Аль-Баб 61. Взятие Мекки

Три Сарúи – до

V ̅ MDCXLIII / 6 643
Гъáмра и Абу Гъубéйды,
И Абу Къатáда там.
И глубокие всё рейды,
Третий – чтобы караван
Курейшитов захватить,
Этим им и отомстить.
Договор нарушить смели,
Хоть того и не хотели.
Голодал там в третьей воин –
Не было еды в Медине,
Фиником одним в картине,
Да – поправиться достоин.
Выбросил Аллах кита,
Две недели – досыта.

Бану Бакр (союзники курейшитов) нарушают перемирие

V ̅ MDCXLIV / 6 644
Худейбúя полагала –
Племенам всем выбор есть,
Коих в стороне немало:
С кем хотят быть – с тем и честь.
Бану Бáкр – курейшита,
Шито снова с ними крыто.
Выбрало Пророка снова
Хузагъúтов всех основа.
Пусть, неверный, мусульманин –
Лишь с Пророком быть хотят.
Вновь в халúфы угодят –
Мир простой и вновь пространен.
Каждый путь свой выбирает,
С кем идти опять решает.
V ̅ MDCXLV / 6 645
И бакрúты убивают
Хузагъúтов много тут.
Не войной предупреждают –
Ночью по домам идут.
Больше двадцати людей,
И четыре, быть точней.
Курейшиты помогали,
Пусть, не все об этом знали.
Что не знал Абу Суфьян.
Икримá зато помог,
И Сухéйль чем-то смог,
С ними был ещё Сафуáн. –
Нарушенье договора,
Нет для шага там зазора.
V ̅ MDCXLVI / 6 646
Пожалели все потом.
В курсе стал правитель Мекки.
И не суп уже с котом,
Капулетти и Монтекки.
Мусульманин ведь – силён…
Сокрушитель всех племён.
Что же делать? Выкуп дать?
Иль убийц им всех отдать?
Иль в Медину ехать снова,
Чтоб продлить тот договор?
Может, не дошёл позор
Нарушенья? Много слова…
Едет сам Абу Суфьян,
Всё в нём хитрости изъян.

Бану Хузáгъа у Пророка в Медине

V ̅ MDCXLVII / 6 647
Джабраúл уж известил,
Хузагъúты – подтвердили.
И Пророк им говорил –
Договор что будет в силе.
Как себя – он защитит…
Стал спокоен хузагъúт.
Я – из вас, вы – от меня…
Сердце ёкнет ночью дня.
Ничего — не говорить.
Делать вид – что не случилось
Ничего, и всё забылось.
Битва ждёт, чтоб подтвердить…
Но Пророк пока молчал,
Лишь Аúше то сказал.
V ̅ MDCXLVIII / 6 648
Никому не говорить
Слово взял с неё – молчала,
Чтоб в дорогу снарядить.
Абу Бакру не сказала…
Этим – научила нас:
Обещанья святый глас.
И Сиддúкъу сам сказал,
И Умáра там позвал.
Курейшитов чтоб прощать –
Абу Бакр заступался.
А Умáр лишь распалялся –
Надо всех их убивать:
Раз Пророка все изгнали
И поклёпом клеветали.

Абу Суфьян в Медине

V ̅ MDCXLIX / 6 649
Как же жизнь та изменилась –
Был изгнанник. А теперь –
Дверь признания открылась.
Сам Аллах открыл ту Дверь.
И Абу Суфьяну дал
Шансы – что так отвергал.
Дочь его – жена Пророка
И достоинством высока.
Самый главный курейшит
Ведь на ней уже женился,
И никто с ним не сравнился –
Родословной знаменит.
То – ценил Абу Суфьян,
Хвастался, гордился сам.
V ̅ MDCL / 6 650
К зятю едет своему,
Коль со стороны сказать.
Хоть не рад он был ему –
Да не станет прогонять.
Дочь там холодно встречала,
Этого уже немало.
И Пророк там всё молчит,
Ничего не говорит.
И мекканец делал вид –
Ничего, мол, не случилось,
Соглашение – продлилось?*
Вновь молчанием «убит».
– А случилось что? – спросил
Наш Пророк, араб застыл.
V ̅ MDCLI / 6 651
Ничего коль не случилось –
В силе будет договор. –
Соглашенья дверь закрылась –
Нет долины среди гор.
К Абу Бакру он ходил –
Тот спровадил, не учил.
До Умáра там дошёл –
Пожалеет, что пришёл.
Коль один лишь муравей
Будет с Меккой воевать –
Там Умáр, чтоб помогать,
И вдвоём им веселей.
И вдвоём всё разнесут –
И прощенья нету тут.
V ̅ MDCLII / 6 652
Удручён Абу Суфьян.
Отвергал его Алú,
Отвергает и Усман,
Все Асхáбы той земли.
В Мекку так ни с чем вернулся.
И в печали окунулся.
Думали – принял Ислам,
Все обряды сделал там,
Чтоб неверным доказать.
Успокоились тогда.
Только – вторник. Не среда.
Время есть, чтоб побеждать.
Хоть они того не знают
И спокойно отдыхают.

Подготовка к походу

V ̅ MDCLIII / 6 653
Десять Тысяч собралось.
Тысяча – одних коней.
Войско Бога удалось
В Рамадáн, в один из дней.
И куда пойдут – не знают,
Все дороги закрывают.
Входа – нет. И выход там –
Через стражу. Страх врагам.
Хáтиб там письмо послал,
Что предательство, по сути.
Не судите строго, люди,
В руки тот гонец попал.
И хотел Умáр казнить,
Дав сначала объяснить.
V ̅ MDCLIV / 6 654
В Мекке – у него семья.
И над ними издевались.
«Второсортные», друзья.
С курейшитом не равнялись.
Чтобы легче им жилось –
То письмо и понеслось.
Хáтиб веру сохранил.
И Пророк его простил…
Бадриюнов всех Аллах –
Уж простил… Пророк заплакал…
И из глаз Умáра капал
Тот поток, как Свет в мирах.
Сабля выпала из рук
У него. Вот так, мой друг…

Выход армии из Медины

V ̅ MDCLV / 6 655
Был – Десятый Рамадáн,
Год Восьмой Хиджры для нас.
И отсчёт другой здесь дан.
Да, Япония-Кавказ…
Идолов пора смести
И порядок навести.
Двадцать Лет уже прождали –
В Мекку шли. И Мекку брали.
Оразý в пути открыли,
Выпил сам воды Пророк.
И Асхáбам тем помог.
Сотни тысячами крыли.
И просил – Аллах чтоб скрыл
Наш поход, нежданным был.
V ̅ MDCLVI / 6 656
Если так – войны не будет.
Жертв – не будет, цел народ…
Знали это чтобы люди –
Не войны обменный ход.
Он людей отгородит –
Мекку Бог всегда хранит.
По пути троих он встретит,
На призыв от них ответит.
Там молочный будет брат –
Хáрса сын, Абу Суфьян,
Был хорош его Ислам,
Стал ему он как Хамзáт.
Сам Пророк так говорил,
Всё ему за то простил…

Перед Меккой

V ̅ MDCLVII / 6 657
Лагерь наш Пророк разбил –
Мощь орла перед яйцом.
И Асхáб готовым был,
В мир пришёл, чтоб стать венцом,
Чтобы нас всех научить –
Как же эту жизнь прожить…
Не существ здесь пребываньем –
Якобы де – наказаньем.
Нет. Судьбою рока длань,
Есть наш выбор – Воля Бога,
По пути двоим дорога.
Нáфса слышу только брань,
«Богом» что себя считал –
Светом Бога умирал…
V ̅ MDCLVIII / 6 658
Десять тысяч там костров
Разожгут в ночи. Ужасно?
Нет. Войны закон суров:
Остальному же – прекрасно.
Мощь Аллаха на земле
И в родной уж стороне.
Что убить его хотела
И изгнаньем преуспела.
А теперь пришёл как царь?
Не Пророк и царь, а – Раб.
Вот такой Пророк-Араб,
Всей вселенной государь.
Что Аллах ему отдал –
Ради Света и создал…
V ̅ MDCLIX / 6 659
И напуган там Аббас,
Что уже пришёл к нам в стан,
Хúджра будет – в самый раз,
Завершился караван.
На Аббасе – завершился…
План Пророка воплотился,
В Мекке он его держал
И разведку собирал.
И Аббас теперь напуган:
Курейшитов – перебьют…
Не оставят больше тут.
Помощь Бога будет другом.
Так Абу Суфьян пришёл.
Сам Аллах его привёл.
V ̅ MDCLX / 6 660
Вышел он с двумя друзьями,
Видят – что костры горят.
И – напуган он кострами,
В Десять Тысяч что манят.
Значит, там людей – Сто Тысяч,
Страхом в сердце пламя выжечь?
В плен, короче, попадут,
Двое те – Ислам возьмут.
А правитель Мекки тоже –
Раз, он пленный на войне
И на вражьей стороне –
Соглашенья рамки строже.
Ведь расторгли договор –
Курейшитов ждёт позор.

Абу Суфьян в лагере Пророка

V ̅ MDCLXI / 6 661
И Аббас его прикрыл –
Взял он друга под защиту,
Хоть Умáр готовым был
Возместить им всю обиду, –
Голову ему отсечь
С курейшитских мощных плеч.
Но Аллаха есть Закон –
Воплотится только он…
Ждал Ислам Абу Суфьяна
И Любовь к Пророку, Богу…
Размышлениям в подмогу,
Чтоб запутались мы прямо.
Как же нам их различать –
Вера в сердце иль печать?..
V ̅ MDCLXII / 6 662
Сердце если запечатал
Бог – его уж не открыть.
Абу Джахля та лопата,
Ад отправила чтоб рыть.
А Абу Суфьян – нашёл,
Хоть и очень долго шёл.
Чтобы мы не торопились,
Двадцать лет те пригодились.
Двадцать лет – и он дойдёт.
Значит, есть другому шанс
И от Бога тем аванс.
Абу Джахля же – убьёт.
Сам Аллах их различал.
Поумнее кто – молчал.
V ̅ MDCLXIII / 6 663
И сомнения терзают,
Эго сходу не сдаётся.
И Аббасу предлагают –
Пусть он с другом тем пройдётся.
Ночь. А утром уж намаз –
Затрясётся Мекки «ас».
Десять Тысяч в ряд стоят…
Так не уж то и казнят?
Нет. Молитва на рассвете.
Вот почтенье, уваженье
И к Пророку проявленье –
Знают взрослые и дети.
И царей тот вождь видал –
Но. Пророк – всех затмевал…
V ̅ MDCLXIV / 6 664
Нужен нам Абу Суфьян –
Мекку повернёт легко.
Коль убить – и старт там дан
Революций далеко.
Встанут все Бану Умэйя –
Неважнецкая затея…
Он союзником нам стать
Должен – Мекку отворять.
Чтоб открылось всё – без крови.
Хочет так Пророк Аллаха.
И запомним это, птаха,
Нет там важности сословий.
Войск парад в красе предстал –
Сам Пророк так приказал.
V ̅ MDCLXV / 6 665
А Аббас с Абу Суфьяном –
Сверху на холме стояли.
Всё Божественным то Планом –
Планом тем и побеждали.
И знамёна всех племён
Видит он – и поражён.
Слышит их он имена –
Знает их и вся страна.
Что за армия такая? –
Всё на свете сокрушит,
[Знает это курейшит –
Сердцем чувствует, не зная.] –
«Хоть, пускай, Ануширвáн».
Скажет так Абу Суфьян…

V̅ M D C L X V I / 6 666

Тут, войска все затмевая,
Грозный набирая ход,
Всё кольчугами сверкая,
Шлемом сотрясая Свод,
Группа воинов явилась –
И земля там вся склонилась…
Камни, выразив почтенье,
Мир отправят в изумленье…
И Две Тысячи Асхáбов,
Что Ансáры-Мухаджúры,
Сердца нашего Кумиры,
Из Великих все Арабов,
Жемчугами так блестят –
Гурии в Раю пищат…

V̅ M D C L X V I I / 6 667

Среди них – Брильянт Блестит…
В центре самом, затмевает.
То – Пророк наш. Бог велит –
Во вселенную сверкает…

Сокрушён Абу Суфьян –
Мекки бой? Без Боя сдан
Град особый у Аллаха.
Говорим о том без страха.
Запрещён войны там ход.
Мекка – центр притяженья,
Языками для спряженья –
Знает Мира весь народ.
«Меккой» стала для туриста,
Космонавта, беллетриста…

Возвращение Абу Суфьяна в Мекку

V ̅ MDCLXVIII / 6 668
На словах – Ислам принял.
Будет долго сомневаться.
Время Бог ему придал –
Надо в Мекку возвращаться.
Дом его и дом, что свой,
Хáрам – обойдут войной,
Если кто укрылся там.
Противления войскам,
Значит, тем не оказал.
Остальных же – Бог убьёт.
Что и отправляет в ход,
Ничего Не Забывал…
Милость Бога там – Своя.
Вот что Вам скажу, друзья.
V ̅ MDCLXIX / 6 669
Дураки готовы к бою.
И – несчастные опять.
Что поделать… И не скрою –
Жалости там нет на пядь.
Раз Аллах их не жалел,
Значит, – нам Он так велел.
Хузагъúтов месть вернёт –
Семьдесят за них убьёт.
После утренней молитвы
И до Гъáсра Бог давал
Биться в Мекке – закрывал
После поле этой Битвы.
Лишь тогда Халáл была
В Мекке битва – да прошла.

Вступление войск Пророка в Мекку

V ̅ MDCLXX / 6 670
Хáлид – снизу там стоит.
А Зубéйр закрывает –
Сверху. Так Пророк велит
И вступленье начинает.
Нет приказа воевать.
Нападут – тем отвечать.
Остальные племена:
Дело их там – сторона…
И на Хáлида напали –
Жертвы двадцать там четыре.
Хузагъúтам нашим в мире
Месть за этим мы воздали.
И послал он человека –
Всё непросто для Игрéка…
V ̅ MDCLXXI / 6 671
Хоть Пророк сказал «Оставь» –
«Бей» гонец тот говорит…
Бога дело – Богом правь,
Бог ему то и велит…
Семьдесят когда убили –
Губы снова говорили.
И Пророк то понимает,
Ведь мекканец отступает.
В горы дурачьё забилось,
Хочет биться, что ль, в горах?
Пожалеет их Аллах.
Курейшитов истребилось
Племя этим в той войне?
Нет, фартило их стране.

Идолы Каабы

V ̅ MDCLXXII / 6 672
И Пророк наш искупался,
На верблюда сел потом.
План Аллаха воплощался –
Кровью, потом и трудом.
Справа Абу Бакр шёл,
И в Каабу так вошёл.
И на Хáджар указал
Палкой, что в руке держал.
И Тауáфом Дом обходит –
И Такбúр Асхáбов тот
Сотрясает Небосвод…
И покоя не находит
Что в горах араб, сидит
Мекки этой курейшит.
V ̅ MDCLXXIII / 6 673
Триста с лишним будет там
Идолов – конец пришёл.
Наставлением же нам –
В Двадцать Лет тот путь прошёл.
Не за день иль час, пусть, два –
Есть законы естества.
Сами пусть их поломают,
В сердце с корнем выжигают.
Потому Аллах терпел,
Хоть за миг один убрать
Может всё – Его Печать.
И терпел. И – нам велел.
В сердце идолы сломай
И потом лишь в мир ступай.
V ̅ MDCLXXIV / 6 674
Идолов – в свинец залили,
Кáгъбу чтоб заполонить.
И фундамент тем забили –
Гвозди там, чтоб укрепить.
Тронул палкой – упадут.
Не помог свинец им тут…
Палка та – в руках Пророка.
Так дождались они срока.
Да укажет – и хватало,
С крыши падают на зéмь,
Три по восемь, три по семь,
Рифмой сердце клокотало.
А внизу – их поломают,
Дело то Асхáбы знают.
V ̅ MDCLXXV / 6 675
На Макъáме Ибрахúма
Он молитву сотворил.
Место в Хáраме – любимо,
Бог то место полюбил.
И Замзáм принёс Аббас,
Воду выпьет он как раз.
Омовение тем взял –
Воду снова разобрал,
От абдéза что осталось,
Несравненный тот Асхáб,
Ими славился Араб…
Хоть к Кахтáну устремлялось
Нитью славы в наши дни
То движение земли.
V ̅ MDCLXXVI / 6 676
Там Пророк остановился,
Саблю обнажил Сиддúкъ –
Хáрам весь врагом прибился,
Спрятался что здесь и сник.
И Усмана звал Пророк,
Что Талхáта сын. И рок
Ключ Каабы им хранил,
Так хранителем он был.
Нам Каабу он откроет –
И Пророк туда войдёт,
И Билял туда идёт,
И Усáма – в общем, трое.
А потом Усман вошёл,
Этикет такой обрёл.
V ̅ MDCLXXVII / 6 677
Сделал там Пророк намаз.
Перед выходом сказал
Курейшитам в самый раз –
Где стратегии причал.
Гордость – канула в Летý.
Хоть искал, но не найду…
Предки – роли не играют,
Жизнью люди обретают.
Род – хорош, а ты – плохой?
Нету помощи от рода.
Такова навек погода,
Понял тот, кто с головой.
Всё – Такъуá – теперь решает…
Бог лишь этим возвышает…
V ̅ MDCLXXVIII / 6 678
Курейшит ждал наказанья,
Был уверен – всех убьют,
Только формой воздаянья
За «нелёгкий, тяжкий труд».
Сколько мучали его
Усилением всего,
Сколько грязи, лжи, обмана –
Край не видно каравана…
Что же сделает он с ними?
И Сухéйль говорит* –
Только милостью летит
Наш Пророк перекладными.
Ля тасрúба** – он сказал.
Мекку тем Аллах прощал…
V ̅ MDCLXXIX / 6 679
Из Харáма курейшит
Вышел – из могилы словно…
Покаяньем не спешит
Лицемер – трещали брёвна.
Примут многие Ислам –
Милость Бога вновь мирам.
И вернул ключи Усману
Наш Расýл – залечит рану.
И Хиджáба, и Ключи –
Бану Тáлха только рода,
Знает каждый из народа.
Так сказал Пророк – учти.
Притеснитель, нечестивец –
Претендент, что проходимец.
V ̅ MDCLXXX / 6 680
И до Судного так Дня…
Если кто – забрать захочет,
Из огня да в полымя, –
То тавро за миг схлопочет:
Зáлим, да ещё Фасúкъ.
Два – в одном. Чего достиг?
Знал Аллах, Пророк и люди.
Сказка не о Чудо-Юде.
И звучит Азáн с Каабы…
Сам Билял его кричал…
Ведь Пророк так приказал –
Содрогнулись все михрáбы
В мире были, будут, есть –
То муáззина Расýла честь.

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Пророк и Али

V ̅ MDCLXXXI / 6 681
Хузагъúтов идол – медный,
И гвоздями был прибит.
Шаг один полузаметный
Дело многим прояснит.
Взял Пророк с собой Алú,
Чтобы оценить могли.
На него хотел подняться,
Чтобы бéйтом рассказаться.
Да Алú – держать не может…
Нету сил там груз унесть.
Тем Алú – для нас лишь честь,
Объяснение поможет.
Хéйбара врата поднял
И как щит с собой таскал.
V ̅ MDCLXXXII / 6 682
А Пророка – он не смог.
Небеса с Землёй держать
Легче. Улыбнулся Бог…
Одному Ему и Знать.
И Алú встал на Пророка,
Бога Милости Дорога.
Словно – Семь Небес прошёл
И на Гъáрше всё нашёл…
Медь мечом рубил Алú,
Истукана он ломает
И Каабу очищает
Вечностью Небес, Земли.
Идолов, что дома были, –
Града жители разбили.

Абу Къухáфа, отец Абу Бакра

V ̅ MDCLXXXIII / 6 683
Вот Сиддúкъ привёл отца,
И Ислам он принимает.
То – особенна пайцза.
Лишь Сиддúкъ такой бывает.
Только род Сиддúкъа весь
Был во Свете, рядом, здесь…
Этим возвышал Аллах
Абу Бакра нам в мирах.
И Ислам Абу Талúба –
Был важнее для него –
Ведь Пророк любил его…
Слёзы на глазах Гъарúба.
И такой же будет сказ,
Где Умар был и Аббас*.

Список из 15

V ̅ MDCLXXXIV / 6 684
Надо было их убить –
Кто бы там кого нашёл.
Воле той Аллаха быть –
Сам Аллах и обошёл.
Большинство Аллах – простил.
План опять Он воплотил.
Он – Хозяин, нет там спроса.
Среди риса зёрен просо
Трудно в деле отыскать.
Рисом тем одним и жили,
И в Пророке растворили
Всё – чтоб Бога достигать.
Дальше тоже много дел –
Сам Аллах того Хотел…

18 дней в Мекке

V ̅ MDCLXXXV / 6 685
Племена Сакъúф, Хауáзин
К битве той – давно готовы.
Пугачёв и Стенька Разин
В Сод войти – не той основы.
В Мекку – их нельзя пустить.
И ударом упредить
В месяце Шаўуáль выходит,
Рамадáну вслед приходит.
Занял денег и оружья,
Свой Гъаскáр* вооружил
Наш Пророк – глаза слепил
Тот поток среди Жемчужья.
Не того Хауáзин ждал
И Сакъúф – Стан разгонял.

Аль-Баб 62. Битвы: Хунéйн

Обсуждение закрыто.