Газели 266-280

  1. Среди яблонь, тополей – Милая моя милей
    34 280. Среди яблонь, тополей –
    Милая моя милей…
    34 281. Что берёзою зовётся
    Среди Божьих в мире дней.
    34 282. Сам бетýла называю
    Я её среди ночей.
    34 283. Чтоб однажды мне проснуться
    Рядом с миленькой моей.
    34 284. Чтоб от мира отвернуться,
    Ужасает всё сильней.
    34 285. Потому хотел я Мэгги
    Радостью в душе своей.
    34 286. Чтобы Бога состраданья
    Мне достичь, Ему видней.
    34 287. Чтоб в её я радость тоже
    Превратился бы быстрей…
    34 288. Чтоб Газелью стал моложе
    Я Ширазскою скорей…
    34 289. Чтоб, Хафúзу угодивши,
    Мастеру кручины всей,
    34 290. Мог в Сакрадеми влюбиться,
    Как под стать – лишь только ей…
  2. «Чтоб перлом редкостным никто подделку не считал»
    34 291. «Чтоб перлом редкостным никто подделку не считал», Из бирюзовых волн морских я Мэгги доставал… 34 292. «Доступен жемчуг должен быть для множества людей»,
    Над жемчугами властен я Хафúза волей стал.
    34 293. Ну, что ж, был знатный Ювелир всегда в мечте моей,
    Хотя той участи себе ни разу не взалкал.
    34 294. Дороги строил и мосты, щебёнку подносил,
    Каменьев этих дорогих зверь в жизни не видал…
    34 295. Да Бог решил и не спросил, Ему подвластно всё,
    «Пылинкой маленькою чтоб на солнце заблистал».
    34 296. И в Мастерство преобразив всей юности порыв,
    Чтоб в старости таким же был, не потеряв запал.
    34 297. Но как же Мэгги-красота на это снизошла?..
    Ведь не видал таких сей мир – и в мыслях не искал…
    34 298. Она – прекрасна, спору нет, царевной молодой,
    Чтоб Елисей её опять в пещере разыскал…
    34 299. Чтоб образов Восток пришёл и, в блеске воссияв,
    В той Мэгги грань свою обрёл – и Запад отыскал.
    34 300. Но я, везунчик больше всех, тихонько в стороне
    Стою давно и вдаль смотрю, чтоб взор мой отдыхал.
    34 301. Чтоб Мэгги, пожалев меня, улыбкою спасла,
    Чтоб впредь Сахъуá «сей мир забыл и боле не мечтал» …
  3. «Разгладь морщины на челе в счёт нашей новой встречи…»
    34 302. «Разгладь морщины на челе в счёт нашей новой встречи:
    Ведь я с тобой ещё не вёл беседы откровенной!»*
    34 303. «Прав был Джамшúд, а не Бахрáм»*? Хафúзу вновь виднее…
    Сияет в вечность небосклон звездою незабвенной.
    34 304. Чтоб не сбивались мы с пути, что слабые, и зреньем
    Не лучшим для себя опять впотьмах в сей жизни тленной
    34 305. Смогли бы Правду отыскать, что редкого посола,
    Её шеф-повар отрядил всей пряностью отменной,
    34 306. Что на Востоке лишь росла. Отсюда – все Пророки.
    И речь Востока лишь была в той тайне сокровенной.
    34 307. Что знают про неё сейчас от жизни горемыки?
    Что в очереди бьются вновь всё в той же вновь пельменной.
    34 308. Чтоб тавтологией пути, обрёкшего в страданья,
    Найти не смог бы всяк чужой в константе переменной.
    34 309. Чтоб сбить? Нет, чтобы оградить ненужного соседа,
    Что приблудился здесь и спит в постельке негой N-ной.
    34 310. Был ты жесток и вновь такой, что в сердце изменилось?
    А разве перемен я ждал меж Раем и геенной?
    34 311. Так, всё не страшно под луной? И так – над Небесами?
    Коль не увидишь ввек себя – пускай, и высоченной
    34 312. Сосной иль пылью, что во мгле растаяла навеки, –
    Тогда, Сахъуá, сумел найти ты Мэгги во вселенной…
  4. Мэгги, что Сакрадеми, знает дело – тонко, смело
    34 313. Мэгги, что Сакрадеми, знает дело – тонко, смело…
    Сердце может оживить зверю лишь она умело…
    34 314. Долго бился и страдал? По тебе, мой друг, не скажешь,
    Трудно ты рассвет встречаешь – сердце ночью так болело.
    34 315. Виду людям не подашь, как, руки не подавая,
    Сокрушал подлунный мир. Но кому какое дело?
    34 316. Коль Красивая с тобой, мир забыт в её смятеньи,
    Потерялся ты опять, ничего вновь не задело…
    34 317. Мастер был там исчезать, и теперь, её забравши,
    Позабыто миром вновь солнце, что уже не грело.
    34 318. Разве может быть такое во вселенной в свете дня?
    Гимном Солнце воспевали, настоящее воспело…
    34 319. Не «подделку перлом ясным драгоценностью считай»:
    Сутью – сердце узревая, а не то, что пустотело.
    34 320. Образ будет подходящий, коль рассмотришь с далека,
    Для того томленьем вечным сердце старое седело…
    34 321. Чтобы лишнее – отсеять, был приватен разговор,
    Чтоб, Сакрадеми увидев, сердце разом озверело…
    34 322. Красоту чтоб оценил, наконец, её по праву,
    Чтоб достойные слова сущностью всё сердце пело:
    34 323. Для того восстал понять ты, Сахъуá, чтоб утвердиться –
    «Ни одно созданье Божье лучшей статью не владело»*…
  5. «Но где – я слышу смех людей – его былая сила?»
    34 324. «Но где – я слышу смех людей – его былая сила?»*
    Хоть мне моя шальная весть о многом говорила…
    34 325. Забыл заветы стариков, что вдаль меня манили?
    Не приведи Господь, судьба моя ко мне благоволила.
    34 326. Весь мир, не стоящий, поверь, и медного дирхема –
    Давно исчез, таков приказ, что Небо доносило.
    34 327. И счастлив непомерно я, пусть, горд местоименьем,
    Сейчас такие времена – что нечисти могила.
    34 328. Её давно копал один. И, отдыха не зная,
    Услышал дивный звук в ночи, что вновь меня покрыла.
    34 329. Романтиком считай меня, коль термином владеешь,
    Названья все давно забыл, так память подкосило.
    34 330. Ведь он, прославленный Хафúз, по зверю заскучавший,
    Наверно, знал мой жизни ритм, раз море заштормило.
    34 331. А Мэгги, рядом снова что, разлуку отвергая,
    Вновь оживит. Таков удел. Безудержно фартило…
    34 332. И чем был недоволен зверь, запутавшись в сомненьях,
    Уже неважно, Сам Аллах простил. И – отпустило…
    34 333. Ведь он, прославленный Хафúз, мне рифмой потакая,
    Так разгоняет паруса, что – Светом застолбило…
    34 334. Всегда, Сахъуá, ты был хитрец. Со стороны – виднее…
    Но битвы Духа кто не знал – сомнениями било.
  6. «Терпи, моё сердце, тебя не покинет Господь»
    34 335. «Терпи, моё сердце, тебя не покинет Господь,
    Тобой, драгоценным, не будет владеть сатана»*.
    34 336. От боли такой, что не сможешь сказать никому,
    Что будут молчать и село, и район, и страна.
    34 337. За стенами жить – не моё, и был жалок удел.
    Так Пророк завещал для Великих во все времена.
    34 338. Ты живи – и терпи, плодом в древо носи для людей,
    Будешь палками бит чтоб достать, это Правда одна.
    34 339. Воду жёлобом пей, что на крыше и доступа нет,
    Людям чтобы отдать, хоть она, может, и не нужна.
    34 340. И ямбом хорей был ты мастер без меры мешать,
    Чтобы сбить, закрутить? Математика делу верна.
    34 341. Отдались от ненужных вещей, иже полнится мир до верхов,
    Было так и сегодня, вчера. Встань ногой в стремена.
    34 342. Путь далёкий тебе предстоит одолеть, не робей,
    Яркой новой звездой вся судьба раскроиться должна.
    34 343. Чтобы всё позабыл, чтобы больше назад не смотрел,
    В ночь души без прикрас, чёрной ночи во мгле что черна…
    34 344. Этим сильным порывом взлетай, к Богу всё обрати,
    Есть в тебе эта сила, и духом та сила сильна.
    34 345. Если Мэгги опять прояснит мне всю суть у вещей,
    Для Сахъуá, мой приятель, имела значенье она…
  7. «Хафúз, мужей учёных слушай»
    34 346. «Хафúз, мужей учёных слушай –
    Тогда страдать не станешь зря»*.
    34 347. Привык давно я бить баклуши,
    Что прописали лекаря.
    34 348. Чтоб в мире этом отстраниться
    Во красный цвет календаря.
    34 349. И в шахты молотом спуститься,
    Сойти чтоб за поводыря.
    34 350. Отстал уже ты вдохновенно,
    Коль в сердце и взошла заря,
    34 351. И сказки нам заплёл отменно,
    Надежды жизни вновь даря.
    34 352. А что плохого? Я не знаю,
    Не голодом во пир моря,
    34 353. Коль можно есть – ты там покушай,
    И отдохни уж втихаря.
    34 354. Чтоб снова биться без границы,
    И сердце мрачно не коря,
    34 355. Разгладить на челе страницы,
    Чтоб не сойти за тупаря
    34 356. У Мэгги, сладостной девицы,
    Сахъуá – пещеры глухаря…
  8. «О Хафúз! Искусство слова в грош не ставится в Ширазе»
    34 357. «О Хафúз! Искусство слова в грош не ставится в Ширазе.
    Ты отечества иного поищи, прекраснословый!» *
    34 358. Та газель так восхищает, что, Шираз давно забывший,
    С Карачаем расставаясь, мира обновил основы.
    34 359. Страшный смысл строки, что выше, пафосом не сотрясает,
    Коль значениями жизни жил всегда. Душепологый
    34 360. Если кто – то прочь сомненья, помощи ему не будет,
    Разум – редкое явленье, и барыш там баснословый…
    34 361. Мудрецом спеши добраться, гавань лени покидая,
    Чтобы вслед тебя гордились – смог хоть ты все снять оковы…
    34 362. Жизнь ту кузню разгоняла, что рабов в метал одела,
    Если понял – удаляйся, пробивайся чрез покровы.
    34 363. Мэгги там всегда спасала, что оков тех не имела,
    Чтобы понял я-невежда, отрицая взгляд суровый.
    34 364. Где Любовь дана в значенье, все огрехи исправляя,
    Если кто того не понял – от Мултана до Кордовы,
    34 365. Знать, несчастней не придётся ввек уже увидеть в мире,
    Милость Бога отвергая – как прожить? В тоске столовой?
    34 366. Мэгги делу обучила, именем тоску сметая,
    Чтобы больше не в печали коротал сорвиголовый
    34 367. Зверь деньки. Спасибо Богу. Шýкром дело то зовётся,
    Чтоб Сахъуá газелью звонкой мрак разнёс короткослогый…
  9. «А ты, бездарный стихоплёт, с Хафúзом не тягайся»
    34 368. «А ты, бездарный стихоплёт, с Хафúзом не тягайся:
    Согласье слова и души – дар, свыше вдохновенный!»*
    34 369. Чтоб крылья в небо распустить, Хафúзом разгоняясь,
    И был чтоб сказочен полёт и курс его отменный.
    34 370. Сомненья сердца и души, что в мрак всегда тянули,
    Ты духом верности разбей. В Константу переменный
    34 371. Нельзя нести запал, узнай, коль большего достоин,
    Не разрушая этот мир, и так что будет бренный.
    34 372. Но я – разрушить послан был. Задачу отвергая?
    Зачем? Вдохни душой уже тот ход судьбы нетленный.
    34 373. И по течению плыви, одно всё – к Океану…
    Есть шаг один в него всегда, что Боговдохновенный…
    34 374. Иного нет пути туда, с заблудшими не споря.
    Оно зачем мне, объясни? Свод Неба огроменный
    34 375. Лишь улыбнулся зверю вновь, его не понимая,
    Коль Бог позволил – что тогда? Оставил море пенный,
    34 376. Что миссией своей силён, как всякий в этом мире,
    Один лишь я раздвоен был на взгляд второстепенный.
    34 377. Зато – признал. И был прощён. А большего не стоит
    Искать и в мире над луной, пускай, он был бесценный.
    34 378. Сахъуá опять сметал следы, чтоб в Вечность раствориться,
    Его мечта всегда была, чтоб стал для всех забвенный…
  10. «Я пьяный или нет – кому какое дело?»
    34 379. «Я пьяный или нет – кому какое дело?
    Хафúз – хранитель Тайн и Истины знаток!»*
    34 380. Вот если б мне такое зарядить…
    Кто выдержать такое в мире б смог?
    34 381. А у Хафúза складно получилось,
    Ведь благосклонен был к Поэту рок.
    34 382. Чтоб тайнами на множество разбилось,
    Чтоб обалдел хомяк-делец, а вслед сурок.
    34 383. Чтобы на двое бабка не слагала,
    И старшеклассник выучил урок.
    34 384. Так миром в сталь успешно погружались,
    И каждый в деле ценен прыгом скок.
    34 385. Но я, любовь моя извечная морская,
    За жемчугом ныряя – не продрог.
    34 386. И, пусть, меня склоняли вправо-влево,
    Не дам я людям в мире сей зарок,
    34 387. Чтоб мысли их до кучи современной
    Династии лжецов возвёл порок.
    34 388. И, как медведь, не вовремя явившись,
    Всем перестрою этот теремок.
    34 389. Моя Сакрадеми заулыбалась,
    Сахъуá опять работой вбился в док…
  11. «Не велят небеса розу с розовой путать водою»
    34 390. «Не велят небеса розу с розовой путать водою:
    Та – красотка базарная, эту – скрывает ограда»*.
    34 391. Как же лесть описать мне лжецов, что, порою, для всех
    Складно песню поют в предвкушении вечности Ада?
    34 392. Этих в деле видал – скряги, златом живут для людей,
    В деле каждом мирском ожидает такого награда.
    34 393. Мне-то что? Был я сирым и жалким для них,
    Если б Правду узнали – стонали бы вслед до упада.
    34 394. Правдой, Боже, снабди этих глупых «святош» навсегда,
    Чтобы вслед тех речей – им хватило уже снегопада.
    34 395. Мне ли сыгранным быть? Я всё тот же опять «корифей»,
    Что удачно присел под струю своего водопада.
    34 396. И ценю каждый миг, что был – после и до – не забыл,
    Отделяет меня навсегда безнадёжно преграда…
    34 397. Если в небо смотреть – можно счастьем опять преуспеть,
    Если точен расчёт, что укажет страну звездопада.
    34 398. Ни к чему мир условных значений, от коих устал,
    Сладкоежкой приелся в эпоху давно мармелада.
    34 399. Но как быть? Ведь нельзя же назад отступать.
    И стремиться вперёд – было, будет и есть, как и надо.
    34 400. Вновь она обрекла меня, старого, буйной Стрелой –
    Был Сахъуá так влюблён, что не надо уже шоколада…
  12. «Тому, кто хочет отыскать в стихах Хафúза плоский смысл»
    34 401. «Тому, кто хочет отыскать в стихах Хафúза плоский смысл,
    Пусть вспомнится как Мекку спас однажды ласточек прилёт…»*
    34 402. Такой сюжет, лихой вполне, надеждой сердце осветил,
    Чтоб хабашитов войска не приходили каждый год.
    34 403. Как трудно быть самим собой, чтоб отвернуться навсегда,
    И позабыть весь мрак ночи, и нафса в сердце вечный гнёт.
    34 404. Что так безудержно сломил мой дух, оживший, наконец,
    И как понять весь план Небес, что снова молнией пробьёт?
    34 405. И, если грому не бывать, что Светом Правду превознёс,
    То как мне своды сотрясти, чтоб время суток знал народ?
    34 406. Или такому, не сбылось что в мире этом под луной,
    И смысла нет чтоб величать все имена, где знаньем ход?
    34 407. Тебе-то – что? Твоя печаль? Или вопрос тяжёлым стал?
    Ведь ты учиться не любил, где книгой будет поворот.
    34 408. И вот сейчас, в который раз, ты, смыслом поздним ускользнув,
    Добился снова своего? Ну как твоя опять берёт?..
    34 409. Той тайны – людям не скажи, они оценками слабы:
    И нувориш, и чародей, и сказочник, был с ними жмот.
    34 410. Чтобы заправкой от себя, не придавая знанью дань,
    Ты снова темень сокрушал, давно уж потерявши счёт…
    34 411. Ну, что – моя Сакрадеми… Сахъуá, вновь слова не сдержал?
    Так трудно верить самому – он слова больше не даёт…
  13. «А Хафúз пускай не будет сочинять нам небылицы»
    34 412. «А Хафúз пускай не будет сочинять нам небылицы:
    Хватит сладкого обмана! Слушать басни – надоело!»*
    34 413. Часто слышу обвиненья от несчастных в мире духом,
    Что сомнениями тонут. Их сомненье одолело.
    34 414. Их спасти удастся вряд ли, с ними не тони, бродяга,
    Чтобы удаль молодецкой снова стала и воспела
    34 415. Мудрость Бога в этом мире, хоть народ не понимает,
    За дирхемами погнавшись, и картошка вновь поспела.
    34 416. Мне-то что? Жил недалече от своих, к чужим прибившись,
    Там и там навек забытый, память в людях околела.
    34 417. Как же сладко быть в терпеньи, отметая боль мирскую,
    Чтоб, забывшись вмиг навеки, сердце Светом отогрело…
    34 418. Никому не объясняя путь, незнамо как грядеши,
    Если надо – им покажут, если сердце захотело.
    34 419. Но хотеть – уделом эга часто в книгах называли,
    Я забыл их, не читая, самолюбие задело.
    34 420. Слог Хафúза стúхом явным в ясность дело приводило –
    Что сказать таким счастливцам, коль от Счастия зардело?
    34 421. Чтобы ты с пути не сбился, горемычный неудачник,
    Снова милостью Аллаха Мэгги из ночи успела
    34 422. Вытащить во Свет страдальца, что удачею помечен,
    Звать Сахъуá его отныне. Но кому какое дело?..
  14. «Пусть я прославленный Хафúз – мне в этом мало проку»
    34 423. «Пусть я прославленный Хафúз – мне в этом мало проку.
    Из милосердья другом будь – ведь слава стоит мало!»*
    34 424. И, если, дважды проиграв, восстану я из пепла –
    Чем это можно объяснить? Откуда всё восстало?..
    34 425. Не знать глаголов и времён, от мира отрешившись,
    Счастливых снов не наблюдать, хоть видел их немало.
    34 426. Тебе, везунчику времён, что, больше в бесконечность,
    Идти случалось напролом, забывши про забрало…
    34 427. Так мне откуда это знать? Ведь не был постоянством
    В былом тогда обременён, и Небо потакало…
    34 428. Я счастьем в счастьи жил всегда, того не раскрывая,
    И отменил весь ход времён, течёт с поры той вяло…
    34 429. О чём опять завёл я речь, ныряльщиком искусным?
    Мне жемчуг надо посмотреть, на солнце чтоб сверкало…
    34 430. Его подлунный люд давно от Бога ожидает,
    Как мне доплыть до них сейчас волною до причала?..
    34 431. И, если ты всегда такой, неизмеримо важный,
    Тогда ответь – к чему весь бор, что заварил сначала?..
    34 432. Не мне про это рассказать доверено судьбою,
    Хватает Функций мне своих, что Ас-Сафú вобрало…
    34 433. Тебе ль, Сахъуá, о том молчать, чтоб в речи повседневной,
    Всё Мэгги, нам Сакрадеми, с тобою лишь бывала?..
  15. «Ради Бога, дай Хафúзу хоть глоток! Тебе за это…»
    34 434. «Ради Бога, дай Хафúзу хоть глоток! Тебе за это
    Ежедневно на рассвете я слагать молитву стану»*.
    34 435. Как иначе? Благодарным быть Аллах нас наставляет,
    Только так для верных можно и приблизиться к султану.
    34 436. А тюльпан оранжеликий, гордостью в грозу раскрывшись,
    Больше душу не смущает. Ни к чему он каравану.
    34 437. Розы ранней свет лучистый сердце в темень озаряет,
    Лишь его прохлады жажду, повезло же истукану.
    34 438. Как понять метаморфозы, что весь мир не понимает,
    Коль, жучком я малым ставши, проползаю по стакану?
    34 439. Там и роза, что степенна, и нарядом в мир блистает,
    Будет головокруженье, непомерное по дану.
    34 440. Хоть в боях и отличился, бился честно и достойно,
    Но её не удаётся мне забыть, и тем восстану…
    34 441. Мне нельзя назад смотреться, чтобы вновь не удивиться –
    Невозможное творится, не подвластное обману…
    34 442. Отчего ж я, горемычный, не взалкавший поднебесья,
    Удаляюсь постоянно?.. Этим что, скажи, достану?..
    34 443. Мэгги мне моя сказала, чтобы ночью не отбиться,
    В мраке смело рассекая, воскрешая Панораму… –
    34 444. Что ж, Сакрадеми-заноза, здесь на пользу, мне сдаётся,
    Чтоб Сахъуá страданьем новым жил, как подобает сану…

Газели 281-293

Обсуждение закрыто.