As-Safi. Book 39. Day and night / Ас-Сафи. Книга 39. День и ночь

Расширяет Ас-Сафú,

Восемь здесь разделов будет,

Сам Аллах. Нам помоги,

Лишь Пророком Свет прибудет…

Для работы с этой книгой Окталогии был создан новый стихотворный размер на основе монета с добавлением 3 строк в конце, получивший название Haydar в честь Али.

В эпоху узколобости и явного позволим себе необязательное пояснение о том, что в 39-й Книге окталогии «Ас-Сафи» Шукура Тебуева речь идёт о танковых корпусах и армиях Истины, покоряющей мир.
Сама Книга поделена на Семь Курдусов (Тысяч), каждый из которых состоит из Шатыя (зимняя военная кампания) и Саифа (летняя военная кампания). Каждая Шатыя и Саифа состоят из 500 Хайдаров (строф из 17 строк), каждый из которых приравнен к одному Бейту. Параллельно идёт нумерация при помощи 6 танковых армий, состоящих собственно из 25 танковых корпусов по 280 Хайдаров в каждом, кроме последнего.
Таким образом, крупнейшая 39-я Книга «День и ночь» окталогии «Ас-Сафи» состоит из 7,250 Хайдаров-Бейтов (из 124 тысяч) общим объёмом 123,250 строк (из предполагавшихся 620 тысяч).
Для сравнения, крупнейшая 3-я Книга «Лесная» из 18 цикла «Махабхарата» насчитывает 11,5 тысяч Шлок (из 90 тысяч), объемом 23 тысячи строк (из 180 тысяч).
P.S. В годы Великой Отечественной войны в советской армии действительно существовали артиллерийские корпуса прорыва, необходимые при крупномасштабных наступлениях.

17 сентября 2020 года

Ас-Сафи. Индукция. Книга 39. Бейты 112,751 — 120,000

Личный состав армий и корпусов

Курдус Первый. Бейты 112,751 — 113,750

Шатыя

1-я Наманганская танковая армия

1-й гвардейский Сингапурский танковый корпус прорыва
(хайдары 1 — 280)
2-й гвардейский Токийский танковый корпус прорыва
(хайдары 281 — 560)

Саифа

3-й гвардейский Кейптаунский танковый корпус прорыва
(хайдары 561 — 840)

2-я гвардейская Каирская танковая армия

4-й гвардейский Люксембургский танковый корпус прорыва
(хайдары 841 — 1,120)

Курдус Второй. Бейты 113,751 — 114,750

Шатыя

5-й гвардейский Чехо-Словацкий танковый корпус прорыва
(хайдары 1,121 — 1,400)
6-й гвардейский Къайрауанский танковый корпус прорыва
(хайдары 1,401 — 1,680)

Саифа

3-я гвардейская Гератская танковая армия

7-й гвардейский Гватемальскмй танковый корпус прорыва
(хайдары 1,681 — 1,960)
8-й гвардейский Коста-Рикский танковый корпус прорыва
(хайдары 1,961 — 2,240)

Курдус Третий. Бейты 114,751 — 115,750

Шатыя

9-й гвардейский Уругвайский танковый корпус прорыва
(хайдары 2,241 — 2,520)

Саифа

10-й гвардейский Антарктический танковый корпус прорыва
(хайдары 2,251 — 2,800)
11-й отдельный гвардейский Тхайландский танковый корпус прорыва
(хайдары 2,801 — 3,080)

Курдус Четвёртый. Бейты 115,751 — 116,750

Шатыя

4-я Резервная танковая армия

12-й гвардейский Аляскинский танковый корпус прорыва
(хайдары 3,081 — 3,360)
13-й гвардейский Гренландский танковый корпус прорыва
(хайдары 3,361 — 3,640)

Саифа

14-й гвардейский Арктический танковый корпус прорыва
(хайдары 3,641 — 3,920)

5-я Греческая танковая армия

15-й гвардейский Бенгалорский танковый корпус прорыва
(хайдары 3,921 — 4,200)

Курдус Пятый. Бейты 116,751 — 117,750

Шатыя

16-й гвардейский Самаркандский танковый корпус прорыва
(хайдары 4,201 — 4,480)
17-й гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 4,481 — 4,760)

Саифа

6-я отдельная гвардейская Новозеландская армия прорыва тяжёлых танков

18-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 4,761 — 5,040)

Курдус Шестой. Бейты 117,751 — 118,750

Шатыя

19-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 5,041 — 5,320)
20-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 5,321 — 5,600)

Саифа

21-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 5,601 — 5,880)
22-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 5,881 — 6,160)

Курдус Седьмой. Бейты 118,751 — 120,000

Шатыя

23-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 6,161 — 6,440)
24-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 6,441 — 6,720)

Саифа

25-й отдельный гвардейский корпус прорыва тяжёлых танков
(хайдары 6,721 — 7,250)

Курдус Первый. Бейты 112,751 — 113,750

Шатыя

1-я Наманганская танковая армия

1-й гвардейский Сингапурский танковый корпус прорыва
(хайдары 1 — 280)

Приветствие

1
Наступленьем в Пять Фронтов
Только зверю промышляться.
Стан знакомый и готов —
Тройкой Строчек добавляться.
Слога строй — Хайдар — назвали,
Про Али тут вспоминали:
Императором мы знаем
Всей Поэзии, считаем
Всех поэзий мировых
Императором вовеки,
В океан вольются реки,
Украшая новый стих.
Был Али нам здесь началом,
С поднятым хожу забралом,
Отсекая мира жмых,
Лютости лихим лекалом,
Слава Богу, сутью влился…
2
Бейтом велено считать
Мне одним — Хайдар один.
За Шестьсот уже шагать
Мне придётся вслед за сим.
Вновь инша Аллах скажу
И на небо погляжу…
«Ночь беременна рассветом»,
Говорил Хафиз об этом —
Что там дальше впереди?..
Мысль покоя не давала,
Как, сорвавши покрывало,
Не понять опять? Учти.
Тайны разными бывают,
Обыватели страдают,
Если не были керти,
Карачаевцы признают,
Как и тюрок всякий в мире.
3
Линии ударов снова
Будут стиль определять,
Для — Удара Основного —
Где Истории печать.
Мы стратегией шагали,
Снова дело упрощали —
Люди ведь всего не знают,
День за годом добавляют.
Есть киты и есть акулы,
Скаты есть морского дна,
Что не в горе от ума,
Завистями сводит скулы
У завистников опять, —
Трудно им Бустан читать,
Мира скакуны и мулы
Будут в стороне зевать,
Всё давно не интересно.
4
Можно выбирать эпоху
И в Сто Лет пластом шагать,
Наш подарок гениоху,
Где Эльбрус его искать.
Есть таблицы перевода,
Что удобствами народа,
Нам историки считали,
Сильно в деле помогали.
Иль — насквозь и разом будет?
Целиком за раз Китай?
Все Пять Тысяч лет, считай?
Пыл у всякого остудит.
Видно, будет симбиоз
Для удобства горных коз,
Да и туров не забудет
Из далёких детских грёз…
В общем, трудно нас учить…
5
Курдус — Тысяча араба.
Шатыя — поход зимой,
А для летнего прораба —
Саифа, для нас с тобой.
У монголов был Тумен —
В Десять Тысяч, без замен.
Мы — народы-азиаты,
Нам на Западе не рады.
Образам был в деле рад,
Чтобы скуку разгоняли,
Специями вкус придали,
Станет наш Бустан, что Сад,
Зверю самому приятен
И читателям занятен.
Начиная сей парад,
Зверь-дикарь опять опрятен,
Чтоб Мукъаддиму вершить…

Новые размышления перед самой долгой дорогой

6
Есть заводка для часов
Механической работы,
К новым вызовам готов
Должен быть ты в обороты,
Что судьба давно таила,
Даже зверя удивила,
Хоть и был он с ней на «ты»,
Апогеями мечты.
Я зарос и обленился,
Паузы часто в деле брал,
И во многом поотстал.
«Классиком», что ль, возгордился?
Упаси, Велик Аллах,
Бог Единственный в мирах,
К Богу Одному стремился
Зверь во тьме и впопыхах,
Сердце растопив слезой…
7
Только молодость живила,
Где Пророков будет рать,
Силы лишь она дарила,
Чтобы турбо подключать.
Суть у зверя раскрывалась,
Что давно предполагалось —
Был он вечно молодой
Над луной и под луной,
Так устроена зверюга,
(Монстром что ещё зовётся,
Именами как придётся)
Дожидалася что друга,
Как Хафиз о том сказал,
К милосердию взывал,
Славы ни к чему подпруга
Где была, и зверь то знал
Не разменною монетой…
8
Им всегда неинтересно,
Торопыжками прожили
Жизнь земную очень пресно,
Шансы мира упустили…
Есть другие — что искали,
Не всегда хоть достигали.
Ели сыр, живя другим,
Мой респект таким за сим.
Есть, от мира что скрывались,
Закипев в мирских котлах,
Испытал таких Аллах,
Хоть другие умилялись,
Видя сыр, банкетный зал,
Ловко их Аллах скрывал,
В Боге Вечном растворялись,
Мир забыв, чтоб зверь узнал
Должен быть каким Мужчина…
9
Жар обычный сотрясает
Сильных мира бесконечно,
Места своего не знает
Человек, живя беспечно.
Не с такими говорю,
В красный цвет календарю,
Смысла нет там говорить —
Пласт другой есть научить.
Я учить не собирался,
Всё отбрыкиваясь в старь,
Да открыл вдруг Боже ларь,
Зверь опешил и поддался…
Бог вершил Свои дела
Как хотел, Его взяла,
Как и раньше, план удался,
Сакура опять цвела,
Навевая ритмы юга…
10
Если дело не касалось
То меня — оно зачем?
Униженье полагалось
Тем, кто был из этих тем.
Просто дело объясняет
Зверь другим, ведь сам он знает.
Этим всех и удивил,
Неумехою прослыл.
Что, — так рифма приедалась,
Знает каждый наперёд
Стих очередной на взвод?
Слов-то сколько прилагалось
В языки — стихи чтоб плесть?
Потому поэтам честь.
Сам сложи, коль удавалось,
И поведай миру весть,
А не гениев топи…
11
Должен быть напор приличный,
Чтобы цели достигать,
Должен быть и ты отличный,
В знаменатель не считать…
Я про гениев сказал —
Не себя таким считал:
Есть Шекспир и Пушкин был,
Много их в цеху бывало
За века, считай, немало,
Но — Хафиза зверь ценил…
Супротив чтобы стоялось
Тех Газелей — не встречалось,
Если сердцем кто ожил,
Мёртвым только удавалось,
Гёте, видно, был живой…

Общие представления о сути вопроса. Начало

12
Был ли Богом я прощён?..
Вот что больше занимало.
У Него был Свой закон.
Он решал. И не решало
Больше в мире ничего,
Даже менее того.
Есть истории ухватки,
До которых люди падки,
Чтобы род определить
И народ свой выше всех
В мире, глупостью утех
И глупцов других смешить:
Где монголы, македонцы,
Римляне-златочервонцы —
На сегодня? Уточнить?
Знаем, где восходит солнце,
Чтобы с глупыми не знаться…
13
Это долгий разговор?
Ничего, поговорим.
Краткостью коль уговор,
Литераций херувим.
Так и так нам «разъясняли»,
Сыром мира провоняли.
Шкурный в деле интерес
Был у них. Не так, Арес?
Как чужое прихватить
И своё не прогадать.
Про алан и асов, знать,
Я не зря читал, чтоб быть.
Технология такая —
И по миру. Полагаю.
Можно так предположить,
Нестыковками до края.
Вспомнил дело помаленьку.
14
Вкратце, дело было так.
Был аланин, ас-булгар,
Знаем мы примерно как,
Основанием в удар.
Их в один народ решили
Единить и единили.
И иранцам подарить,
Ход второй, тому и быть.
Сталин так им приказал —
Нету в мире Карачая,
Депортация такая,
В Азии чтоб умирал,
Выслал всех он их туда,
Вечной ссылкою вода.
И — историю раздал
Тот генсек кому куда.
Так «история» писалась…
15
В мире может быть такое
Тоже, почему бы нет.
Основание сырое?
Не сказал бы я, аскет.
И примерный там сценарий
Я заметил, карбонарий.
Потому, хотя не знал,
Нестыковки замечал.
Там не «теза-антитеза» —
Фабрикация сплошная,
Что геополитик края,
Снова вотчина Ареса:
Александра окрестили
«Эллином» и всё «забыли»,
Видно, нету интереса,
И Филиппа как «любили»,
Не признав за своего…
16
Постараемся событья
Мы по ходу изложить,
Не канву таких прибытья
В «небожители» любить.
Есть там сторона вторая,
Что не дарвинизма края.
Мы — не верим в обезьяну,
Посыпая соль на рану.
Переходных видов нет.
Геккель-Мюллер не поможет
Эмбрионами им всё же.
Чтоб остаться тет-а-тет.
Что, не верил я науке?
Да, вот так. И не от скуки.
В чём же дело? Не секрет.
Объясни где веди, буки?
Что же, объясненья ждут…

Общие представления о сути вопроса. Я не доверяю официальной науке полностью и вот почему

17
Флогистон они забыли?
Я же помню, не забыл.
Голову как нам дурили,
Где Веков Квартет пробил.
Как Вант-Гоффу Нобель дали
Тоже, что ли, забывали?
Девятьсот где Первый Год
В прошлом веке был, народ?
Атом он не признавал,
Как же Нобеля достиг?
Скажут, был дурак-старик,
(Может, что не так сказал?..)
То бишь, я, что карачай.
Выше строчки почитай.
Не отчаяния крик
И не вопли невзначай.
Как-то так тут получилось…
18
Ладно, это. Божий свет
Гюйгенс с Ньютоном делили.
Не нашли тогда ответ,
Хоть светила оба были.
Свет сперва «для нас» волной,
Следом — из корпускул строй.
Позже — раскачал Френель,
Снова всё волны капель.
Позже — дуализмом стало.
Что же делать нам, друзья?
Так и так, спросил Вас я.
Так науку раскачало.
Было всё «давным-давно»,
В чёрно-белое кино?
Для «свежатинки» настало
Время? Зверю всё равно,
Корифеем не считался.
19
Сколько же вселенной лет?
Восемнадцать насчитали,
Где строеньем звёзд ответ.
Позже — цефеиды «знали»,
И — двенадцать сразу «стало»,
Где разлётом посчитало
Их источником рентгена.
И «отсюда» перемена.
Ищут всё они, но — «знают».
Потому не верю им.
Верю зверем я своим —
Лишь Аллаху. Осуждают?
Как Пророк меня учил —
Только этим в мире жил.
И с религией сличают?
Ничего я не забыл.
Да пора видать пришла.

Общие представления о сути вопроса. Современная наука так и не прояснила Картину Мира, всё больше углубляясь в детали

20
Капица вот так сказал,
Видел эту передачу
ТВЦ, мне помогал
Выдать запоздало сдачу:
Проясненья в деле нет,
Где — Картина Мира. Бред?
Доктор он наук, профессор.
Не религии «агрессор».
Ну и чем же занимались?
Всё — в детали углублялись.
Очень просто объяснил,
И за то ему спасибо,
И большое от Гъариба,
Что народ не удивил.
А профессор ранг имел,
В деле этом подоспел.
И Гъариб то оценил,
И вослед не пожалел,
И отца он уважает.
21
С Резерфордом что остался,
Против Сталина пошёл.
Вот такой отец достался
Сыну-Капице, орёл.
Да и Бог не позабыл,
Нобеля потом вручил.
В мире есть авторитет
У двоих, не спорь, аскет.
Да и суть у дела знали,
В физике так разбирались,
Люди диву что давались,
И в науке жару дали.
Но — учёный должен знать
Дело в общем, понимать.
А они — не понимали,
Что — Картиной Мира звать
И в религии имелась…
22
За Ислам здесь говорю.
Наша Книга сохранилась
Богом, в цвет календарю.
Трио первое — сменилось.
Эти книги изменили,
Хоть от Бога они были.
Исходили из того,
Не обидеть чтоб кого.
Евангелие, Псалтырь,
Пятикнижье Моисея.
Неприятная идея
Хоть для многих, поводырь.
Нет там тайных уж кодов,
Зверь суровостью суров.
И не к месту тут пунктир.
Коли к правде ты готов.
Если нет — читай другое.
23
Кванты Вам понять Коран
Очень просто помогает,
Мусульманину что дан,
Даже зверь тут понимает:
Нет порядка у Аятов?
Квантования обрядов.
Шире чуть глаза откройте
И науке славу пойте.
Много я и так сказал,
И намёка где хватало
В систематики начало,
Чтобы умный понимал.
Тайны все и шифры все —
Лишь в Коране. И в красе.
Никого не обижал.
Но важнее правда мне,
Чем стоящий зал оваций.
24
Бог кому железо дал?
Дал Дауду, так в Коране.
Мусульманин хоть не знал,
Где Железный Век заране:
За рождением Дауда.
Совпадение иль чудо?
Нет, то — знание Корана,
Дарвинистам в сердце рана.
Потому не верю им,
А Корану доверяю.
За Кусто другим вверяю
Весь рассказ, поговорим,
Может, как-то в раз другой,
Коли вместимся луной.
Остановимся за сим,
Хоть не начинался бой,
Смысла дальше не имевший.
25
Был Потоп. Оттуда люди
Заселяли шар земной.
Вот такое, не о чуде,
Разговор пошёл простой.
Говорят, он был локальный.
И не спор тут тривиальный.
Долго ведь Ковчег носило
И землёю не светило.
Полагаю, полный был.
Что ж наука тут молчала?
И волны она не знала,
Чтоб учёных пыл остыл,
Электромагнитной звать.
Им азы напоминать?
Раны правдой бередил?
Коль не знают — отрицать?
Кванты сразу не признали.

Когда люди появились на Земле? Около 7500 лунных лет назад

26
Тридцать тысяч лет считали,
Как наука говорит,
Кроманьонцу. Вы слыхали?
Скажешь что, младой пиит?
Восемнадцать и Двенадцать
Миллиардов лет где, братцы,
В расхождения опять —
Им ли годы нам считать?
Третью — где погрешность в деле.
Дарвинизм им нужен был,
Мир колониями жил,
Дарвинизма все хотели:
Чтобы дальше грабить можно
«Правдой» этой и несложно.
Слабых этим одолели,
Сильным впредь — убить их должно,
Что борьбой существованья.
27
И — в естественный отбор.
Эволюция спасала,
И не мой там перебор,
Книг читал таких немало.
Потому им разрешили.
Биологию — «забыли»?
Упрощением, вот так,
Может, что забыл с пятак.
Потому не слушал их,
Слушать их не собирался,
Мир тот жадиною звался
И не делит на двоих:
Всё его — так полагал
И колонией шагал.
Не наука там, а жмых.
Мир науки поджидал.
Ждёт он вновь Лавуазье.
28
Чтобы — флогистон убить.
В этот раз. Очередной.
Коим много снова быть
В этом мире под луной.
Из чего мы исходили?
Имена известны были
Всех Пророков от Адама
До Мухаммада. Так прямо.
Сколько между ними лет
Тоже книги сообщали,
Сколько жили лет мы знали,
Сформулировать ответ.
В общем, просто прояснилось,
Математика открылась.
Снорри Стурлуссон, поэт, —
Именами всё решилось
Рода Одина до Трои…

Тогда кому принадлежат все следы жизни до 7500 лунных лет? Цивилизации джиннов

29
Просто очень. Очевидно.
Эти — Два Народа — жили
На Земле, и в не обидно.
Только нас опередили
В — Шесть Десятков Тысяч Лет.
Вот такой простой ответ.
И на нас они похожи,
Хоть теперь в дела невхожи.
НЛО, видать, — они.
Далеко они шагнули,
В Сорок Тысяч лет — ни пули
И не то, что в наши дни.
Мирно долго развивались,
Распрями попозже стались.
Дьявола тут помяни,
С дьяволом ведь не сражались,
Люцифер был родом джинн.
30
И ещё одна заметка.
Раньше — в Восемь Восемьсот
Лет считал, так вышло, детка.
Но сейчас иной чуть счёт:
До Пророка — Тысяч Шесть,
И потом порядок есть.
Значит, был Потоп чуть ране,
Что возможно, мусульмане,
Если книги кто читал
Ас-Сафи, что написались,
Там мы долго изъяснялись.
Там примерно посчитал
В Тридцать я Четвёртый Век,
На Земле как человек.
Вслед Потопа двинет бал
Государствами, Игрек.
Как-то так примерно знал.
И оттуда здесь рассказ.

И сколько же тогда лет всему мирозданию со дня его сотворения Аллахом? Более 72 тысяч умножить на 70 тысяч лет не совсем ясно какой системы исчисления

31
Был Аллах Один вначале,
(Хоть начала там и нет.
Так мы в книгах прочитали),
Создал Он Пророка свет:
Свет Пророка Мухаммада,
(Суть у зверя этим рада).
Свет Пророка Бог делил,
Мир оттуда сотворил.
Небеса там, Рай и земли,
Ад и ангелы, микробы,
Все творения для сдобы,
Потому, душа, ты внемли.
Мы о том уже не раз
Говорили, мир-Кавказ.
Говорил я только с тем ли?
Говорю ли с ним сейчас?
Всё сначала повторить.
32
Ангелы и джинны были.
Человек пришёл потом.
Небеса все заселили
Ангелы, скажу притом.
Джинны Землю населяли,
И о том Вам рассказали.
Люцифер на Небе жил
Хоть не ангел, джинном был.
Возвеличился над всеми,
Проповедь он всем читал
И молитвы возглавлял,
И над ангелами в теме.
Джиннов позже истребляют,
Ангелами заселяют
Землю, чтоб не быть проблеме.
Ангелы тут проседают
И не тянут на Земле.
33
Выше чем на Небеса —
Ангелам легко молиться.
Вот такие чудеса,
Было чем тут объясниться.
На Земле — трудней всего
Им молиться в о-го-го.
Снова главным Люцифер
Тут над всеми, например.
Где участок самый сложный.
Человека Бог творит
И Халифом быть велит,
Только человеку можно:
Истигъдад, что Къабилия,
Есть у нас, для нас стихия.
Дьяволу клониться должно,
Не его перипетия,
В общем, дьяволом он стал.
34
А Адам пока на Небе.
Даже нет, в Раю живёт.
Не насущным только в хлебе,
Вслед на Землю он придёт.
В Индию он попадал,
Здесь нам путь и начинал.
А Хауа — на Красно море,
Мира нового просторе.
Позже Бог соединил,
В Индию они вернулись,
Книгами мы встрепенулись,
Знания Аллах любил.
И до Ноя тут черёд,
И Потоп уже грядёт.
Вслед Потопа Бог решил
Трое сыновей в поход
Выпустить народом в земли.
35
Сам — был старший и любим —
Там араб, народ Европы,
Персы тоже вслед за ним,
Упрощением в галопы.
Хаму вслед — пошёл индус,
Африки народов груз.
Йафет — тюрки и китайцы,
Упрощением признайте.
И отсюда весь народ
На Земле родился снова,
Стоит дело дорогого,
И отсюда весь приплод.
Множество когда их стало —
Государствами шагало,
И цивилизаций счёт
Поднимает там забрало,
Хоть его я не спускал.
36
Ну, а счёт для всей вселенной?
Говорил нам Джабраил,
Ангел Бога переменной,
Где Константой Боже был…
Что же ангел тот сказал?
Столько раз звезду видал
На Четвёртом он Пределе
Или Небе, коль хотели,
Что была — душой Пророка…
Миллиардами отсчёт,
Только б знать — какой там год
Из систем длиною срока.
Если Бог не уточняет,
Книга тоже не узнает.
Да и зверь не будет дока.
И по-разному бывает,
Коль не — мимма тагъуддун.
37
То есть — люди как считали.
И какой там Джабраил
Выбрал счёт — не понимали,
И Аллах не уточнил.
Миллиардов Пять с лишком,
Был я трижды водоём,
Только — лет каких — не знаю,
И незнаньем продолжаю.
Бога день всего один —
Тысячею лет земных,
Не полёт перекладных.
Бог — вселенной Господин
Знает только всё всегда.
Знанья — от Него вода,
Тяжестью седых годин
Для учёных. И среда
Зверю вторником бывала.

Сус (Сузы) — предположительно древнейший город Земли, согласно ибн Касиру

38
Тысяч Шесть уж лет ему.
Или более там даже.
Умолкаю посему
Трубочистом, другом сажи.
Он в Иране находился,
Персов род таким гордился.
Точкой станет отправной,
Хоть я знанья негерой.
Спесь вся эллинов откуда?
Персов спесь отсюда родом,
Видимо, честным народом.
И совсем не в форме чуда.
И отсель, видать, шагали
«Златый Миллиард» смущали,
Правду говорить я буду.
На Элладу «посягали»
Персы, дескать, не по делу.
39
Александр, что ль, «по делу»
В Персию до Инда шёл?
Был что «свой, и ближе к телу»,
Всей Энеи он орёл.
Про Юпитера-быка
Сказкой вновь для дурака.
Если македонцу «можно»,
Персам, что ли, это сложно?
«Свет Эллады» эллин нёс.
А зачем им — свет Эллады,
Коему они не рады,
Будь я трижды водонос?
Город древний всей Земли
Был — у них. Не в селяви?
Только персы в «мире грёз»,
Александру же — моги.
Вот такая тут «метода».
40
Если проще, то — враньё.
Персы тоже так считали,
Что теперь им — всё своё,
Суса град у них. Слыхали?
Ищут все себе коренья
Из «небесного» варенья.
Зверь обычный был, земной
И родился под луной.
Был не внуком Чингисхана,
Цезарей он не видал,
С гуннами не воевал,
Признавая Тамерлана.
В общем, был простым он в деле,
Раз, на Небе так хотели.
Из — Пророка каравана
Был в мечтах, мечтать велели.
По-простецки, без купюр.

Почему поверили ибн Касиру про город Сус? Говорил неприятное о своих, скажет правду о чужих

41
Повелел Умар на персов
Град Медины собирать.
Но арабы интереса
Не казали воевать.
С миром целым воевали,
С персом биться не желали,
Так ибну Касир писал,
В книге дело разъяснял
Аль-Бидая уа н-Нихая.
Там — история у мира
От начала в Век Восьмой,
Посчитали мы Хиджрой,
Не в почёте что у сыра.
Он и дело пояснил.
Перс порядок так любил,
Что смутил араба. Вира?
Храбрым ведь араб там был.
Только что-то не сложилось.
42
И с ромейцем воевали,
Рагромив опять в Ярмук.
При Пророке не застали —
Не пришёл ведь на Табук
Сам Ираклий император,
Византии регулятор.
А араб пустыней шёл
В год голодный и дошёл.
Позже здесь и разгромили,
И огромные потери
Византии, не тетери,
Книги тоже не забыли.
В Персии стоят войска,
Помощь им наверняка
Из Медины. Не хотели.
Не понять ещё пока.
Был такой Ануширван.
43
Он тюркютов тормозил.
Те же — Тихий океан
До Таны, что Доном был,
Так подмяли в тюрков стан.
Стал Тюркютский каганат
Или просто Тюркский, брат.
Иль Великим его звали.
Только персы не признали,
Где Ануширван главой.
Персы строем знамениты
Иль порядком, не разбиты,
Знает в мире каждый в ой.
Но арабы разогнались
И молитвою сражались
От Пророка, в этот бой.
Персы — с карты постирались.
Стёрла их мольба Пророка.
44
Ибну Хурмуз разорвал
От Пророка то посланье,
Где к Исламу призывал.
Тем от Бога наказанье.
На клочки державу ту
Разорвёт Аллах в версту.
Чтоб другие это знали,
Тем арабы и шагали,
Персию сметя на нет.
Рустум, что арабов знает,
Персов хоть предупреждает,
Не послушают совет:
Армии не гнать толпой
Огроменной с ними в бой.
Ведь арабы, знает свет,
Не боятся под луной
Армий мира всех огромных.
45
И на Муъта так же было,
Византийцам где досталось.
Как коса тогда косила,
Хоть — Три Тыщи — собиралось
На — готов услышать, брат? —
Двести Сорок Тысяч в ряд.
Сколько тысяч там убили —
Посчитать они не в силе:
Горы трупов что везде.
И подсчёту не даются,
Византийцы хоть и бьются,
Не встречали больше где
В мире вслед вояк таких —
Что Пророка люди, в стих.
Поясненьем мне, тебе,
Чтоб завистник тоже стих,
Что от злобы задыхался…

Необходимое замечание о полноте Картине Мира. Не «теза — антитеза — новый виток знания», а отсутствие противоречий (наподобие суперпозиции квантовой теории мира)

46
Это — мы как понимали.
И не факт, что так и было.
Или есть и мы не знали.
В общем, знания могила.
Спор о знании далёкий,
Позабыты где истоки.
Можно ли сей мир познать —
Вообще, чтоб в общем знать.
Или — он непознаваем.
Бога лишь познать нельзя —
Окончательно, друзья.
В бесконечность хоть шагаем,
Как Аллах нам Сам велел —
Узнанным Он быть хотел.
Потому и предлагаем,
Зверь хотя не преуспел
Там, где будет — Канз Махфийя…
47
И не в знании тут дело.
Инструмента — видно, нет.
Или микроскопа сила,
Клетки нужен где ответ.
Или телескоп для света,
Интересна где планета.
В общем, так мне представлялось.
Может, и ошибкой сталось.
Нужен духа агрегат,
А не знание тут важно
По объёму и этажно,
Как-то так подумал, брат.
Уровень Седьмой для дела —
Эго позабывши смело,
Там всё будет, говорят.
Кто дошёл туда умело,
Завершением у дел.
48
И читали мы из книги,
Где примерно описанье,
Подтверждением интриги,
Получив согласованье:
Там — противоречий нет,
Множество — в едином, свет.
И единое — во многом.
Так случилось перед Богом.
То есть, мир — устроен так.
Неувязок больше нету,
Обойди хоть всю планету.
Объяснить такое как?
Телескоп иль микроскоп
Нужен в деле. Дальше стоп.
Понял даже я-дурак.
Не попав в число всех топ,
Знающими что считались.

Что я слышал как неспециалист о древнейших государствах мира? Исходные данные без копания в интернете и книгах

49
Про Китай, конечно, слышал.
Древней Индия была.
И Египет тоже вышел,
Пирамидами дела.
И Шумер древнее всех
Слышал скоростью утех.
Датировками смущали,
Люди не запоминали.
Был и я средь них, конечно.
Но за этих — Тысяч Пять
Можно, думаю, считать
И поболее неспешно.
За Платона Атлантиду,
Упокоем в панихиду,
Непонятно хоть кромешно,
Позже, не подавши виду, —
Может, джиннов то страна?
50
Пирамиды кто построил?
Думаю, построил джинн.
Многих этим успокоил,
Архитекторских вершин:
Технологий в мире нет
До сих пор таких, аскет.
Джинны — крупные ребята,
Силушки там многовато:
Ростом в сотню метров будет,
Покрупнее кто из них,
Чтоб трудиться за троих,
Да и магией прибудет,
Джиннов что в узде держала,
Слышал я о том немало.
Размышление остудит?
Как-то так предполагало,
Чтобы дело прояснить.

Зачем мне Мировая История в традиционном ключе?

51
Людям так понятней стало,
С верой ведь не все дружны.
Богом было здесь начало,
Все теории важны.
Чтобы — людям выбирать.
Им самим всегда решать.
Хоть миры и различались,
Где и как и с чем считались.
Поэтической задачей
Тоже двигали мы в путь,
До Манаса не чуть-чуть.
И почти что неудачей?
Нет, пиит, меня прости,
Буду двигаться в пути,
Не размениваться сдачей,
От пяти и до шести,
Бог покажет, где мы будем.
52
Да, конечно, строчек можно
Чрез историю писать
Очень много. И несложно?
Ну, попробуй в сам узнать.
Я истории не знал,
Георграфии где бал,
Датами добавив специй,
От античности до Греций.
И по-русски не мастак
Я писать, как захотелось,
Рифма частая приелась,
Думают, что зверь — дурак.
Видимо, всё так и было,
Отцвела его могила.
Тем не менее, судак
С карасём, вода бурлила,
Чтобы нам идти полегче.
53
Передышки пригодятся.
Много-часто их беру,
Что мечтами воплотятся,
Ведь мечтал и кенгуру.
Хоть и танкова атака,
Не приемля в деле брака,
Но и им пора свернуть
На чуток, и отдохнуть.
Как-то так я видел дело.
Никуда не торопился,
До Манаса путь открылся,
Говорю об этом смело.
Веды Пятой приложенье
Впереди, убрать сомненья.
Третьим потолком заело?
Нет, совсем. Хитросплетенья
У судьбы, дразнить людей.
54
Я, как автор, (хоть не я),
Право выбора имею
Топать мне и с кем, друзья,
Дело делал как умею.
На меня чтоб не пенять,
Русским вслед не называть,
Карачаевец с Кавказа,
Асов Запада где фаза.
Мы с Историй начинали,
Где аланы, гунны были,
Асов тоже не забыли,
Всех их тюрками признали.
Сам из них происходил,
Коль читатель позабыл.
Знаю как там изменяли
Всю историю в почил,
Как там сильные хотели.
55
Люди в Индию «ломились»,
Ариями быть хотят,
Здесь уловки пригодились,
«Освятить» такой обряд.
Много там фантазий, лжи,
Я устал во не скажи.
К «корню» своему тянулись
И с проклятием вернулись:
Кто от предков отказался —
Проклят. Небо так решило,
Коль не ариями было
В корне их. Проклятьем стался.
Къурейшитов нет священней
Родом в мире и отменней.
Что ж Абу Лахаб «остался»,
Навека уже в геенне?
Дядя был родной Пророка.
56
Если — корень всё решал.
Если для того учили,
Как востоковед сказал,
Мы историю и были.
Но сегодня — вся не та
И почти что сирота,
Мачеха там пригодилась,
Что политикою впилась.
Политический заказ
Надо, видно, обслужить,
Вдоволь бредни городить, —
И тогда, и в этот раз.
Если лев с бараном рос —
Не поможет море грёз,
Да, Япония-Кавказ.
Будь я трижды водонос.
Суть свою он не найдёт.
57
Не по делу, очень строг?
Кто-то должен был сказать.
Чтоб заткнулся демагог,
Пламя битвы разжигать.
Дескать, мы всегда-везде
И на суше, и в воде,
Были так непобедимы,
Олимпийцами любимы.
Неужель, — монгола больше?
Нету в мире вслед такой
Им империи большой,
Что тянулась много дольше.
Как же им тут объяснить,
Где монголу нынче быть?
И сомнениями горше?
И Россию не любить,
«Ниоткуда» что взялась?
58
Бог спускал Свои решенья.
Только Бог Один решал.
Не царёвы «озаренья»,
Если кто того не знал.
А статистов тут хватило —
Императором штромило,
Чтоб со зверем быть им в ссоре
Для геенны, им во горе.
Да, статистами вы были,
Императоры-царьки,
Нелегки, видать, деньки,
Смерти что вослед приплыли.
Зверь статист отменный был,
Режиссёра не забыл
И претензией не в силе,
Громом в небе расчертил —
Ля иляха илля Ллах.
59
Что Аллах Один решает.
Бога больше в мире нет.
Он творенья сотворяет,
Более — никто. Аскет.
Все, себя «богами» мнят —
Ничего не сотворят,
Даже мухи ни одной,
Хоть претензии горой.
Сами все — сотворены.
По земле они ходили,
Ели, спали, воду пили,
И деньки их сочтены.
Если «богом» вслед назвали,
Не они себя «тягали»,
Нету в деле их вины,
За глупцов что не в ответе.

60
Не старайся и не бойся,
Делай дело как умеешь.
Хочешь плачь и не умойся,
И весной поля засеешь.
Маснауи мы дописали,
Хоть того не ожидали.
Восемь Тысяч этих строк
Зверя пустят на Порог,
Даст Аллах. Инша Аллах.
И надежду ту лелея,
В небеса пущу я змея,
Опечатав в сердце страх.
Я на чуть остановился,
Розой ароматом скрылся.
Многих не признав татах,
Я в поэзии укрылся,
Ас-Сафи где плоскость в мире.
61
Не получится? Не знаю.
Бог с ним. И в не в этом суть.
По себе давно шагаю,
Нагоняя миру жуть.
Верю я и погружаюсь,
Изо всех я сил стараюсь,
Ленью хоть прославлен был,
Чтоб читатель оценил.
Волны моря-океана
Ждут меня давным-давно,
Где в Четыре Ка кино,
Раскрывалась Панорама,
Люди хоть и не ценили,
Отстранёнными все были.
Пусть, потомками у Сама
Или Яфетом доплыли,
Или Хам им будет предок.
62
Не скучал бы ты так много.
Много впереди работы.
И далёкая дорога,
И забиты мёдом соты.
Пасечник и пасек мир
Разгоняет наш пунктир.
Мадад приостановили,
Чтоб завистники завыли?
Не совсем. Военный ход.
Хоть и хитростью не стало,
Зверя поднято забрало,
Знает всей земли народ.
Так что, нечего бояться,
Надо дальше разгоняться.
Было так из года в год,
Чтобы вновь распространяться,
И дойти уже до Цели.
63
Я страданием в сомненьях?
Не совсем. Не замечал.
И погибший в разночтеньях?
Разночтенья где встречал?
Нету в мире беспорядка,
И не хаоса тетрадка,
Атеисты как считали
И людей в сомненья гнали.
Кто же их тогда спасёт?
Вот задача-незадача,
И покинула удача,
Суперменов нужен род.
Голливудом их строгают,
До сих пор весь мир спасают
И никак нас не спасут.
Денежки зато втекают,
Злата щедро всем зальют,
Неужель, как скифы персам?
64
Если Небо говорило,
Наперёд тебе сказало,
Поле златом колосило,
И казалось снова мало, —
Значит, люди не менялись?
Измененья ожидались?
Изменений я не ждал,
Молча дело выполнял.
Изменяться иль остаться —
Люди сами пусть решают,
Их давно предупреждают,
Есть Коран, чтоб разобраться,
Коли есть така нужда.
Зверем движет простота.
А в Коране, знаем, братцы,
Вся картина, что проста,
Если Истину кто ищет.
65
Размышлением о жизни
Ход историй утомляет.
Мир наш бренный и капризный,
Время думать наступает.
Так зачем царей явили
И державы городили,
Если в корне мира — тлен?
Не дождаться перемен.
Бренный мир имел задачу,
Он её и выполнял,
В этом он преуспевал,
И, не выдавая сдачу,
Мир людей поработил,
Если кто там эгом жил.
И не с города на дачу,
А в геенну снарядил,
И нирваны не дождутся.
66
Я ответственность несу
За свои проекты мира,
Рыбкой малой путассу,
Не лососями трактира.
Я войны не признавал,
Средством крайним почитал.
А царьки, что дураки,
Этим воевать с руки
Ради кучи малой сыра.
Где уж всем им до Китая
Властелина, Зулкъарная
Вспомнили не для блезира.
Вот цари какими были
И войну как не любили,
Повелители хоть мира,
Как солдат своих ценили,
Не послать чтоб на убой.
67
Женщины любили сильных.
Мир богатых оценил.
Излиянием обильных
В сердце с Богом зверь любил.
Ценники разнились очень,
Что заметно, между прочим.
Люди, почитая злато,
В Рейне топнут многовато.
Злато асов в Рейне коль,
Как нам Эдда говорила,
Суть у дела прояснила,
Скандинавии всей соль.
Ничего, дождусь я Мэгги,
Боже даст, спою и рэгги,
И пришёлся молем в моль,
Химии расставив теги,
Как наукой полагалось.
68
Ты шагал в ту степь куда-то,
Дескать, ждёт тебя Манас.
И идти далековато,
Скажешь западный что ас?
Я обязан говорить?
Вот не знал. Тому и быть.
Коль Манас давненько ждал,
Многих где веков завал,
Значит, должен я идти,
Уваженье проявляя,
Пусть поэзии тут края,
Терниями на Пути.
Раньше в мир Манас пришёл,
Тюрков край попал на стол
У поэзии, учти.
Следом Ас-Сафи посол,
Хоть на русском он писался.
69
На земле одно и то же —
Возвышенье и облом.
Кораблекрушеньем, всё же,
Ход истории зовём.
Как Аллах их разгоняет,
Миром золотым роняет.
Люди миром обманулись,
В вечности потом проснулись,
Смерти что придёт вослед.
Жизнь мирская пролетела,
До неё уж нету дела,
И обратно хода нет.
Для того Историй край
Ты почаще посещай,
Там получишь ты ответ
Смыслом жизни, замечай,
В мире этом нет его.

70
Как-то снова получилось,
Хоть того не ожидал,
Дверь истории открылась,
Ожидается навал.
Я — историк адекватный?
Нет, ничуть, пиит занятный.
Я историком не был,
Если кто про то забыл.
Я в историю влюбился,
Видимо, уже давно
В чёрно-белое кино.
И от рук чужих отбился.
Надо правду говорить,
Богу верою служить.
Мрак подмять весь мир стремился,
Только этому не быть,
Вновь инша Аллах скажу.
71
И чего ты неспокойный?
Выше крыши прыгнул так,
Что соперник рукомойный
Дышит в ладан на пятак.
Дело делалось как надо
Не концерном мармелада,
Шоколад давно ценил,
Коль читатель не забыл.
Ничего, коль не случилось.
Я был должен постараться,
Рядовым велели драться,
И веленье не забылось.
Я не царь поэтов всё же,
Думать так себе дороже.
Дураками всё покрылось,
Быть с такими мне негоже,
«Гения» признанья ждать.
72
Полотно у Фикха так-то
Тоже, вроде бы, писалось,
Не хватало зверю такта,
Репутация осталась.
Я стремился к цели знойной,
Светом Бога в мрак спокойной,
Жизнь свою прожить не зря
В красный цвет календаря.
Я, основы заложивший,
Дескать, классик и поэт,
Знал чтоб это белый свет,
Заново всё пооткрывший —
Не был. Сразу обрезаю
И путём своим шагаю.
Поостынет поостывший,
И его не упрекаю,
Он слегка не разобрался.
73
Связь духовная решает,
Коль имеется она,
Бог лишь истинным вменяет
Силу ту во времена.
Я хайдары разогнал,
Хоть и сам не понимал.
И пока не пристрастился,
Сердцем не раскрепостился.
Чистой хочется игры.
Геймерами новой эры
Нам поставлены примеры,
И отсель до той поры,
Как всё дело прояснится —
Как положено стремиться.
Мышкам в тесноте норы
Лучше бы угомониться,
Иисуса ожидая…
74
Репутация у зверя
Не такая, чтоб блистать.
Но не велика потеря,
Чтобы что-то вспоминать.
Зверь мне прозвище сгодилось,
Правда дела не укрылась,
Значит, люди где-то есть,
Им от Бога в мире весть.
Я был фоном, им стараться,
Чтобы мир сей осветить,
Мрак весь вдребезги разбить
И по небу разлетаться.
Значит, было нужно так,
Понимаю я-дурак,
В Сердца порт чтоб приписаться,
Знает каждый что моряк,
Что фарватером добрался.
75
Небольшой рывок остался,
Чтобы дух перевести,
Чтоб зверюга не старался
Выше крыши замести.
Он идёт и разминает
Мышцы к бою, не скрывает.
Люди власть свою имели
Над другими, разумели?
Как дитё — его родитель,
Из влюблённых — кто сильней
Любит в паре, коль видней.
Будет снова ускоритель
Суть людей отфильтровать,
Ускореньем ускорять.
Не делить чтоб на делить
И делимое спасать,
В математике хоть слабый.
76
Снова всё любовь решала,
Чтобы дело упростить.
Сердце снова выбирало
Где кого за что любить.
Совершенное любили,
Хоть об этом позабыли.
И любовь такая — вечна,
В бесконечность бесконечна.
То есть — Бог, Его Пророк.
К ним любовь чрез донья в донья
Доньями, меня спросонья
Зулкъарная шлемом в рог
Мир подлунный тут склоняет,
Как Аллах повелевает,
Запад мира и Восток,
Юг и Север добавляет,
Чтобы полнотою стало.
77
Потихоньку всё сложилось,
Хоть того не ожидал,
Ас-Сафи вдруг укрупнилось,
До Манаса зашагал.
Бейт за бейтом забиваю,
До Манаса всё шагаю,
Хоть и долго топать мне
В мире бренном при луне.
Ничего, недолог путь,
Как Аллах того желает,
Только так всегда бывает
И не сдвинется на чуть.
Это всё судьбой зовётся,
И запомнить то придётся.
Раскрывая дела суть,
Выбор тоже нам даётся,
И об этом говорили.
78
Я не милым манекеном
Упускал земли удачу,
Непонятливым рефреном
И субтитром в передачу.
Делал дело, как умею,
Разыграв свою затею.
Верным в деле надо быть,
В небеса от горя выть.
Верным был кому не знаю,
(Чтобы верность чью-то ждать,
Им примером показать…)
Чем на верность притязаю?
Тем не менее, они
Есть тогда и в наши дни.
Их по миру созерцаю,
Как деревья, а не пни,
Хоть немного наберётся…
79
Сам себе легко пишу.
Ничего не ожидаю?
Ожидаю. Не спешу.
Бога Волю ведь не знаю.
По течению поплыть
И намереньем дожить
С разумом, коли имелся,
Чтоб от счастия зарделся.
Всё — этот дуэт решал,
Как в хадисе говорилось,
И Ихъя нам пригодилась,
Гъазали Имам писал.
Если ты любим в тандеме,
Быть чудесной перемене,
Зверь её давненько ждал,
Светом в цирковой арене.
Как-то так тут получилось.

80
Получилось без заметки
Наспех сразу и сруки.
Заменителем розетки
Могут быть лишь дураки.
Дураком я знатным был,
Целый мир превосходил.
Ничего, и не в обиде,
Не водою во карбиде.
Буду Ас-Сафи писать,
До Бустана расширяя,
Понесла перекладная,
Чтобы образов не знать.
Я и так их плохо знал,
Дело быстренько признал.
На других не мне ровнять,
Потому и не ровнял,
Одиночным сплавом дела.
81
Я мечтал, надежд имея
И вагон, и паровоз.
Большими мечтами смея,
Будь я трижды водонос.
Водоёмом тоже был
Много раз и не забыл,
Лужей малой что при деле,
В Океан ей течь велели.
Чтоб запросы воплотить,
Коль поставлена задача
И от Бога мне удача,
Разрешили мне доплыть?
Не уверен, что-то, я,
Прямиком сказал, друзья,
Никого не удивить.
Дураков одних нельзя
Удивить. Ужель, и снова?
82
Кто не спал, тот понимает
Там какая голова.
И иначе не бывает?
Биология права?
В общем, это получилось,
Ходом дела позабылось,
Неужель, в который раз,
Где Япония-Кавказ?
Биологий, эволюций
Я таких не признаю,
Потихонечку пою,
Рэп-уставом конституций,
Коих я не принимал,
Даже не голосовал.
Избегая революций,
И народ остерегал,
Не всегда что разумеет.
83
Так и так не получалось.
Есть в делах приоритет.
Только так и полагалось,
Хоть стихиями квартет.
Метафизикой далёкий,
Ростом был хотя высокий,
Это — как и с чем сравнить,
Относительным не быть.
Где пехота, ВДВ
Мы в стандарты попадали
Разные и разным взяли,
Не сыграть на Дубль Вэ.
Расстановка пригодилась,
Планом дела утвердилась,
В молодёжное стопэ,
Речь звучала и светилась,
Как от деток я слыхал.
84
Я немного разленился
И на лаврах почиваю?
От работы уклонился,
Воду в море наливаю?
Может быть, не отрицал,
Может быть, и отдыхал.
Ничего, идти далече,
Упрощая снова речи.
Может, всё-таки, дойду
И устроюсь на привале,
В горном тайном перевале,
Позже с поезда сойду?
Не уверен, как случится.
Двигаться, остановиться,
Рубиконом перейду
Я в пенаты, где столица
Мира новая, поди…
85
Получается ли слабо,
Не шедеврами опять.
Не клешнёю старой краба
Буду Ас-Сафи писать.
Флейта волшебством добрала,
Сердце наше пробуждало,
Что волшебною была,
Моцарта с собой звала.
Я с искусством был знакомый
Не сказать чтоб глубоко
Издали и в далеко,
Тем не менее, оскомы
От него не испытал,
Хоть культурным и не стал.
И не стану в дуболомы,
Хоть берёзы выбирал
Рощами себе на отдых…
86
Я задачу представляю,
Хоть о ней не говорю.
В тишине один шагаю,
Бога лишь боготворю.
Как-то это получилось,
И сноровка пригодилась.
Чтобы снова топать в путь
И без отдыха в чуть-чуть.
Я не верил и не верю?
Почему ж, ещё бывают
Чудеса и сокрушают
Даже сонную тетерю.
До Манаса мы дойдём,
Будь я трижды водоём?
Не пристало клясться зверю,
В прошлом-будущем притом,
В настоящем точно так же.
87
Не получится, наверно,
Каждый сплетник как мечтал.
Я же верил правоверно,
Бога милость замечал.
Ничего, и я поверю,
С Небесами время сверю,
Что бы мне не говорил
Весь небесный ход светил.
Есть источники для сердца.
Солнце радует где глаз,
Всех небес земле алмаз.
Не метаниями герца.
Ток мы в школах изучали
И законы Ома знали.
Потому и знанья дверца
Нам открылась, хоть вначале
Я учиться не хотел…
88
Я пришёл не побеждать,
И не с корабля на бал.
Ас-Сафи мне записать
Сам Аллах-Къаххар прислал.
Горделивым наказанье
В этой книге, в назиданье.
Что осанкой сотрясали
Бренный мир из гордой стали.
Растворили в плазму их.
И огонь тут пригодился,
Не геенной хоть храбрился,
Не забыть от сих до сих.
Снова лекции читаю,
Целый мир увещеваю,
Заливая в новый стих.
Бейтами повелеваю,
Как в сражениях воитель.
89
Я старался понемногу,
Практик в деле не имею.
И забыл домой дорогу.
Но вернуться я сумею,
Даст Аллах, инша Аллах.
Бог Единственный в мирах
Был моей в делах опорой
И на помощь в деле скорой.
Я писал и торопился,
Видимо, не уложусь,
Скоро я домой вернусь,
Хоть с пути Аллаха сбился.
Неужели был на нём,
Будь я трижды водоём?
Значит, я не зря стремился,
Чтобы говорить о том.
Бог простил, похоронили.

Одиночное плавание. Оставив позади ещё 16375 шлок «Харивамшапарвы» (приложения «Махабхараты») и пробив последний 3-й потолок Пятой Веды, окталогия «Ас-Сафи» кавказского автора направляется к кыргызскому «Манасу»

90
Мне Манас не очень нужен.
Эпос, всё-таки, был он.
Поминанием заслужен,
Строчек множеством силён.
Есть и Лопе, что де Вега,
Запредельностию брега, —
Уж не знаю сколько там
Строчек, посчитать чтоб Вам.
Но — не меньше Миллиона
Для себя я насчитал.
Может, больше. Боже знал.
Хоть и каркала ворона.
Больше всех — его считаю,
Хоть и плохо представляю,
Хоть не одного всё дома,
Упрощением шагать,
Что — произведений много.
91
Не одно. Как Ас-Сафи.
Или же, хотя б, Манас.
И представить не моги
Столько написать сейчас.
И чего разбушевался
Зверь в Бустане, и метался?
Радуется он, поди,
Хоть и много впереди,
Я скажу, инша Аллах.
До кыргызовых степей
Топай, силы не жалей,
Нагоняя миру страх.
Если будет кто плохой
В этом мире под луной.
Пусть, в пустыне иль горах,
Или же морской волной,
Все мы Бога лишь творенья.
92
Не для всей литературы
Мировой Бустан пишу,
Или тюркской, пусть, культуры,
Или русской. Не грешу.
Чтоб общине лишь Пророка,
Что вздохнула тут глубоко,
Слава Ас-Сафи досталась,
Что — лишь Богу полагалась
И Муддассиру опять.
Так Пророка звал в Коране
Сам Аллах, сказал заране.
Это тоже нужно знать.
Потому я так пытался,
В День Суда чтоб узнавался,
Где Пророчества Печать
Выше всех пред Богом знался,
Чтобы с ним остаться смог.
93
С ним и с Богом. Непременно.
Вот такая есть мечта.
Высказалась что отменно.
Не мирская суета.
Нобелем литературы
Или «гением» культуры
Метиться, скажи, зачем?
Не хочу того совсем.
Да, к тому же, не удастся.
Видно, с Богом встречусь я
Ранее, скажу, друзья.
Ищущим любви воздастся.
К ним себя не причислял
И Хафиза почитал,
Возглас ясности раздастся,
Ясным Ас-Сафи назвал,
Чтоб влюблённые встречались…

94
До Манаса добираться,
Ох, нелёгкая задача.
С Ведой Пятой распрощаться
Улыбнулась мне удача,
Вместе с Альхамду лиЛлях,
Милосерден вновь Аллах…
Мы по плану здесь ходили,
Мир подлунный удивили.
Призрачно в начале было,
Как-то вяло для начала
Небо дело начинало,
Вряд ли планы все забыло.
И вначале мы не знали
Вообще куда шагали…
И штормами не штормило,
Парусов мы не видали,
В моряки хоть записались.
95
С Одиссеи начиналось
У Гомера с Илиадой.
Ас-Сафи туда добралось
В — Двадцать Девять — не бравадой.
В Год Второй от написанья
У начала, для старанья.
Чтобы далее шагать,
Цели метить, помечать.
Мы с античностью боролись?
Нет, простой ориентир,
Не ходивши долго в тир,
И не мы тут прокололись.
С Исмаилом мы тягались,
Акътамакъ что восхищались.
Со своими напоролись?
Там, пиит, не ожидались
Ни овации, ни кредо.
96
Дальше к Рамаяне путь
В — Сорок Восемь — ожидал,
Много очень, просто жуть,
Вальмики что написал.
Так читал, по крайней мере,
Для сравнения в примере,
Первый Индии трактат,
Избежав триумвират.
Ставки больше возрастали,
Мы ещё пока не знаем,
До Манаса что шагаем?
Может быть, тогда не знали.
Хоть Манас нас поджидает
И заранее всё знает.
Мы зато не ожидали,
Кто такое ожидает,
Всю историю менять…
97
Дальше — больше. Шах-намэ.
Там — Сто Двадцать тысяч строк.
Не простое макраме
Вышивками выдал Бог,
Ас-Сафи чтоб состязаться,
С персами нам потягаться,
Написал Фирдоуси,
В мире каждого спроси.
Родом всё определялось?
Люди мира так кичились
И в иллюзии забылись.
Как с чего всё начиналось?
От Адама всем начало
В мире было. Прахом стало.
И чему тут удивлялось
Человечество? Не знало?
В землю нас вернут, в итоге.
98
Ну а далее опять,
В Индию, где Индостан,
Время выпало шагать,
Разгоняя караван.
Наш соперник основной —
Ведой Пятой под луной,
И Махабхаратой знали,
Так и эдак называли.
«Ариев» туда тянуло.
К Индии предвзятым был?
Сам Адам когда-то жил
В тех местах. И не задуло.
И язык их к сурианам
Ближе, скажем, Индостаном.
Ангелами не минуло,
Их язык далёким странам
Был совсем где непонятен.
99
Разночтения имелись
Как её нам посчитать,
С Полтораста Тысяч въелись
В состязание опять.
Первый будет потолок,
Что увидеть в деле смог.
Потолок уже второй
Был — в Сто Восемьдесят бой.
Вьяса, был что человек,
Тоже ко двору пришёлся,
Хоть не эпос разошёлся,
Как считали веком век.
Коммунисты говорили
Как-то так, коль не забыли.
Океан дождался рек.
Хоть рекою воду лили
Мы уже не первый год…
100
Ну а третий потолок
Мы сейчас с тобой прошли,
Счастлив зверя в мире рок,
Вот такое селяви.
Хоть не все его считали,
В приложенье отсылали,
Из того я исходил,
Где Сто Восемьдесят пробил —
За Квартет из Лунных Лет
Мы сюда, пиит, добрались
И мечтами размечтались,
Хоть и верности в нас нет.
Дальше много нам идти,
До кыргызовой степи,
Путь не близкий там, поэт.
Потому и ты терпи,
Хоть поэтом не считался.
101
Ну а далее, Манас.
Абсолютных категорий.
Что Востока в деле ас,
Потому и пуст лекторий.
Был что пуст. Но Ас-Сафи
Появилось в селяви.
Хоть нам топать и далече,
Избегая снова вече.
«Абсолютный вес» тут в зале,
В абсолютке состязанье,
Вот такое притязанье,
Как борцы бы нам сказали.
Я же весом не дошёл,
Вдвое меньше. Чем борол?
Потому набрать мечтали
Вдвое больше. Что, орёл?
Сокола не повстречавший.
102
Триста Девяносто Шесть
Тысяч строк была вся книга.
Разночтениями честь
Снова есть и есть интрига:
Куралаев записал
Вариант другой и знал
Он на Двадцать Тысяч больше,
Чтоб идти в пути мне дольше.
И хотя он эпос в мире,
Категория другая
И не авторского края,
Что не в драме и сатире,
Тем не менее, писали
Тоже люди, полагали.
И, взглянув на дело шире,
До Манаса зашагали,
Выставив приоритет.
103
Гиннес тоже не стоял
Здесь без дела в стороне,
Что рекорды записал,
В много больше топать мне:
Сразу там Пятьсот и плюс
Тысяч строк. Но не конфуз.
Счёта точного не знаю,
Ленью снова процветаю.
Сколько же лет в запасе было,
Чтобы двигать до Манаса
Мне, что асу и с Кавказа?
Небо сколько уделило
Времени в доселе раза?
То меня не тяготило.
Должен выложиться я…
104
Ас-Сафи — Шестьсот и Двадцать
Тысяч строк — баланс-ресурс.
Много больше. Знайте, братцы.
Устаревший снова ПТУРС
Не проблема тем армадам
Танковым в ура преградам.
Всё примерно описал,
Ясно дело, упрощал.
Может, всё не одолею
И покину раньше мир,
Всё без пафосу тут, сир,
Воплотив свою затею, —
Как Аллах того Хотел,
Зверю воплотить велел.
На забаву вновь хорею,
Где не Пушкина удел,
Ямбом больше изъяснялся.

Ещё раз о Картине Мира.
α (alpha) — постоянная тонкой структуры (ПТС): 1/α = 137,035 999…

105
Там — не знанья много нужно,
Люди так хоть полагали,
Не тянуть собой натужно,
Думал я, не разрешали.
В метафизику «герой»
Тут ныряет с головой?
Ох, не знаю, не моё,
Умничать к чему, зверьё?
Нужен просто — инструмент,
Он внутри, не развивался,
Позабыт и не старался,
Даже не искал момент.
Что-то ты опять темнишь…
Думаешь, что нувориш
Так врубается в контент?
До сих пор, что ль, в мире спишь?
Там лишь в злате интерес.
106
А история причём?
Ты собрался тут писать,
Будь я трижды водоём, —
В раз, два, три, четыре, пять —
Аж за Сотню Тысяч строк,
Двадцать плюс, хоть не зарок.
ПТС, что альфа звали,
Очень долго объясняли,
В — Сотню Лет — не уложились
Мира лучшие умы,
Математикой сильны,
Да и физики тут бились —
Посчитать они сумели
Эмпирически. Присели.
Формулы не пригодились,
Выручить их не успели.
Потому не тороплюсь.
107
Где-то — в Сто и Тридцать Семь,
Единица там в числитель.
Все мечты разбить об земь,
Ускоряя в ускоритель.
До сих пор понять не могут?
Бога, что ль, понять помогут?
Нет, конечно, милый друг,
И в глазах у них испуг.
Семь, дробь Три равна примерно.
Есть обратное значенье,
Дробью нам для вспоможенья,
Потребленьем соразмерно.
Альфа будет в знаменатель,
Единица — вверх. Создатель
Для чего создал наверно —
Только так? Переключатель
Мироздания, и лихо…


108
Бисми Лляхи, начинаем,
Салауатом чтоб вдохнуть,
Вдаль хайдарами шагаем,
И пространство Бог свернуть
Может нам для облегченья
И Пророка разрешенья.
Здесь хайдары начинались
Почему-то, запоздались.
Басмалу я не сказал,
Значит, будет здесь начало,
Правило на подкачало,
Правила я соблюдал.
Делал дело как умею
И заверить Вас посмею,
Многого и я не знал,
Хоть и не скрывал идею,
Знать не знал про ПТС…
109
Так с чего же мне начать?
ПТС нам пригодится,
В никого не обижать,
Коли светлые там лица…
Постоянная структуры
Тонкой, стихли балагуры,
Альфа что обозначалась
И фундаментальной зналась
Постоянной, физик знал.
Что же нам она даёт?
В электромагнитный счёт,
Что взаимодействий зал.
Зоммерфельд её вводил
Для науки, не забыл,
В год шестнадцатый на бал
В прошлом веке, он открыл,
Этим дело начинал,
Хоть для нас абра-кадабра.
110
Мерой станет для поправок,
Где релятивистский путь.
В описании добавок,
Где спектральных линий жуть
Атома у Нильса Бора,
Сутью главной разговора.
И теперь должна она,
На сейчас и в времена,
Тонкую структуру взять
Всю опять спектральных линий,
Не отлынивая ныне,
Точно очень описать.
Что ж, характеристик строй
Важен миру под луной,
Чтоб ещё одну придать,
Альфой новой и родной,
Так пошла вода в их хату.
111
Что ж она определяет
Постоянная ещё?
Хоть поэзия не знает,
Станет очень горячо.
Весь размер, что очень малый,
Изменения, Вы правы,
Величин у расщепленья,
Мне-глупцу для вразумленья,
Уровней энергий всех
Атома. Формулировка.
Подобала рокировка,
Поясненьем не наспех:
Узких близких всех частот
Там набор, спектрально тот,
Линиями вновь успех.
И пропорция вперёд
Там для альфы, что в квадрате.
112
Тонкая структура вся,
Таково образованье,
Разрешений не спрося,
Выше строчки в описанье.
Расщепленье в счёт чего?
Чтоб хватило мне того —
Квантовый пришёл эффект,
Чтоб добавился перфект.
И какой? Как полагали,
Электрона два менялись,
В атоме что прописались,
Виртуально, не списали,
Здесь фотонами, учти,
И энергию почти,
Изменилась что. Устали?
Я устал, как ни крути.
Это здесь взаимодействье.
113
Ничего себе вломил.
Сам читал, не понимаю.
Тот, кто физику любил,
Сходу всё поймёт, я знаю.
Безразмерная она,
ПТС, величина.
Комбинацией констант
Образована, как грант,
Все что, знай, фундаментальны.
Кое-как закончил сказ
Предварительный сейчас,
Не рисунки, что наскальны.
Дальше надо продолжать,
Мир научный удивлять,
Дескать, в Ас-Сафи сакральны
Строки, бейтами назвать,
Что — обычный перебор.

114
Формулы не помогают
Альфу вычислить, учти.
Вот уж зверя удивляют,
Неуч что, как ни крути.
Опытным путём считали
И — бессилие признали.
Будут зверя поучать
Дескать, Бога нет, «им знать».
Что им знать — уже я понял.
Чуть попозже объясню,
Будет ясно даже пню,
Опоздал кто на перроне.
Ладно, дальше проезжаю,
Ничего не забываю
О важнейшей сей персоне,
Хоть всего не понимаю
Ведь не физик, всё же, я.

Учёные, не верящие в Бога — или глупы (отсутствием ума), или горды (став демонами, заблудшими и вводящими в заблуждение). В основном, — второе

115
Лиц одних уже хватало —
Неприятное лицо.
Сердце фейсом выдавало,
Как пришлось в западлецо.
С Богом — так они решили —
Потягаться. Рассмешили.
«Лучше» Бога они знают,
Дьявола напоминают,
Тоже «лучше» дело знал,
Чтоб Адаму не клониться.
И всё новые там лица,
До отказа чтобы зал
Был уже битком набит —
Ад их ждал и был сердит.
И людей таких набрал
Дьявол, фьючерсом побит,
Иисус почти вернулся…
116
Про глупца поговорим.
Что ума в помине нет.
В общем просто осветим —
Мало очень их, аскет.
Что катаньем дела взяли,
Ничего не понимали,
Выслугою лет дела,
Диссертация была.
Да, студентам та морока,
Будет от таких влетать,
Видел сам и как не знать,
Хоть и постарел до срока.
К ним — претензий нет особых,
Сами что надели скобы,
Хоть и скользкая дорога,
И никто там не пройдёт.
117
В основном, там — сорт второй.
Демоны что во плоти
В этом мире под луной,
Там смирения не жди.
На Творца обидой жили?
Нет, совсем. Похуже были.
Проча самоих себя
Вместо Бога. В полымя
Пропуски им выдавали,
[Бронь за ними закреплялась,
Заселенья дожидалась],
Хоть они того не знали.
Этих видел я, увы,
Бесполезным в селяви.
Гордостью такой воняли,
Нету сил терпеть. А Вы?
Если да — терпите сами.
118
В максимум, там — вид растерян.
Нету стыка, в третий сорт.
Неужель, такой потерян?
Не найти приписки порт?
Только будет две дороги,
Чтоб умолкли демагоги:
Или в Рай там, или в Ад.
Нет другого в кум и сват.
Там, в итоге, всё срастётся, —
Он куда-нибудь примкнёт,
Станет он таким и тот.
Пояснение придётся
Снова травлей по умам,
Что сказал заранье Вам.
Травля в мире удаётся —
И таким по головам
Нашим зверь ходить не даст…

280
Получилось ли, не знаю.
Мир подлунный удивить
Не хотел, как понимаю, —
Перебивке первой быть.
Так История занятна
И правдивостью приятна,
Хоть такая не по нраву,
Очень многими в дубраву.
Им не будем угождать.
Надоели всем враньём,
Будь я трижды водоём,
О таких не вспоминать.
Правда очень где ценилась,
Подошла и пригодилась,
Так что, нечего пенять.
Знаниями углубилось.
Корпус Первый завершён…

2-й гвардейский Токийский танковый корпус прорыва
(хайдары 281 — 560)

281
Как же долго надо, братцы,
Мне идти и где Победа?
Надо в деле постараться.
Ужином уйти с обеда.
Я заранее пишу,
Сам себе всё упрощу.
И задача-то была,
Что не меньше мал мала.
Легче мне работать стало,
Груз ушёл и цель почти
За спиной. А впереди
Степь кыргызов ожидала.
Поджидал меня Манас,
Что Восточный будет ас.
Я же — Западный. Признала
Карта мира где Кавказ.
Жди, Манас, я вышел в путь…

Материал готовится к публикации

As-Safi Octalogy. Book 40. Rose Garden

Ас-Сафи. Книга 40. Розовый Сад

Обсуждение закрыто.