLIV / 5 754
Если скажет шахадáт –
Он поест. И тот сказал.
Выполнил Пророк обряд,
Пусть тот сердцем не принял.
И в гостях Пророк поел,
Кто там мудрость всю узрел?
Слух пошёл – нашёл Убэйя,
Что, от ужаса немея,
Ставит там условий много,
Чтобы дружба возродилась
С Гъýкъбой тем и утвердилась.
И к Пророку вновь дорога:
Должен плюнуть там в лицо –
Вот неверия кольцо.
V ̅ DCCLV / 5 755
Да плевок – не долетел,
Гъýкъбе на лицо вернулся,
Тот участок обгорел,
Словно уголёк коснулся.
И до смерти был ожог,
Да понять такой не смог,
Хоть Аят Аллах прислал,
Тех двоих что описал.
Пожалеет первый там –
Со вторым зачем водился?
Поздно только. Утвердился
Он в Аду ко всем чертям.
Всё своё всегда найдут,
Стержень вектором пробьют.

Другие несчастные

V ̅ DCCLVI / 5 756
Был такой, что вслед ходил,
Издеваясь над Пророком.
Носом, ртом он всё кривил,
Изрыгая там потоком.
Видел со спины Пророк.
Так его устроил Бог.
В день один он развернулся –
Будь таким. И план воткнулся.
Стал таким тот навсегда,
Рот и нос течёт покуда,
Здесь уже не в форме чуда –
Наказания вода.
Мекку взяли – он принял
Тот Ислам. Народ смущал.
V ̅ DCCLVII / 5 757
С лицемерами сидит,
Им докладом всё доложит.
Хоть в Исламе, говорит, –
Может, лицемер он всё же?
В щель двери во двор смотрел,
С жёнами Пророк сидел.
Да уж Бог там разберёт,
По заслугам воздаёт.
Áсъуад, «úбну хáли» был,
Над Пророком ухмылялся
И родством не укреплялся,
Поминанием прослыл.
Византийцев, персов трон –
Мусульманам будет он.
V ̅ DCCLVIII / 5 758
Да в такое – кто поверит?
Ухмыляется араб.
Позже стрелки в деле сверит,
Был той стройке свой прораб.
Бой идёт со всех сторон,
Этим в деле укреплён.
Выковать клинок хотят,
Что страданием взрастят.
И – булат-дамаск отменный.
Чтоб итоги получить –
Той дорогою ходить.
Там – где ток непеременный.
Сúра лишь всему научит,
И Пророк для нас озвучит…

Хитрость Уалида в сезон хаджа. «Садакъаль Уалид»

V ̅ DCCLIX / 5 759
Пусть, я жалкий рифмоплёт,
Да с Хафúзом – не тягаюсь…
Ямб, пускай, сюда придёт –
Я в Хафúзе растворяюсь.
А теперь – хорей опять,
Дальше Сóдом нам взлетать.
Как же был Хафúз Велик…
Светом Бога солнцелик,
Что Алú, как Шах-Набáт
Мастеру-фарси отдал,
Чтоб Диуáн его читал
В мире Богу кто был рад.
Нет там буквы ни одной –
О Любви к Аллаху пой…
V ̅ DCCLX / 5 760
Заряжает так Хафúз,
В тахадджýд прошла усталость,
От Аллаха нам фаúз,
Недостойны хоть и малость.
За Великого спиной –
Жить легко, пусть, я герой.
Всё к Пророку приведёт,
Там Великий всё найдёт.
Сúру пишем потому,
Недостойны хоть писать,
Да приказы выполнять
В сладость мне, пора ко сну.
Да от сна уж пробудили,
И Фаúза силы – в силе…
V ̅ DCCLXI / 5 761
С сердцем кто, умён, хорош –
Ничего другого нет –
К Богу здесь Любовь найдёшь,
Знает каждый и аскет.
Стиль Хафúза так смущает,
Кто буквально понимает –
Незачем Коран читать.
Рúнды, пьянки – не понять?
А буквальным пониманьем –
Бог «на троне очутился»,
Мрак неверия раскрылся
Буквалистам назиданьем.
И про ласточек прилёт
Сам Хафúз ответ даёт…*
V ̅ DCCLXII / 5 762
Видно, всё хотят «магáсы»
Славу ту – себе «отжать».
Сúмурга забыли «асы»?
Есть Газель, чтоб почитать.
Всё такие времена,
Зависть в мире –всё одна.
Пусть Уалúд, пускай, другой,
Хитрый что – ещё с гнильцой.
Что ж задумал в это раз?..
Свет Аллаха чтоб тушить,
Знает хоть – тому не быть.
Шейх Кафтáру свой рассказ
Будет Сúрой-пониманья
Продолжать. Ему вниманье…
V ̅ DCCLXIII / 5 763
Дин, что шёл от Ибрахúма,
Хоть арабы извратили,
Что язычеством, вестимо,
Кое-что, всё ж, – сохранили.
Хадж-паломничество – здесь,
Что Каáбой движет весть.
Идолами хоть полна
Та Кааба, не вольна.
Ибрахúм же – строил Богу,
Лишь Ему, Творцу вселенной,
Той религии отменной
Присылает на подмогу
В мир Посланника Ахмáда,
Это помнить чётко надо.
V ̅ DCCLXIV / 5 764
В Год Четвёртый – весть пошла,
Стал призыв уже открытым,
Курейшитов ложь смела
Весть такая. И сердитым
Станет курейшит навеки.
Дело их. Им в деле – реки.
Но смириться он не хочет,
Новой хитростью хлопочет.
Во главе у них Уалúд –
Самый «жирный» богатей,
Знатностью что их знатней,
Потому и звать Уахúд.
Гъýръуа в Тáифе ему
Станет парой посему.
V ̅ DCCLXV / 5 765
Месяц хáдджа приближался,
Хочет выработать план,
Чтоб обман не раскрывался,
Курейшитский что обман.
Если скажут все одно –
Чёрно-белое кино.
Будет то кино таким,
Ниже Станом осветим.
Хочет от вождей узнать –
Будет Версий там Четыре,
Но не линией в пунктире,
Курейшитская вся знать
Думу думала в те дни.
Их – четыре. Вот они.
V ̅ DCCLXVI / 5 766
Кáхин скажут. Прорицатель,
Будущее знает что,
Знаньем скрытым знаменатель,
Что хотя не волшебство –
Там Пророк или святой.
И неверный там «герой»,
Тренировкой что добился
Нафса, этим утвердился.
Да Уалúд то отвергает –
Кáхинов он повидал,
Кáхина в нём не признал.
План второй там наступает.
Что придумать там смогли,
Къéйса вспомнив и Лейлú?
V ̅ DCCLXVII / 5 767
Скажут – чокнутый. Маджнýн.
Сумасшедших повидали,
Нет там этих горьких дум,
Стороной второй медали.
Люд вокруг ведь не дурак –
Знает в мире что и как.
Что-нибудь правдоподобней,
Да и мраку поудобней
Надо там изобрести.
И они изобретают,
Третий раунд предлагают.
И к нему теперь грести.
Что же такое «на засыпку»
Там придумали убытку?
V ̅ DCCLXVIII / 5 768
Шáгъир он, то бишь – поэт.
Дескать, просто сочинил.
Ничего такого нет,
Этим их «не удивил».
До него ведь сочиняли –
И арабы дело знали,
Красноречием сильна
Вся Арабова Страна.
Слог его – не слог стиха.
Весь арабов стих он знает,
Строй стихов перечисляет
Им Уалúд, здесь нет греха.
И откуда только знал
То Уалúд? Стихи читал?
V ̅ DCCLXIX / 5 769
Рúззаху уа хáдджаху,
А ещё – къарúд, мабсýт,
Всё къасыдами в стиху,
В деле том ещё макъбýд.
Тот Уалúд – поэтов знает.
Кто ж тогда Коран читает?
Сáхир. Версия Четыре.
Что – колдун. Не майной вире…
Не колдун он – знают все.
Что же делать, как же быть?
Как ту ложь для всех слепить?
Что не миля на росе.
Колдунов они видали,
Что узлами порчу звали.
V ̅ DCCLXX / 5 770
Сáхир выбрал, наконец,
Что людей он разлучает –
Разойдутся сын, отец.
Этим дело завершает.
«Сáдакъаль Уалúд» – оттуда.
Что уже не в форме чуда.
Дескать, был Уалúд там «прав»,
Что Пророк, «околдовав»,
Все вопросы здесь решал.
Глупым – глупые решенья,
Но не в форме утешенья,
Глупость их где правит бал.
Что несчастным здесь сказать?
Дальше сказ нам продолжать..
V ̅ DCCLXXI / 5 771
На дорогах всех засели
Пилигримов «оградить»,
В этом деле преуспели –
Хочет Боже, делу быть.
В наши дни зови «пиар»,
Возвращается удар.
Всем они всё рассказали –
Нам услугу оказали.
Весь арабов мир – узнал.
Хитрость эта возвращалась,
Истина не поддавалась.
Не о том гяур мечтал…
С Богом в хитрость не играй –
Будь хоть чёрт, хоть шалопай…
V ̅ DCCLXXII / 5 772
И Ансáры так пришли,
Хúджра этим начиналась.
Хитростью тогда пошли,
К курейшитам возвращалась.
Весь арабов мир – при деле,
Обсуждение недели,
Года, месяца иль дня?
Что ж, спросили Вы меня.
Обсужденья Бог отправил,
Чтобы пробудить весь мир,
Что прогнил уже до дыр,
И дела Он нам поправил.
И Двадцатка из Наджрáна –
Той волной, хоть вспомнил рано…
V ̅ DCCLXXIII / 5 773
Про Уалúда ниспослал
Бог Аяты, объясняет.
Там его Уахúдом звал,
Что геенна поджидает.
И убитым быть ему –
Бог решил так потому.
И в Сакъáре чтоб гореть –
Всем бесчестьем преуспеть
Должен был Уалúд в миру.
За Шестнадцать тех Аятов –
Не получится ухватов,
Не продолжит уж игру.
Из Муддáссир те Аяты,
Что не кум да дела сваты…

Абу Лахаб и сунна святых после Пророка

V ̅ DCCLXXIV / 5 774
Абу Лáхаб вслед ходил
За Пророком и кричал,
Курейшит чтоб обходил,
Истины чтоб избегал.
Сýнной этою живёт
В наши дни святой, что тот.
Вижу часто, постоянно –
Может, ждал, пускай, нежданно.
И с Кафтáру так бывало,
И с Саúдом-афандú, –
Всё к таким народ «нейди»,
Новым в деле пребывало
Абу Лáхабом опять,
Чтоб таббáт ядá * сказать…

5+1: ангел Джабраúл убьёт пятерых и ослепит одного из истязателей

V ̅ DCCLXXV / 5 775
Мажут кровь и грязь на двери,
Мекка подлостью раскрылась.
Я был зверь. Они – не звери,
Мрака радость воплотилась.
Подлостью во мрак вошли –
Завистью там Ад нашли.
Что такого мне жалеть,
Что избрал геенны плеть?
Ну, зачем оно мне надо?
Мне оно зачем? Скажи.
Люди жить хотят во лжи,
Им не надо шоколада.
У всего есть свой предел –
Ангел Джабраúл летел.
V ̅ DCCLXXVI / 5 776
Абу Лáхаб и Уалúд,
Гъас ещё и Áсъуад с ними,
Хáрис úбну Къéйсим – гид,
Начинали пятерыми.
Áсъуад, Муталúба сын,
Что шестой там – стал слепым.
Первый Áсъуад, сын Яýса, –
Смерть там грузом, вместо груза.
И в Хамзúю все попали,
Что Имам Бусрú писал,
Шейх Кафтáру зачитал,
Так потомки дело знали.
И подробнее рассказ
Ниже ждёт, продолжим сказ.
V ̅ DCCLXXVII / 5 777
Делал наш Пророк Тауáф,
Что обход вокруг Каабы,
Позже будет и Рафрáф,
Знают гъáджамы, арабы.
А пока же час настал –
Бог фигуры убирал.
Что давно определились
И врагами утвердились
В веки вечные для Света.
Мрак на них лишь полагался,
Пораженьем разрастался, –
Знайте, мрака люди, это…
Начинается игра,
Где плохим уж в Ад пора.
V ̅ DCCLXXVIII / 5 778
И зашёл туда Уалúд,
Джабраúл спросил Пророка –
Что за раб пред ним стоит?
Был исчадием порока.
Раб плохой – Пророк сказал.
Голень ангел указал
На Уалúде. И стрела
Прямо в вену там вошла.
А стрела была Уалúда.
Через день-другой он шёл,
Раной той – и смерть нашёл.
Не найти земного вида.
И неверным мир оставит –
Бог легко дела те правит.
V ̅ DCCLXXIX / 5 779
У второго же раба –
На подошву показал.
Смертью будет там кабá,
Гъас несчастным этим стал.
Времени пройдёт немного –
Приоткроется дорога.
Шип в подошву там войдёт,
Смертью той и обретёт.
И распухла там нога
До невиданных размеров,
Наказаньем изуверов –
Не поможет уж деньга.
Третий там уж на подходе,
Что знаком в честном народе.
V ̅ DCCLXXX / 5 780
Хáрис – носом стала цель,
Гной пошёл и умирает.
Чистит мир в те дни метель
И метлою выметает.
Дальше – больше. И четвёртый.
Набирая обороты,
Очередь уже дошла,
Новым делом обрела.
Áсъуад в деле том попался,
В голову удар летит,
Не поверит мир – убит,
Не сбежал, как не старался
Ибну что Гъадú Яýс,
Не хотел мотать на ус.
V ̅ DCCLXXXI / 5 781
Он под деревом сидел,
Веткой древо бить начнёт,
Коли Сам Аллах велел,
И – шипами там убьёт.
Что ж, – в неверьи умирает.
Час слепого наступает.
Тоже Áсъуад, но другой,
Поразмысли головой,
Муталúба будет сын.
И укажет на глаза –
Что ж, не молния-гроза.
Так ослепнет он один.
Было сердце там слепое,
И ослепнет тут второе.
V ̅ DCCLXXXII / 5 782
Оспой был убит тот раб,
Что проклятьем отличился,
Звали что Абу Лахáб,
Бога счёт тем завершился?
Предварительный расчёт.
В Бáдре – многое возьмёт.
Долго их увещевал –
Да быстрее наказал.
И сейчас – кто ухмыльнётся –
Мне-то что. Увидит – сам.
Ненавистью к Небесам –
Вмиг на свете том проснётся.
Сон закончился уж здесь –
Вечность. Ад. Такой он весь.

Абу Джахль, Уалид и род Бану Макъзум собираются убить Пророка

V ̅ DCCLXXXIII / 5 783
Род Банý Макъзýм решился,
Абу Джахль там, Уалúд,
Что нечестием покрылся –
Должен быть Пророк убит.
И Уалúда посылают,
Дело точно своё знают.
Он – в намáзе, не ответит.
Знают взрослые и дети.
«Героический» поступок
Так достоин тех «героев»,
Не сравнить что и помоев.
И не примут тех уступок
Все помои в мире этом,
Хоть просите белым светом.
V ̅ DCCLXXXIV / 5 784
Что-то Сúгурду сродни,
Хоть не Эддой дело было.
И другие в деле дни,
Честь людская не забыла.
А бесчестие опять
Будет мелко проседать.
Хорохориться нещадно.
Выше сказано и складно.
В общем, там убить решили,
И Уалúд уже идёт,
Ждёт их в деле поворот.
Кое-что они «забыли» –
Есть и был всегда Аллах,
Он решает всё в мирах…
V ̅ DCCLXXXV / 5 785
Слышит чтенье – да не видит,
Что угодно ожидал
Тот Уалúд. Да не предвидит
Свой трагический финал.
Возвратился он поспешно.
Потешаются потешно.
Вместе с ним идут теперь –
Не откроется им дверь.
Слышат чтенье – тела нету.
Разве может быть такое?
Что, Уалúд? Или другое?
Не «читал» журнал, газету
Курейшит, не ясен глас.
Где Япония-Кавказ?
V ̅ DCCLXXXVI / 5 786
И на звук они идут –
Сзади звук тот раздаётся.
Возвращением найдут?
Не найдут. И не срастётся.
Взад-вперёд они ходили,
Ничего не находили.
Слышат чтение его,
Больше нету ничего.
В страхе там назад вернулись,
Не получатся дела,
И не их судьба вела –
Лишь в несчастье окунулись.
И – Ясúн. Аят Девятый
Был ниспослан. Трудноватый…

«Ма» и «ман»

V ̅ DCCLXXXVII / 5 787
Он – мубúн, язык арабский –
Ясный. Так Аллах сказал.
Не китайский, тюрков, датский –
Никого не обижал.
Только все они – гъаджáм,
Говорил об этом Вам.
И Коран на нём пришёл,
И арабами обрёл
В этом мире пониманье.
Курейшитов диалект,
Мекка, Век Седьмой – комплект.
Ни к чему здесь состязанье.
Есть особенность всему,
Потому легко пойму.
V ̅ DCCLXXXVIII / 5 788
Много мудрости сплетений
Мыслью в корни языка,
И не будет разночтений,
И легка твоя рука, –
Если Истину искал,
Для того Коран читал.
Обязательно найдёшь
И в тафсúрах стал хорош.
Надо знать – что говорили
Наш Пророк, его Асхáбы,
Стройки этой что прорабы,
Ведь в сердца им мудрость влили.
Получил её Пророк,
В их сердца вложить он смог.
V ̅ DCCLXXXIX / 5 789
Нормы языка важны,
Знанье слов и сочетаний.
Нáху изучаем мы,
Отточить чтоб эти грани.
А без знания – никак.
В Ад так попадёт простак,
От себя что толковал,
Толком ничего не знал.
Было – так. И дальше будет
То же самое опять,
Лучше легче повторять,
Умному опять прибудет.
Дураком себя считает
Умный тот, что всякий знает.
V ̅ DCCXC / 5 790
Есть тафсúр – магъсýр и рáи,
Толкований вида два,
На Кавказе и Алтае,
Проявленьем естества.
Первый вид – Пророк сказал,
И Асхáб нам передал.
Вид второй – особо мненье.
Не при чём здесь то хотенье,
Что имеет обыватель,
Чтобы что-то уяснить
Иль в углы себя забить,
Не найти чтоб знаменатель
Общий с Истиной в делах,
Объясняет нам Аллах…
V ̅ DCCXCI / 5 791
Что же должен знать такой –
Чтоб к тафсúру допустили
В этом мире под луной?
Дай Аллах, чтоб не забыли
Перечень, что был у тех –
Не забава и не грех.
Вся грамматика, язык,
Морфологией не сник –
Все разделы, коих много.
Нужен делу къираáт,
И риторике я рад.
И усулуд-дúн – дорога.
С ним усулул-фúкх ещё
И Хадúсы. Горячо.
V ̅ DCCXCII / 5 792
Смысл Корана те хадúсы
Будут ясно освещать,
Ниспослания карнизы,
Где причинами печать.
Отменённые Аяты
С отменяющими – святы.
И «неясный» где Аят –
Тоже там хадúсу рад.
Коранических рассказов
Мастером он здесь опять,
Чтоб Коран нам толковать,
Не проникла чтоб зараза
В сердце мраком никому –
Пункт ещё там посему.
V ̅ DCCXCIII / 5 793
Очень интересный он,
Хоть его не ожидал –
Знаньем Мáўхиба силён.
Так к тафсúру приобщал.
Знанье то Аллах даёт
Тем – кто знанием живёт,
Что уже он получил,
Искренним к тому же был
В воплощении его.
Кругом в деле голова,
И дороженька права –
В тот тафсúр лишь так. Того
Лишь несчастный не поймёт, –
Ложью мненья в Ад дойдёт.
V ̅ DCCXCIV / 5 794
И пометочка одна
В этом деле пригодится.
Гъазалú поднял со дна
Жемчуга, нам просветиться.
Бога зúкром кто познал
И в тафáккур утопал –
Сокровенных тайн сполна
Получал. Его волна
Про Коран такое знает –
Что в тафсúрах не найдёшь,
И муфáссир пусть хорош –
Даже он не полагает
Глубины, что вдаль вела –
Светом Бога здесь дела…
V ̅ DCCXCV / 5 795
Хáлид-Шах нам рассказал
Про Аят из Покаянья,
Рáбиту что раскрывал
В море Бога подаянья.
Кýну магъа с-сáдикъúн –
Очень нужный делу скрин.
Шейх Гъубейдуллáх Ахрáр
Нам покажет Рáи в дар.
С Садикъúнами нам быть
Бог не просто так прикажет,
Этим важное укажет
Тем – что Счастьем Вечным жить.
Сýратан уа мáгъна там,
Объясненье ниже нам.
V ̅ DCCXCVI / 5 796
Шейх Гъубейдуллáх Ахрáр –
Мáгъна – Рáбитой считает.
Мраку вечный что пожар,
Свет так сердце обретает.
Мáгъна – духом пребыванье,
Что не тела состоянье.
И – достаточно пока.
Хáлид-Шах наверняка
Это знает, был какой –
Что Мухúт знал назубок,
Всё там выучить он смог.
Есть ли среди нас такой?
Девять там всего Томов,
И основа всех основ.
V ̅ DCCXCVII / 5 797
И в Рисáля Халидúя
То найдёшь в Странице Первой.
Объясняет Накъшбандúя,
Черни действуя на нервы.
Черни духа – не ума,
И не тела то страна.
Кто во мраке в мрак тонул –
Гъáўс Раббáни завернул.
Шах Накъшбáнд, Ахмáд Фарýкъ
И Махмýд Фигъáл святой –
Накъшбандúи где устой,
Сердцем в свет сквозь них, мой друг.
Разрешение имели,
Рáбитою в Свет летели…
V ̅ DCCXCVIII / 5 798
В общем, важен нам тафсúр.
И прелюдия была
К разговору для придир,
Шейх Кафтáру вёл дела.
Было «ма» и «ман» в Коране,
Подмечайте, мусульмане.
В небесах Ему молились –
«Ма» и «ман» там утвердились.
«Ма» – что духа был лишён.
«Ман» – живой, и дух там есть.
Этим будет в деле честь,
Этим одухотворён.
Два Аята – «ма» и «ман»
Объясненьем станут нам.
V ̅ DCCXCIX / 5 799
Обещал Аллах в Коране,
Что гореть таким в Аду.
Объясняли хоть заране
Для нечестия в бреду –
Идолы для поклоненья
Было «ма», для вразумленья.
А гяур – на «ман» тянул,
Иисуса помянул,
Что за «бога» почитали.
Гъузеúр ещё был с ним,
Тоже «богом» был любим.
Ангелов напоминали,
Коим вместо Бога тут
Молятся и дúном чтут.
V ̅ DCCC / 5 800
И – «ма áджхаляк»* – сказал
Наш Пророк арабу «знанья».
Что невежество вобрал
Вместо света Покаянья.
Что «несведущ в языке
Больше всех» был в той реке.
Что почтил его народ,
Языком каким живёт.
И в Двенадцатом Уроке
Шейх Кафтáру пояснит
Это всё и упростит,
Сердцем кто ожил в Пророке.
Битва тела и ума –
Курейшитова сума…

Рукáна

V ̅ DCCCI / 5 801
Он – силач, в борьбе велик,
Победить никто не может.
И неверья слышит рык,
Мрак то сердце сильно гложет.
Беспощаднейший был враг –
Нету жалости. Никак.
Пас овец своих он раз –
И Пророк один. Рассказ.
Можно запросто убить,
Этого Рукáна хочет,
«Справедливостью» хлопочет,
Ведь родству меж ними быть.
Кто кого поборет там –
Бог Аллах или «богам»?
V ̅ DCCCII / 5 802
Если он – убьёт Пророка,
Если нет – овец десяток.
Всё торопится до срока
Мрака получить задаток.
Трижды поборол Пророк –
Тот в себя прийти не мог.
Чудо просит показать,
Чтоб Ислам ему принять.
Древо пополам расколет –
Половину Бог пришлёт,
Пред Рукáной что встаёт,
Далее что не неволит.
Возвратит назад, и что же? –
Древом целым снова гоже.
V ̅ DCCCIII / 5 803
Не поверил всё равно.
Женщин речь, детей – смущает.
Чёрно-белое кино,
Слово чьё-то так стращает.
Через двадцать примет лет
Он Ислам. Такой ответ.
В год, что Мекка та падёт,
Победителем войдёт
Наш Пророк, что изгнан был.
Что за люди жили там…
Сохрани, Аллах, весь Стан,
Суть до края Светом жил,
Что всю кровь на Свет сменили,
Этим зверю услужили…

Вопрос Хаббáба

V ̅ DCCCIV / 5 804
У Каабы он сидел,
Прислонившись отдыхал.
В плащ завёрнутый. Смотрел
Вечность всю бы, не моргал…
Мусульмане Мекки стонут
И терпеть уже не могут.
И Хаббáб – один из них,
И притихнет дальше стих.
Вот о том спросил Пророка –
Чтоб пред Богом заступился
И молитвой путь открылся
Вырваться из лап порока,
Что обуял Мекку всю,
Трудно в речке карасю.
V ̅ DCCCV / 5 805
Покраснел Пророк лицом
И от Кáгъбы отслонился.
Всё асáром в деле том –
Бог Пророком разозлился.
Мясо с кости расчесали –
Смертью верующих взяли.
Да не дрогнули они,
Что не в наши жили дни.
И ещё добавил нам:
От Сангъá до Хадрамáут –
Аманáта всё тайм-аут,
И спокойствие лишь там.
Лишь Аллаха ты боишься,
Волка стадом сторонишься…

Асият и Искáндра

V ̅ DCCCVI / 5 806
Смерть такая бытовала
До Пророка в дни былые.
Всё неверьем лютовала
Нечисть. Были удалые
И великие душой –
И не дрогнут. Нет. Убой.
Так убили Асият,
Ту – что Рай так будет рад…
Фараонову жену.
И об этом рассказали,
Хоть и Фикх не завершали
Мы пока, быть посему.
С радостью что примет смерть –
Верой сгинет круговерть.
V ̅ DCCCVII / 5 807
И Искáндру так убили,
Заданáха что жена.
О Джарджúсе говорили –
И поверила она.
Трижды был убит Джарджúс,
Что Пророк. Не сник. Не скис.
И в четвёртый раз убьют,
Пояснения придут.
Всё – убой, да бесконечный?
Всё – страдать, и жизни нет?
Счастья, злата и монет?
Всё – несчастный и беспечный?
И страданьям будет мера,
Хватит ниже нам примера.

Зачем все эти страдания?

V ̅ DCCCVIII / 5 808
В Пауке – Второй Аят,
Рядом с ним там будет Третий.
О терпеньи говорят,
Чтобы взрослые и дети
Те запомнили слова –
Роза где, где полова.
Верующих испытал
Сам Аллах, о том сказал.
Выявить – где правда, ложь.
Но Аллах и так всё знает,
Нам лишь это освещает.
Плох я или же хорош.
Сам увидеть в деле должен –
Тем страданием стреножен?
V ̅ DCCCIX / 5 809
В Мекке легче чтоб терпеть –
Те Аяты посылает.
Версий много там иметь
Риуаят располагает.
Мáхджагъ Бáдра и Гъаммáр –
Риуаятов тоже дар.
Как бы не было – сносить
Беды все. И впредь не ныть
Нам и тем – что после нас…
И к терпенью Бог призвал,
Дальше Станом разъяснял,
Пусть, Япония-Кавказ.
Дальше Станы мы читаем,
Сердца Светом вверх всплываем.
V ̅ DCCCX / 5 810
Первым там – Пророк, святой.
Дальше те, кто ближе к ним:
Первый в очереди той,
Что мучением гоним.
Беды к ним сперва придут –
Тем такие и живут.
Так в хадúсе говорится,
Чтобы было чем стремиться.
Хочешь святости? Вперёд –
Все страданья мира там.
Просто так тебе отдам.
И «святоша» не придёт.
А святые приходили
И страданиями жили…
V ̅ DCCCXI / 5 811
Пояснит хадúс другой.
Коль раба полюбит Бог –
Испытания гурьбой,
Бед пошлёт щедрейший рок.
Кто терпел – того избрал.
Кто ж довольным в деле стал –
Возвеличит Он особо.
И смотрю хотя я в оба,
Чтоб такого мне найти…
Дальше речь свою продолжу,
Одолжу или одолжу
Наставления в пути.
Внуку своему Хасáну
Всю раскрыл он Панораму…
V ̅ DCCCXII / 5 812
Так ему Пророк сказал:
– О дитя моё! Старайся
Быть довольным, Бог что дал –
Богатейшим так считайся.
Делай всё, что возложил –
Самым богомольным был.
Древо есть в Раю одно –
Для страдальцев суждено.
Нет для них в тот День отчёта,
Не поставят на Весы.
Милость Бога, не росы –
А дождями, что без счёта.
И Аят он изречёт,
Десять в Зýмаре там счёт…
V ̅ DCCCXIII / 5 813
Терпеливым, что страдали
В этом мире веры ради, –
Там без счёта воздавали,
Рады впредь такой награде.
Вот такой пришёл Аят,
Дальше книги говорят.
Про Джагъфáра Бог послал
Тот Аят. Не жизнь спасал
Он с другими – веру спас.
В Эфиопию ушёл
Тот Величия Орёл,
Ожидает всех рассказ.
Скоро до него дойдём,
Баракáт весь обретём.

Несокрушимость Асхáбов в перенесении страданий

V ̅ DCCCXIV / 5 814
Про Хаббáба говорили –
Мучали его огнём.
Что пожарче раскалили –
И на спину тем углём.
Жир топили, что тушил
Тот огонь. Жестоким был
В Мекке той язычник тот –
Чуть ещё, его убьёт.
Был кузнец, к тому же – раб.
И железо раскаляла,
Голову тем прижигала
Всё хозяйка – твёрд Хаббáб.
К ней страдание вернулось
Вскоре то, не затянулось.
V ̅ DCCCXV / 5 815
Бог, Хаббáбу помоги –
За него Пророк просил.
А теперь уж, мрак, – моги,
Хоть тебе то выше сил.
Голова её болела,
Что судьба хозяйкой смело
Кузнецу там отрядила –
Да терпеть не вышла сила.
Как собака воет в ночь –
Голова болит так сильно
И страданием обильна.
Как же в деле ей помочь?
Раскалённым прижигают
Ей железом – долг считают…
V ̅ DCCCXVI / 5 816
Раб Билял уж настрадал –
В сказке трудно описать.
Описанье всё же дал
Нам Аллах, чтоб дело знать.
Мекки всей чертей глава,
Что Умэйя-полова,
Был хозяином ему,
Трудно очень посему.
Истязатель изощрённый –
День и ночь воды, еды
Он не даст, поверх беды,
Яростью во мрак взбешённый.
И в разгар жары у дня
Раскаляет полымя.
V ̅ DCCCXVII / 5 817
На песке, чтоб мясо жарить
Очень просто – стал шашлык.
Жарок тот песок, чтоб вдарить,
Холода не знает стык.
Обессиленный Билял
На таком песке лежал…
На груди – валун большой.
Как он терпит?.. Боже мой…
Не откажется от веры,
Дрожи нет в его словах,
Слышит их Велик Аллах,
Нам приводит те примеры:
Áхад, Áхад говорит,
Фáрдун, Сáмад завершит…
V ̅ DCCCXVIII / 5 818
Сила Духа только может
Выдержать такое, знай…
Лишь Аллах ему поможет,
Это тоже подмечай.
В Бáдре будет тот расчёт,
Что Победою ведёт –
Там Умэйя на куски
Был порезан. От тоски
Чтобы мрак подольше выл,
И Билял там призывает,
И Ансáров возглавляет,
Помнит всё – кто не забыл.
Враг Аллаха поздно-рано –
Не уйдёт от Джаханнáма…
V ̅ DCCCXIX / 5 819
Абу Бакр выкупает,
Для Биляла здесь свобода,
Радостью что наступает –
Стал Велик среди народа
На века и для вселенной.
Он – константа. Переменной
Можно о таком мечтать,
Чтоб вторым Билялом стать.
Стать вторым – после любого:
Абу Бакр пусть, Усман
И Умар достойный Стан.
Выбрал я – Алú. Такого
Хоть второго не найти –
Можно следовать Пути.
V ̅ DCCCXX / 5 820
И Хамáму, мать Биляла,
Абу Бакр выкупает.
Очень много настрадала,
Только Бог Один лишь знает.
Гъáмир, что Фухéйра сын,
Тоже выкуплен был им.
Он ослеп, с ума сошёл –
Курейшитский произвол.
И Абу Фукъéйха там,
Абу Бакр что купил,
На свободу отпустил.
Сын Умэйи, что Сафуáн,
Как Билял принял мученья –
В вере нет его сомненья.
V ̅ DCCCXXI / 5 821
Многих выкупает он,
Что Сиддúкъ, Опора Веры.
Умм Гъунéйс нам в деле том,
Дочь Лятúфа – выше меры
Мучал слабых курейшит,
Этим станет «знаменит».
Дочь Фухéйра выкупает,
Гъáмира сестрой что знает
Мир подлунный весь опять.
А Зунéйра – у Умара,
Что пока не примет дара,
Не в Исламе. Истязать –
И терпели, и страдали,
Милость Бога тем снискали.
V ̅ DCCCXXII / 5 822
И четыре есть врага,
Верой в мире кто живёт.
Что не сласть и курага,
И мучение найдёт.
Верующий – что завистник,
Первый в деле ненавистник.
Воевал – неверный с ним.
Лицемером – не любим,
Ненавидит что его.
И шайтан – четвёртым здесь,
В заблужденья тянет весь.
И хватило нам того.
Нам – коль вера в нас была.
Если есть. Таки дела…
V ̅ DCCCXXIII / 5 823
От побоев там ослепнет
И слепой Зунéйра стала.
Вера этим – лишь окрепнет,
Увеличится, что мало.
Лят и Гъýзза «ослепили» –
Это всё «установили»
Курейшитовы сыны.
«Логикою» что сильны.
Абу Джахль то сказал.
Да она всё отрицает,
Лят и Гъýзза знать не знает,
Кто «богами» их считал.
Утром слепота прошла –
Верой в Бога вновь нашла…
V ̅ DCCCXXIV / 5 824
И оденут их в доспех –
Так на солнце выставляют.
Даже здесь не ждёт успех –
Верою не отступают.
Цельсия под семь десят –
В Мекке жарко, говорят.
А они – в кольчугах стали
В цельсиях таких стояли…
Слабым то невмоготу.
И приказ Аллах пришлёт –
К эфиопам Хúджра ждёт,
Снять страданья остроту.
Тридцать Восемь остаётся –
К ним Хамзáт, Умáр прибьётся…

Аль-Баб 19. 5-й Год: 1-я Хúджра в Эфиопию

Обсуждение закрыто.