Газели 185-200

  1. «Ветерком волос кудрявых ты мне душу освежаешь»
  1. «Ветерком волос кудрявых ты мне душу освежаешь»*,
    Пропустил удар, не скрою, и вину свою признаю.
  2. И удар там за ударом. И стрелою догоняешь.
    Был всегда я там убитым, и опять я проиграю.
  3. Метко ты всегда из лука в сердце зверя попадаешь,
    Вновь попала и дождался, и опять я умираю.
  4. Но хотя расклады в силах измениться не хотели –
    Я воскрес опять и снова Ветер в Поле догоняю.
  5. Бейтов строй – дивизий мощных, армий, корпусов из стали –
    Сам я в бой повёл нещадно, битву снова разыграю.
  6. И хотя кумир прекрасный знает кто я без прикрасы,
    Пожалеть меня захочет – в этот раз не опоздаю.
  7. Почему так благосклонен стал ко мне кумир негласно,
    Сердцем чувствуя, наверно, всё-таки, не понимаю.
  8. Образов неясных много я представил не напрасно,
    Только так как Сито в Мире светом в мрак повелеваю.
  9. И от скуки той победы, что пришла совсем нежданно,
    Я лежу в Шатре Викторий и бездельем подыхаю.
  10. Потому и бой суровый вёл годами с провиденьем.
    И теперь Одним Ахáдом каждым вдохом выдыхаю.
  1. Как Хафúз – уже не скажешь
  1. Как Хафúз – уже не скажешь. И не будем говорить.
    Мы пойдём своей тропою – по теченью буду плыть.
  2. Был всегда беспечен в жизни, от себя того не скрою,
    Да беспечность с упованьем мрак смогла опять пробить.
  3. И разгон в делах тяжёлый был не раз и не порою,
    Только это не мешало мне спокойно, ясно жить.
  4. Слог в словах моих неясных пригодился тому строю,
    Строй из слов моих неясных не привык народ дурить.
  5. Много говорил, нескладно, шёл в пролом опять с войною,
    Хирургию коль избрали – терапии там не быть.
  6. Фазы есть и Сингулярность, Свет идёт всегда волною,
    Все этапы различая, топором лишь мне рубить.
  7. В одиночестве шагая там одном своей тропою,
    Я газели почитаю, чтоб Хафúзом вновь ожить.
  8. Камень маленький не хочет быть, наверное, горою.
    Я – хотел. Но расхотелось. И не дам уговорить.
  9. Как огонь всегда пылая, не в ладах опять с водою,
    Почему-то приходилось субмариной в море всплыть.
  10. Думать сердцем приходилось, не дружил я с головою,
    Потому и сплю спокойно, ночью не пришлось повыть.
  11. Там где «ы» и «и» найдётся, буквы новые открою,
    Чтобы «яблоко» десятки настежь разом прострелить.
  12. Потому и слог меняю, чтобы был предельно ясен,
    Хоть до ясности как надо много надо мне учить…
  13. Пилорамой завывая, разделяя направленья,
    Долго мучился напрасно, чтобы стрелкой Норд открыть.
  14. Лень всегда везде мешала, не давая пробужденья,
    И осталось, наконец-то, взять её и утопить.
  15. И об этом не жалею, и часов двадцать четыре
    Мне теперь уже хватает, чтоб не спать, а отцедить.
  16. И хотя порой охота завалиться где-то в спячку,
    Я – в пещере. Не берлоге. Чтоб Весною упредить…
  17. Если встал ты на дорожку, то отбрасывай сомненья,
    Здесь стоишь с одной ты целью – чтобы всех опередить.
  18. Всех, не всех – но постарайся, не дано там промедленья,
    Корифеев там уж нету, их не сможешь победить.
  19. Из жюри глядят поскольку, одного приободряя,
    Остальных, что чуть слабее, им придётся отрубить.
  20. Остальных – во имя блага, чтобы те не надорвались.
    Бог по-разному нас создал, чтоб мозаику слепить.
  21. Он Один – всё понимает. И не терпит отступленья.
    Коль готов – тогда и действуй, многое успев забыть.
  22. Всё давно забыл уже я и совсем без принужденья,
    Только как судьбу-смуглянку мне мою, скажи, отмыть?..
  23. Белоснежкою не стала, хоть и долго так старался,
    Может быть, вагон усилий или два мне приложить?
  24. Приложив, её отмою – скандинавскою красоткой
    Сердце Юга, что застыло, можно и омолодить.
  25. За Хафúзом всё стремился, и его обвороженья
    Неумехе вот такому может нáдолго хватить.
  26. Спать так тянет по привычке, что тоской до одуренья
    И меня охота, видно, как-нибудь в тиши убить.
  27. Как убить того кто умер не даю я наставленья,
    Как-то кораблекрушенья мне того не позабыть.
  28. Сердце выжило и жаждет всё от Бога исцеленья,
    И в него задор по полной Небеса дадут залить.
  29. Тяжесть сердцу неподвластна? Рубану без сожаленья.
    Только так себе, солдату, ни скулить не дам, ни выть.
  30. Хочется так многим, видно, циркового представленья,
    И его я дам на славу, всё, что сломано, чинить.
  31. Бейты льются стройным рядом, и его я понимаю,
    Пробил час, пора и в битву, сотрясать и всё крушить.
  32. Шлем на мне, его забрало я уже не поднимаю,
    Не подвластно подниманью, что не дали опустить.
  33. Как же хочется напиться, и тогда, возможно, Раю
    Вдруг позволят той Молочной жажду в сердце утолить.
  34. Своего добиться смог ли – поживём, тогда узнаю,
    Некогда пока раздумьям ходу дать, чтоб уходить.
  35. С корнем все раздумья сердца без раздумий вырываю,
    И пропалывать не надо, сорнякам не погубить.
  36. Шаг за шагом, без сомнений душу снегом отмываю,
    И придётся поработать, хоть не хочется и мыть.
  37. Но не всё же было плохо, струнами там доиграю,
    Доигравши и допевши приз возможно получить.
  38. За джек-потом приходивший, мыслями не увядаю,
    Остальных призов не надо, мне себя не изменить.
  39. И исчезнув там мгновенно, я на море отдыхаю,
    Чтобы к новому скорее мне от старого отплыть.
  40. Новым старое не станет, и его не заменяю,
    Бог всегда Один и Скрытый, потому мне надо скрыть…
  41. И газель всё тяжелее, листьями всё загибаю,
    Слабый был всегда, без дела, чтоб такое сочинить.
  42. Для чего всё это надо – непонятно, но признаю,
    Одного Аллаха хватит мне, чтоб это объяснить.
  43. Бейт за бейтом и салютом той победы всё стреляю,
    И опять Аллах позволил мне до финиша доплыть.
  44. И мелодия у Флейты всё такая же, сыграю,
    Красоту любил и явно мне придётся с ней дружить.
  45. Непонятностей так много, как всегда, насобираю,
    Непонятно Солнце всходит, чтобы завтра вновь всходить.
  46. Стоит лишь немного тихо посидеть и оживаю,
    И не думая диктанты продолжаю я строчить.
  47. Истины есть свет предвечный, тот, которым засияю,
    И тогда придётся, видно, и меня здесь заменить.
  48. Засиять однажды – мало, делом дело продолжаю,
    Треугольные квадраты чтобы кругом расчертить.
  49. Лишь Аллахом движет дело, Одного Его вдыхаю,
    Коли так, стал неподвластным для пространства закрепить.
  50. Гравитацию, не спорю, знаю так и уважаю,
    И по времени втекаю ось пространства прихватить.
  51. И шестой десяток бейтов терпеливо дожимаю,
    Подустал, видать, немного и охота здесь закрыть.
  52. Побарахтаться чуть надо, этим масло выбиваю,
    Может, кто и выжимает, мне же легче так решить.
  53. И по-прежнему, как встарь, я вновь за жемчугом ныряю,
    Только так бесценный жемчуг представляется добыть.
  54. Ничего, что в том процессе, я изрядно промокаю,
    Но без этого верёвку мне из истины не свить.
  55. Ищущих так много будет, их по полной одобряю,
    Всех, кто искренними вышел, никого с Пути не сбить.
  56. И размеренно шагая. Я своё лишь догоняю,
    И чужого здесь не надо, и его не ухватить.
  57. Удивленью нет предела, удивленьем пропадаю,
    Как же это всё возможно, хитрецу там не схитрить.
  58. И хотя жемчужин славных многих я не повидаю,
    Мне моей одной хватает, самой верной посвятить.
  59. И в неё гляжу беззвучно, неустанно расцветаю,
    И теперь не стоит прошлым мне сознанье бередить.
  60. И Пророка только в сердце я с Аллахом приглашаю,
    Жду опять Его команды, чтоб Гъарúбом завершить.
  1. «О ветер рассветный, лети в тот квартал»
  1. «О ветер рассветный, лети в тот квартал,
    Где милая сердцу живёт»*.
  2. Напрасно я, видно, так сердцем пылал,
    Искал к ней подход, да не тот.
  3. И странствий на карте я той не искал,
    И двигался точно вперёд.
  4. Летел, когда мог, если нет – то шагал,
    Да только оскоминой жжёт.
  5. Её я навеки давно потерял,
    На это и был мой расчёт.
  6. Из двух лишь одно я всегда выбирал,
    И снова я выбрал нечёт.
  7. Красавиц без сердца прохладен и лал,
    В него только смерть затечёт.
  8. И выиграл я снова, но не проиграл,
    И мне подтвердит небосвод.
  9. Уеду я вдаль, будет найден портал.
    Кораблик – не мой пароход.
  10. Не зря изначально Гъарúбом ты стал,
    Чтоб чётко найти свой проход.
  1. «Твой образ – как меч, как в пустыне – мечта о воде…»
  1. «Твой образ – как меч, как в пустыне – мечта о воде…»*,
    Такое под силу Великому только сыскать.
  2. Был я налегке, и был лёгким всегда мне подъём,
    Осталось прийти, самому всё увидеть и взять.
  3. Мечом, Твоим образом, много тех армий разбил,
    И многим тогда Ты не дал работягу унять.
  4. Мечтою с водой и мечтой о воде и дошёл,
    Мираж был не нужен его чтоб в сознанье вгонять.
  5. И пальцы сжимая в кулак, и удар нанося,
    Винчýн предпочёл, чем как в боксе нокдаун считать.
  6. И, если бывал я порою несносен, прости,
    Ширáз – во хмелю, я же был топором, чтоб рубать.
  7. У каждого в мире рождённого участь своя,
    И стал полководцем, чтоб недруга яро сметать.
  8. И меч этот в руки не брал я, мне дали его,
    А вместе с ним право мне дали всегда побеждать.
  9. И правом тем вовсе не горд я, склонён головой,
    Ведь если прикажет мне Он – я готов проиграть.
  10. И армий из стали так много уже повидал,
    Но шахматных партий не надо, не стану играть.
  11. О плане в генштабе не спрашивал, и не пойму,
    Приказ получил – и его я привык выполнять.
  12. И много на свете неясных давно теорем,
    Их вряд ли пойму, должно аксиом мне хватать.
  13. У всех есть свой путь, и не я им его начертал,
    Аллаху видней, как всегда, ну а мне – не понять.
  14. Твой образ, как меч, и мечом тем любую стену
    Я вмиг разнесу, что строитель не сможет узнать.
  15. Он так захотел, и я выполнил этот приказ,
    И новым строителям нужно раствор заказать.
  16. И бейты Он выстроил в ряд, чтобы вновь научить
    Как мне уклониться и как эту пулю догнать.
  17. В учёбах я был не силён, и стремленья слабы,
    И в класс нулевой меня запросто можно сажать.
  18. И тех Академий великих, их скучных идей,
    Надеюсь, Он даст мне и в этот момент избежать.
  19. Надежда – надеждой, а Воля всегда у Него,
    И зная всё это – продолжу Его умолять.
  20. Ну, что же, Гъарúб, ты так много уже повидал,
    Покоя взалкал или будешь опять продолжать?..
  1. «В любви равноценны, Хафúз, и персидский, и тюркский язык»
  1. «В любви равноценны, Хафúз,
    И персидский, и тюркский язык»*.
  2. Об этом случайно забыв,
    Неудачами года поник.
  3. Весь мир только Богом живёт,
    И пазлам находится стык.
  4. Об этом и я позабыл,
    Зуннар чуть меня не настиг.
  5. И в слабости, в мощи лихой,
    Всегда опираться привык
  6. На плащ и родной Зу-ль-Фикъáр,
    И правдой зацеплен мой клык.
  7. Но в деле том трудно, увы,
    Бессилен, порой, скок и прыг.
  8. Наскоком никто там не брал,
    И крепости вряд ли воздвиг.
  9. И ты присмирел, поумнел,
    И многое явно постиг.
  10. Лишь только затем говорю
    Гъарúбу: «Умерь ты свой рык…»
  1. «Ради родинки смуглой одной»
  1. «Ради родинки смуглой одной,
    Одного благосклонного взгляда»*,
  2. Не стану крушить города,
    И мне Самарканда не надо.
  3. Дамаск Абý Нýром вдохну,
    И все зиярáты Багдада.
  4. В Каире часок отдохну,
    И в Йемен попасть не преграда.
  5. Язык у любви всё один,
    Да мало того мне уж клада.
  6. Кто Рая так страстно хотел,
    Возможно, избегнет и Ада.
  7. Но я, как всегда, где-то был
    И в списках тех нет, где зарплата.
  8. И, видно, беспечность моя
    Всё там, где и душ всех расплата.
  9. И много там фруктов вокруг,
    Да сердце дошло до граната.
  10. Никто и не понял? Не плачь…
    В Пророке Гъарúба отрада.
  1. «Не нужны совершенству румяна, духи и помада»
  1. «Не нужны совершенству румяна, духи и помада»*,
    Ты прекрасней чем Солнце, ясней чем Луна, так тебя описать.
  2. Долго сердцем блуждал, всё искал, может, что и нашёл.
    Только как мне себя во вчерашней реке той застать?
  3. Или рéку сменить? Или вновь Океаном вдохнуть?
    Только он мои раны лечил, и ему залатать.
  4. Тех пробоин на сердце и счёт им давно потерял.
    Был я слаб и, наверное, слаб я опять.
  5. Величины растут и удел у них явно с Небес,
    Я стою в стороне и гляжу, снова мне не понять.
  6. Совершенством давно поглощён и дороги уже не найти,
    И вчерашнюю тень, что в зените была, не догнать.
  7. Раньше всегда догонял, опозданьем плохих тормозил,
    И расчёт был на то, что на страже придётся стоять.
  8. И поводьев уж нет, их давно на века отпустил,
    И несёт по теченью, не хочется мне устоять.
  9. В стойке ты простоял много лет и той цели достиг,
    По Закону Времён Полюса предстоит поменять.
  10. Это так интересно, хотя и наскучило мне,
    Знай, Гъарúб, что по-прежнему нужно искать…
  1. «Велика эта тайна – искать объясненья не надо»
  1. «Велика эта тайна – искать объясненья не надо»*,
    Чем же жить? И куда нам стопы направлять?
  2. Русло этой реки донесёт, ты печали отбрось,
    Коли Истины Свет в сердце бедном решил воссиять.
  3. В Книге судеб давно запись, видимо, есть и о том,
    Потому не приходится снова задачу решать.
  4. А Судьба как там с выбором речку свою доведут,
    Разговором об этом не станем мы речь усложнять.
  5. Жить в тиши так легко, мыслей рой позади и исчез,
    А без мыслей на сердце легко все приказы читать.
  6. Если знать наперёд что и где, что зачем, почему,
    Можно будет спокойно Раствором Судьбы Мира стать.
  7. Мне оно ни к чему, и меня поведут в край иной,
    Чтобы там до конца всё, что было, навек докромсать.
  8. Хоть ценил ты покой, избегал всех путей и дорог,
    Стал привычен ты с детства всегда и везде воевать.
  9. Неуёмному эгу сильнее уже не везёт,
    Знает лучше других беспощадности той рукоять.
  10. Для чего это всё мы не будем в раздумья входить,
    Чтобы каплей Гъарúб в Океане не смог уж восстать…
  1. «Красота тюльпаноликой расцвела, озарена»
  1. «Красота тюльпаноликой расцвела, озарена»*,
    Только этой Красотою и смогу опять вдохнуть.
  2. Беспощадно жизнь мирская била сердце вплоть до дна,
    Донья доньями чрез донья – сердце то не развернуть.
  3. Хоть по многим направленьям проиграл уже сполна,
    Иногда и бейт красивый Бог подкинет завернуть.
  4. Ночи долгие, и ночка ночек тёмных всех черна,
    И она опять поможет до утра мне протянуть.
  5. Полюсами Антарктиды с Арктикой, что льдом полна,
    Холод боль легко затушит, чтобы сердце ковырнуть.
  6. И путей на свете много, ты один сумел найти,
    Чтобы больше не искалось и не звáлось – это путь.
  7. И неважное, что в прошлом, я прошёл и позабыл,
    Цель одна на свете будет – остальное всё забудь.
  8. Величинам воздавая Богом данный ранг и сан,
    Лишь собою оставайся, и самим собой лишь будь.
  9. И вокруг не озираясь, не ищу там ничего,
    Значит, сильно постарался и нашёл уже ты суть.
  10. Долго числился Гъарúбом и приписку ту прошёл,
    А теперь осталось малость – лишь до дома дотянуть.
  1. «Ветер треплет завитушки гиацинтовых кудрей»
  1. «Ветер треплет завитушки гиацинтовых кудрей»*,
    И теперь засну навряд ли и останусь только с ней.
  2. До Мин Джун – Сон И добился, иль она нашла его,
    Как бы не было, но в тайне долго шёл к мечте своей.
  3. Постепенно, шаг за шагом, приближаясь, наконец,
    Ты упрёшься в стену, видишь, там немало тех дверей.
  4. Да свою легко узнаю, да и вижу лишь её,
    Слишком много протомился в подземелье лунных дней.
  5. Слава Богу, изменилась радуга в глазах моя,
    И теперь не вижу вовсе пены всей и пузырей.
  6. Коли враз всё изменилось, мир невидимо исчез,
    Не напрасно настрадался, стал заметнее мудрей.
  7. Говорить такое может вслух не каждый, не забудь,
    Если речь такую дали, значит, стал ты их сильней.
  8. И тогда они дождутся не того, что ждал народ,
    Раньше времени ложатся, ждут похуже новостей.
  9. То – плохие. Но хорошим новости твои под стать,
    Потому и не боятся запредельных скоростей.
  10. Но Гъарúбу безразлично это всё, его звезда,
    Восходившая так трудно, нахлебалася морей.
  1. «Той жемчужины чудесной ты вслепую не найдёшь»
  1. «Той жемчужины чудесной ты вслепую не найдёшь»*,
    И не год один в стараньях ты напрасно проведёшь.
  2. Под диктовку от Хафúза записал я этот бейт,
    Потому мякиной лести и меня уж не возьмёшь.
  3. Нужен будет провожатый, кто жемчужину нашёл,
    Да народ сейчас не любит, правдой называя ложь.
  4. И таких совсем не жалко, многих видел на веку,
    И в Аду их ожидают, мне не жаль, не бьётся дрожь.
  5. Он – не бедный и несчастный полоумный дуралей,
    Против правды зная двинет и вопьётся словно вошь.
  6. Налысо подстрижен с детства, с детства вшей я не боюсь,
    Потому и в раж от бейтов здесь тихонечко войдёшь.
  7. Истину – не ценят, знаю, не моя эта печаль,
    Но в аптеку все лекарства, всё что нужно – завезёшь.
  8. Пусть один всего способен вылечить себя, пускай,
    Ради этого счастливца с Полюсов ты принесёшь.
  9. Искренних, Великих – мало. Только их всегда ищу.
    И тогда Исóй Хафúза под Зухрý ты запоёшь.
  10. В песнях был Гъарúб не шибко от рождения силён,
    Но от звуков колыбельной сладко добротой заснёшь.
  1. «До Хафúзовой гробницы долетит свиданья весть»
  1. «До Хафúзовой гробницы долетит свиданья весть»*,
    И Аллах опять позволит бейтом радости прочесть.
  2. И от радости свиданья сердце бьётся всё сильней,
    Той любовью вытесняет в сердце безмятежном месть.
  3. По ступенькам вниз катился я не раз, не два, увы.
    Чтоб у первой той ступеньки вновь в раздумиях присесть.
  4. И теперь уж на вершине дифирамбов слышен звон,
    Но, на старость вдруг оглохший, я не слышу вовсе лесть.
  5. Но Хафúзовой гробницей дорожу как никогда,
    Чтоб в Ширáзе и Тебрúзе птиц собралось ровно шесть.
  6. Попугай с павлином будут, и удод здесь с соловьём,
    Сокол с аистом смеются, мне почёсывая шерсть.
  7. Чудищ много повидали, да таких не видел свет,
    Чудо-юдо все признали, и в чести кто ценит честь.
  8. Мастер жив своим твореньем, и Ширáза Хмель ценúм,
    Лишь немногим там под силу чтобы взять, поднять, унесть.
  9. Молча жить предпочитаю, одиночество храня,
    И дыханье сохраняя, мощно-яро-жёстко гресть.
  10. И Гъарúб всегда пугает, посвящённым только свой,
    Но одно он точно знает – счастье было, будет. Есть…
  1. «С тех пор, как я обрёл язык благодаря Любви»
  1. «С тех пор, как я обрёл язык благодаря Любви,
    О славе и красе твоей мои уста твердят».*
  2. И лицемерием набит я с самых первых дней,
    Но слава в адрес твой всегда – лишь сладкий мёд, не яд.
  3. И лицемерие моё – секундой в вечность зрит,
    Секунда без тебя одна – кромешно-вечный Ад.
  4. Где «я» – там «ты», и есть стена, в местоименьях брешь,
    И без меня – одна она. Так в Книгах говорят.
  5. Себя навеки потеряв, Аллаха обрести,
    И путь там будет непростой, пробейся в первый ряд.
  6. Все цели – кроме той – мираж, Великого спроси,
    Об этом долго мне твердит не первый год подряд.
  7. Но глупым был я, слабаком, акцентам не внимал,
    И каждый раз Аллах жалел и в сердце был заряд.
  8. Ему известным лишь путём меня Он оживлял,
    Чины и звания давал, и грудь полна наград.
  9. Детей, чтоб лучше воспитать, игрушками прельсти,
    Да только стар я, чтоб играть, и делаю возврат.
  10. Так неужели сам Гъарúб приносит в жертву всё?
    И рядовой теперь опять, и нет пути назад…
  1. «Я пьян её глазами – где же чаша?»
  1. «Я пьян её глазами – где же чаша?
    Уста любимой холодны как лал».*
  2. Неважно, что ты чувствовал и прежде,
    Но разделял харáм где был, халáл.
  3. И путь твой отличался непомерно,
    Ворóтам поворот другой давал.
  4. Да только не имело всё значенья –
    Народ мирской мирское выбирал.
  5. Тебя не тяготило это, впрочем,
    И в сердце разгребал ты свой завал.
  6. Пока другие плакали изрядно,
    На флейте ты мелодию сыграл.
  7. И не увидел, не услышал вовсе,
    Через тебя прошёл девятый вал.
  8. Тебя как будто это не коснулось –
    И на скакалке долго ты скакал.
  9. Теперь стоишь и смотришь Солнцу в крону,
    И пригодился юности подвал.
  10. Сладка, Гъарúб, теперь и участь ваша,
    И дело то ты, видимо, дожал…
  1. «Ты думаешь – я ждал твоих объятий?»
  1. «Ты думаешь – я ждал твоих объятий?»*
    И уши здесь тоскою зазвенят.
  2. В отчаяньи не раз, не два забылся,
    И много дней, и много лет подряд.
  3. И небосвод ко мне уж не скупился,
    И рукописи медленно горят.
  4. А времена нещадно изменились,
    И лишь глупцов теперь боготворят.
  5. Не страшно это всё, и ты пробьёшься,
    Махдú с Исóй поблизости стоят.
  6. Их ожидая, седина пробила,
    И Небеса Врата все отворят.
  7. Долгов хабúсы много наплодили,
    И им долги как надо возвратят.
  8. Возвратом был силён Аллах, не скрою,
    И Ад с Самýдом ясно подтвердят.
  9. Да песня уж печальная оттуда,
    Пророк в походе отводил свой взгляд.
  10. И только мудрые, Познавшие Аллаха,
    В знаменьях зёрна Истины узрят.
  11. Другим же чудеса лишь интересны,
    Игрушкой детской загремит детсад.
  12. Объятиям так рад, хоть и не ждал их,
    И всё ненужное они предотвратят.
  13. Да только многие ненужное то ценят,
    И добровольно сдаться не хотят.
  14. Я – захотел. И вовсе не жалею.
    Гирлянды веры сердце осветят.
  15. Не только у аскетов и героев,
    Здесь признавал я только Тарикáт.
  16. Дорогу только к Богу, Рай транзитом,
    И «юзаккúхим» снова оживят.
  17. Махдú – последний в Накшбандúи будет,
    Он – шейх последний, кончен уиляят,
  18. Что в ýмме нашей, а Исá – последний
    Для человечества всего, и буду рад.
  19. Два уиляята кончатся, но прежде –
    Пройдут года, поспеет виноград…
  20. Безделием не стоит жизнь транжирить,
    Не ценит время кто – пригубит яд.
  21. А для несчастных этот мир раскроет
    По полной свой дешёвый маскарад.
  22. И ухищрений много там найдётся,
    Увидишь этих хитростей каскад.
  23. И разговоры эти бесконечны
    И, может быть, порою, утомят.
  24. Но перед Небом, те, кто были вечны,
    Так многое в речах тех разглядят.
  25. Любви одной достаточно прорваться,
    Уйти, не посмотрев внутри назад.
  26. Любовь к кому-то, не себе, поможет,
    И обретёшь в душе свой Тайный Сад.
  27. И за него не бойся. Если чистым
    Исходный был посыл – не тронет град.
  28. Тогда, возможно, и достойным будешь,
    Чтоб знамя взять и выйти на парад.
  29. И существительными ряд уже заполнен,
    Глаголы разгоню – пускай летят.
  30. И дети, увлечённые мечтою,
    Кораблик детский ловко смастерят.
  31. И вряд ли увлечению такому
    Печали-горести дорогу преградят.
  32. Угли Любви одно имеют свойство –
    Они и в Вечности уже не догорят…
  33. Попавши в сети раз – уйти не хочешь.
    И угольки те сердце растворят.
  34. Покой и счастье будут запредельны,
    Они любого вмиг уговорят.
  35. Попасть туда лишь трудно, это знаю,
    Одних замедлят, а других там ускорят.
  36. Стремленья от тебя всегда исходят,
    И не найдёшь там паучков, утят,
  37. Что, рано утром на рассвете умываясь,
    Детей умыться выстроили в ряд.
  38. Гарде и шах в игре той не подходят,
    И вряд ли кто-нибудь поставит мат.
  39. И в деле этом нужно ускоренье,
    Аллаха искренним поможет здесь разряд.
  40. А искренность – товар сверхдефицитный.
    И поиски те многих огорчат.
  41. И в юности, дорогу начиная,
    Донянчился до седины внучат.
  42. Аллах немногим Двери открывает
    И даст щедрот Своих бездонный магърифат.
  43. А без него все поиски мирские,
    Порою, бесполезны и горчат.
  44. И тщетностью всей беготни по кругу
    И сильного безмерно удручат.
  45. И батарейки, что зарядки пóлны,
    Легко и за секунду разрядят.
  46. Претензиями на несправедливость
    Лишь недоумки бедные грешат.
  47. Забыли, что холодным подаётся
    Плохое в прошлом – сразу замолчат.
  48. Плохого корка, может, и застыла,
    Но ковырнули – и услышишь смрад.
  49. И после этого все полюса сменились,
    И не поймёшь уже хорош кто, гад.
  50. Меня, однако, это не коснулось.
    И целью взял своей я магъфират.
  51. Перо опять в чернила обмакнулось,
    Карандашом и бейты запестрят.
  52. В настойчивости сила будет, знаю,
    Великие на этом настоят.
  53. И потому не раз, не два, а больше
    Прошу вновь у Аллаха я сабат.
  54. Охотники за целью долго гнались,
    И про сабáт охотно просветят.
  55. Понравиться желанья не питаю
    Всем чуждым сердцем – только леденят.
  56. Их устремления в мирское безудержны,
    Не значит ничего им магъсыят.
  57. И бейт за бейтом к цели продвигаясь,
    Мне думать некогда, лес рубят – полетят.
  58. И отговорки их пустые слышал,
    Смешно от них, печалью рассмешат.
  59. Пора что ль отстегнуться, отвернуться,
    Лучами солнца волны напоят.
  60. И молниями небо разразится,
    Озоном свежим воздух разразят.
  61. Лягушки квакают и зúкром поминают,
    А люди в том болоте мирно спят.
  62. Спит – кто не умер. Речь, порой, жестока.
    Слова такие, может, отрезвят.
  63. Как отрезвить того, кто засыпает,
    И сон от яви вряд ли отличат?
  64. Нас разбудить, из мёртвых оживляя,
    Аллах, позволь святым, что устоят
  65. В любую бурю, ураган смертельный,
    Они – маяк, и бухту осветят.
  66. Спасибо им не нужно, без зарплаты
    Работали всегда. И посвятят
  67. Самих себя Его довольству только,
    И слава их сильнее во сто крат.
  68. И в треть последнюю так тяжело пробиться,
    И ручейки по новой зажурчат.
  69. Кит океан фонтанами взрывает,
    Невидимым остался донный скат.
  70. И невезенью места не осталось,
    Счастливым будет урожай, что злат.
  71. И силы были, вроде, на исходе,
    Да только нам победу посвятят.
  72. И посвящению тому мы очень рады,
    Завистники же горечь затаят.
  73. Да только зависть их и горечь не пугают,
    Преградой им восстанет тот, кто свят.
  74. В делах своих он Бога выбирает,
    В коробке передач там нет попят.
  75. И только кто умами наделённый
    На это всё вниманье обратят.
  76. Мы движемся вперёд, стоянок нету,
    И почему-то не предвидится преград.
  77. Аллаха милосердие. Не страшно,
    Бобры что речку снова запрудят.
  78. У них свой ритм, и у нас свои движенья,
    И Небеса сиять благоволят.
  79. И только с целью-то одной на сердце будет
    Тот, имя чьё, они благословят.
  80. И лишь его всей мощью, что у Бога,
    Безмерной полностью навеки укрепят.
  81. Поэзии язык витиеватый –
    Его года лишь только предстоят.
  82. Эпоха прозы в Лету миновала?
    Поэзии всегда был свой ухват.
  83. Прозаики с поэтом не тягались,
    Дорожки разные у тех Олимпиад.
  84. И Азия, порой, не поддавалась,
    И узел Гордия мечом вновь разрешат.
  85. Писали раньше тюрки на фарси
    В Шатрах сказали, и глаза блестят.
  86. Рождённые победой для победы,
    Те победители победой победят.
  87. Кто лучше был готов иль верой в Бога,
    Так побеждали, не проходит блат.
  88. А на земле в делах мирских неясных
    Ненужных никому есть кум и сват.
  89. В саду детей – и правила другие,
    Но в мире взрослых печи мастерят.
  90. И правилами всех не загружают,
    Нагрузки там другие у ребят.
  91. Путёвки там другие, накладные,
    Не всякие там рейсы утвердят.
  92. Мужи Великие там дело продвигают,
    И биться нам не стоит об заклад.
  93. На них смотреть – сплошное загляденье,
    И нету сказок там про всех зверят.
  94. Они опорой мирозданья стали,
    И вряд ли жажду в сердце утолят.
  95. Все замыслы предвечные из Книги –
    Все до последней точки воплотят.
  96. Средь них Алú особо выделяясь,
    Вниманье всё привлёк, перехотят.
  97. А на Кавказе был Шамиль Великий,
    В Миру о нём навечно возвестят.
  98. Пророка волей лишь одною жили,
    И путь туда немногими начат.
  99. Дорога там указана предельно,
    Там шёпотом в молчание кричат.
  100. Тебе, Гъарúб, так многое известно,
    И очи только эти опьянят…

Z A L ﺫ

  1. Продолжая разговор
  1. Продолжая разговор,
    Не нарушу уговор.
  2. К хыянáту непривычен,
    Слава Богу, здесь набор.
  3. Нарушитель аманáта
    Обречён, ему позор.
  4. Наперёд, заранье зная,
    Будет строгим приговор.
  5. Лицемерия там двери,
    А в окно полезет вор.
  6. И хотя людская слава
    Превратилась нынче в хор.
  7. И хотя лишь в одиночку
    Выйдешь ты в ночной дозор.
  8. И хотя себя находишь
    В чаще той, берёзок бор.
  9. И по-прежнему считаясь
    Сыном снежных дальних гор.
  10. Угол здесь, Гъарúб, предельный,
    Соблюдай же договор.

Газели 201-210

Обсуждение закрыто.