Газели 294-310

  1. «Я любому скажу, хоть Мани самому: ты бездарен…»
    35 001. «Я любому скажу, хоть Мани самому: ты бездарен,
    Коль не можешь понять моих песен высокого лада!»*
    35 002. Как с Хафúзом тягаться вслед этих словес, времена?..
    Вечным Светом для вечности меркнет любая награда…
    35 003. Как уже быть, скажи мне, что сирым без меры прослыл,
    Чтоб смели жернова после старого в деле разлада?..
    35 004. Стиль Газели давно сокрушил сердце бедное в мире моё,
    Что уже не спасает гора и любимого мной шоколада.
    35 005. Битвой мира не знай и борись до конца, вот удел,
    За которым ты шёл далеко, не изведав ни Рая, ни Ада.
    35 006. Ямб с хореем беззвучно ушли не мешать дабы битве твоей,
    Непонятной вотще никому, да тебе это, впрочем, не надо…
    35 007. А Поэзию что ты приплёл в этот час не по месту сюда?
    Не бывал никогда и не ведал ты запаха здесь маскарада.
    35 008. Приблудился я, что ль, не пойму, в этот мир и случайно попал,
    Или будет когда-то кому-то и здесь вся мирская отрада?
    35 009. Что про мир ты запел, иль неверием стал отлучать
    Сам себя от Любви? Ты приди уж в себя, вся монада…
    35 010. Мэгги снова, Сахъуá, смотрит вечной печалью в тебя, –
    Видно, был только с ней ты единого кроя и склада…
  2. «Веселей, Виночерпий! Полней мою чашу налей!»
    35 011. ««Веселей, Виночерпий! Полней мою чашу налей!»
    Была лёгкой любовь, да становится всё тяжелей»* …
    35 012. За Газелями вслед этот мир навсегда позабыв,
    Чтоб не ждал от него зверь забытый отныне вестей …
    35 013. «Мир забудь – полюбив» … Проще как это дело сказать?
    Чтобы понял и я, неучтивый средь Бога зверей…
    35 014. Мэгги хочет меня, [и смогла], оживить, наконец…
    Чтобы с ней я ушёл навсегда в Край Заветный скорей.
    35 015. Выбирал я давно? Коли был так же глуп, то скажи –
    Как, не видя, мне выбрать заветную среди дверей?..
    35 016. Чтобы сокол не сбился в ночи – тот нежданный полёт
    Навигатором движет, поможет ему соловей.
    35 017. Опоздать мне нельзя – я и так уже долго плутал
    Средь речушек немалых в пустынях у брега морей…
    35 018. Чтобы снова меня упрекнуть уже в том не могли
    Кто бы ни был – инсáн, ангел, джинн или чёрт средь чертей.
    35 019. Той Заветной Газели всё запах драконит меня,
    Чтоб Тацý оживить, чтоб ожил поскорей дуралей…
    35 020. Самураем я – не был. Так мир, что земной, полагал,
    Не знакомый доселе что был с самурайкой моей.
    35 021. Мэгги снова укрыл ты, Сахъуá, – за собой… Хоть себя пожалей.
    Лишь её я признал среди верных пред Богом друзей.
  3. «Прочь отсюда, проповедник! Слушать крик твой – надоело!»
    35 022. «Прочь отсюда, проповедник! Слушать крик твой – надоело!
    От меня сбежало сердце – а тебе какое дело?»*
    35 023. Я, от мира поотвыкший, ясно дело понимаю,
    Потому лихой бравадой вызова труба запела…
    35 024. Тех «святош», что криком правым сотрясают «небосводы»
    Повидал я выше меры и сказал об этом смело.
    35 025. Их, рябых, кусать не стану – нет, мой враже, не дождёшься.
    Это «воинство» лихое вестью этой поредело.
    35 026. Почему? Не вижу смысла. Должен в деле быть порядок,
    И таким там будет место – чтобы дело преуспело.
    35 027. Жёстким – я прослыл в народе, мягким – друже только знает,
    Большинство таким раскладом мигом этим посерело.
    35 028. Ничего. Они – такие, что к любому перепаду
    В этом мире привыкали, этим всё у них седело.
    35 029. Приунывшие народы снова в мире встрепенулись,
    От удачи самой малость в их палатки залетело…
    35 030. Всё узнал пассионарий, так Историей любимый,
    Чтобы гунновой стрелою вновь до Рима долетело…
    35 031. Я ж – далёк от нигилизма, критиком не стану, вряд ли.
    Потому легко всё сердце гимн святой любви запело.
    35 032. Ты, Сахъуá, – изменник явный, это смело заявляю.
    Мне-то что? Со мною Мэгги, что лучами отогрела…
  4. «Талия любимой – редкость, Бога тонкое творенье…»
    35 033. «Талия любимой – редкость, Бога тонкое творенье,
    Ни одно созданье Божье лучшей статью не владело»*.
    35 034. Мэгги, что со дна морского Бог явил как радость в душу,
    Зверь увидел, наконец-то… Сердце тут же онемело…
    35 035. Отдых нужен был, газели чтоб до срока завершить,
    С помощью Аллаха вечной, дело чтоб не одолело.
    35 036. В пятницу одну зимой душу солнце отогреет,
    Значит, солнцем Мэг была, чудище что отогрела.
    35 037. Ей спасибо я скажу, превеликой стороною,
    Чтобы вслед ей рассмотреть – в чём же будет Бога дело,
    35 038. Что придётся мастерить, ничего-то не умея,
    Потому легко ему – Бог всё делает умело.
    35 039. До Евфрата дохожу, чтобы слёзы бессомненья
    Просушить, аскетом Бог смёл печаль, что так задела.
    35 040. Что же делать, неясна людям мира вся картина,
    Потому шагал один, потому тоска заела.
    35 041. Что ж, разгрызть не удалось, мир подлунный отвернулся –
    Понял: обмануть не смог. Биться, что ли, надоело?
    35 042. Мне врагов хватало ввек: ненавидящий и любит.
    Первый – в Гневе Бога жил. А второй – заблудший зело…
    35 043. Отстранившись вмиг Сахъуá, Богу поручил творенья:
    Боже Мэг оставил зверю. Здесь газели кончил смело.
  5. «Благоприятны подлецам вода и воздух Фарса»
    35 044. «Благоприятны подлецам вода и воздух Фарса.
    Пришла пора свернуть шатёр. Пришёл конец постою».*
    35 045. Величием кто в мир шагал, всё это – не пристало,
    Он точно знает поворот, секрет тебе открою:
    35 046. Он был вторым, где Третьим Бог в пещере находился,
    Чтоб всё с лихвою окупить, великою лихвою…
    35 047. И потому так скорым сказ явился в мире этом,
    Чтоб всяк, кто размышленьем жил в сём мире под луною,
    35 048. Задумался о деле вновь – где чистота витала,
    Она одна виной всему. Где жил пустой корою,
    35 049. Про сердцевину позабыв, где вечные стремленья,
    Разбили всех иллюзий план – пошёл на них войною,
    35 050. Чтоб окончательно разбить: победою отмщенье.
    Он может даже быть таким – огонь готов герою
    35 051. На помощь в деле приходить, с мерзавцем расправляться,
    И потому весь мир луны речами перекрою.
    35 052. Что можно или нет – не мне, невежде, распыляться
    Стихами речи в этот мир, ведь голова седою
    35 053. Покрылась нынче сединой, чтоб утвержденьем стало,
    Обычай был у них такой, арабики покрою
    35 054. Пристало что. И тем Сахъуá учёным посчитался?
    У Мэгги то сейчас спрошу, она всему виною…
  6. «Лень и праздность нас гнетут на земном пути»
    35 055. «Лень и праздность нас гнетут на земном пути –
    Но и деятельность тут смысла лишена».*
    35 056. Коли мягкостью пришлось далее шагать,
    Быть я мягким захочу в вечны времена!
    35 057. Восклицанием убил? Что ж, меня прости.
    Восклицаньем только Мэг мне обречена
    35 058. «Кабаргой святой ножу», пожалел её,
    Потому Аллахом Мэг мне была дана…
    35 059. Слабостью кто посчитал действия мои –
    Что ж, хозяин всяк себе в деле, старина.
    35 060. Я оттаял до корней, кравчему скажу
    Славословие стихов в ночь черней, черна –
    35 061. Чтобы ярко осветить мир подлунный весь,
    Если красота в миру той луной полна.
    35 062. Но и просто сдаться так на войне не смог,
    Старостью опять восстал – ноги в стремена.
    35 063. Чтобы всякий в мире знал силушку мою,
    Что особая была, хоть и не видна.
    35 064. Равных в этом деле нет, скромностью удел
    Кто познал, он сеет в мир счастья семена…
    35 065. Что ж, Сахъуá увидел вновь правоверья свет:
    Мэгги равных в деле нет – взглядами томна…
  7. «Земные радости навек перечеркнул Хафúз»
    35 066. «Земные радости навек перечеркнул Хафúз.
    В тот день он гимн любви к Тебе сложил – и стал велик».*
    35 067. Прекрасны эти все слова, значения полны.
    Но сможет это кто понять? Кто только – солнцелик.
    35 068. Иллюзии все отметай, что в деле чехарда,
    Сомненьем вечным нувориш от мира только сник.
    35 069. А остальному – ни к чему. Так топай, остальной.
    Ведь времени всегда в обрез, открыл тебе тайник.
    35 070. Хоть кажется всегда в миру – что много впереди,
    Шагай быстрее и мощней – до Инда нам, старик,
    35 071. Идти осталось, где Мултан, Севилья в стороне,
    Чтоб Самарканд с Кашгаром взять – души открыть родник.
    35 072. Чтоб каждый в мире знать бы смог – великие дела
    Лишь в сердце можно отделить, умерив эга рык.
    35 073. Иных путей там не найти: кто в битву не вступил –
    Напрасно время лишь терял. Нокаутом стал кик.
    35 074. Иного ожидать грешно, вся правда на виду,
    Чтоб это можно отрицать, блестел где жизни шик.
    35 075. Так потому во времена все эти под луной
    Нам часто слышать довелось – как важен духа стык.
    35 076. Здесь Мэгги махом превзошла весь бренный мир опять,
    Что с вечным был. Итак, Сахъуá – стал боевой ты штык.
  8. Где-то – банджо, где-то – гъуд… Чтоб развеяли печаль…
    35 077. Где-то – банджо, где-то – гъуд… Чтоб развеяли печаль…
    Реквиемом Брамса тоже закалялась где-то сталь.
    35 078. Подустал я от историй, долгими что были в ночь,
    Сокращением, молчаньем станет дальше магистраль.
    35 079. Чтобы, старших поминая, уважением почтив,
    Шёл – один, в одно шагая, где одна всего централь.
    35 080. Где нет двойственности двери, многим стало где одно,
    Где одно – как бесконечность, чтобы упростить мисаль.
    35 081. Переводов не давая, чтобы специей прибить
    Вкус гурмана приунывший, что давно не видел даль.
    35 082. К Иисусу самый близкий будет в дали зверь стоять,
    Потому он отрицает плащаницу и Грааль.
    35 083. Где за страстью удалился заплутавший в мир народ,
    А потом в примеры сбился – «маль-ямúлю», снова «маль» …
    35 084. Хоть и жёстко разъясняю, вновь врагов себе нажил,
    Будет зверь с Гъисóю, знаю. Но не будет с нами враль.
    35 085. Что так долго извивался и за сыром был горазд
    Бегать в мире. А теперь вдруг интерес – где орбиталь?..
    35 086. Он планет простых не знавший, от земного сыра что
    Позабыл у дела сущность – хочет Неба L’etoile?
    35 087. Мэг смеётся, отстраняясь от жестокого Сахъуá –
    Сердцем ближе станет дива, ей тебя совсем не жаль…
  9. Устал я воевать с безумным роком
    35 088. Устал я воевать с безумным роком
    И Воле Бога подчиняюсь в N-й раз…
    35 089. Дела решать привычные наскоком,
    Не оценили перса парафраз,
    35 090. Пусть он и был в том вольном исполненьи,
    И временами года ноет саз,
    35 091. И лютня тоже здесь не затерялась,
    Хоть и не в моде нонче будет джаз.
    35 092. Ветра свободные, что дули, – им велели
    До истины доставить бедных нас.
    35 093. Гъарúбовы Факъúры уцелели?..
    Ликуй тогда, Япония-Кавказ:
    35 094. Без них дышало в мире обречённом
    Безвыходностью в сей последний час,
    35 095. Хотя народ по-прежнему пытался
    Поститься, даже делая намаз…
    35 096. Без них – не то. А с ними – покоенье,
    Чтоб в покаянье я склонил и Вас,
    35 097. Покаявшись до этого так много,
    Что не засохнет эта пара глаз.
    35 098. Сахъуá застыл, не ожидал такого:
    Здесь Мэгги – красивейшая из Ваз…
  10. Не моё – моим не станет, так и сяк как ни крути
    35 099. Не моё – моим не станет, так и сяк как ни крути.
    Потому в дилемме этой нечего уже сказать…
    35 100. В мире всё витиевато, циклами всё вправо гнёт,
    Баррикады возводившим – не придётся их ломать.
    35 101. Их ломать не приходилось мне, всё как и возводить,
    Да и к слову не хотелось про такое Вам писать.
    35 102. Вот такие бейты Моря для чего-то здесь сказал,
    Чтобы зверь в тиши кромешной мог об этом размышлять.
    35 103. Неслучайное стеченье, неслучайные дела –
    Мало Гъáрифов на свете людям Светом указать…
    35 104. Чтоб они не заблудились, чтоб заблудший устоял,
    К праведности возвратившись – рангом святости считать.
    35 105. Без таких – всё плохо в мире, без такого – мира нет.
    Триста Шестьдесят их было, счётом будем дело знать.
    35 106. Ничего из страха нету, чтобы страшным в мире зла
    Что-то мы уже считали – Иисуса ждём опять,
    35 107. Что за старшего остался нашей ýмме до конца,
    Потому его мы будем очень сильно почитать.
    35 108. За Муддáссиром мы ходим, нету нам поводыря
    Уж другого во вселенной, это надо понимать.
    35 109. Чтоб Сахъуá, вконец влюблённый, отдохнул на старость лет,
    Как Хафиз ему пророчил – Мэгги будет обнимать…
  11. Чтоб унылый стон гонений от стихов не перенесть
    35 110. Чтоб унылый стон гонений от стихов не перенесть,
    Нужно чтоб Сабеи ветер мне принёс благую весть…
    35 111. За удодом полетевши, в небе что-то заплутал,
    Цеха Неба не роняю этой вестью в мире честь.
    35 112. Ведь ошибкою достойной станет Гъáриф высоко –
    Коих в мире было много, чтоб числом достойным счесть.
    35 113. Совершенным коли видел ты себя – то заплутал,
    Эга будет беспощадной в этом деле тебе месть.
    35 114. Потому не забывайся, хоть с красоткою стоишь,
    Коей мир вовек не видел, и такой же там был тесть.
    35 115. Птицей по небу летаешь? Коли нет, тогда почти
    Всех пернатых поднебесья, коих в деле будет шесть.
    35 116. Если ж был совсем влюблённый, чтоб цифры поминать, –
    Не придётся, зверь мохнатый, поджигать чужую шерсть.
    35 117. А придётся греблей вечной, как рабы галеры той,
    Всё грести. Готов ли, враже, рядом в океане гресть,
    35 118. Чтоб о Мэгги заикаться, дескать, почему со мной?
    Ты ещё ответ не слышал, сталью что. Пока же – жесть.
    35 119. Прояснением у дела. Что вдобавок и без дел.
    Чтобы каждый мог у сердца вопрошать: «А Боже есть?..»
    35 120. Что не знаньем – ощущеньем – должен был понять вовек.
    Если Мэгги стал достоин, можешь здесь, Сахъуá, присесть…
  12. Что может знать Шираз о красоте её?
    35 121. Что может знать Шираз о красоте её,
    Воспетой в сотни раз, Иосиф чем прекрасней?..
    35 122. И я о том пою, чтоб было побольней
    Хитрюгам всех мастей – зверюга поопасней
    35 123. В пути их поджидал, пощады он не знает,
    Он к Мэгги не пускал, и делом он ужасней,
    35 124. Чем можно представлять, киношек насмотревшись,
    Не принял Голливуд и посчитал за басни.
    35 125. И правильный подход, где гриму нет путей –
    Звезда моя в ночи, мне светом не погасни…
    35 126. Я шёл, глаза глядят не там, где люди знали,
    Удача где моя сверкает ежечасней…
    35 127. Таков подход зверья, что был давно забыт,
    Предшественник ушёл – ещё что был опасней.
    35 128. И род в падеж клоня, увёртками живя,
    Отступников пути – без жалости всех хрястни.
    35 129. Таков обычай тут, чтоб лишний не пришёл,
    Чтоб лишним не бывать, что сердцем безучастней.
    35 130. И – паузу тут взял, чтоб ввек передохнуть,
    Вселенную забыв, и ямб хореем квасний.
    35 131. А я – счастливей всех, и звать меня Сахъуá.
    Кто Мэг не увидал – тот самый всех несчастней…
  13. Если Къéйсом сможешь стать – то найди свою Лейлú
    35 132. Если Къéйсом сможешь стать –
    То найди свою Лейлú,
    35 133. Хоть Маджнýном его звать
    И остался на мели.
    35 134. Ничего, не обижайся –
    Многих до тебя смели.
    35 135. Как и многих, чистых сердцем –
    К цели истинной вели.
    35 136. Хоть сейчас такой герой –
    Карачаевцев «тели».
    35 137. Коль обидно сознавать –
    Правдой вечною коли,
    35 138. Чтобы мрак земли сбежал
    И кричал другим «вали».
    35 139. Ведь не зверь его позвал,
    Не Марокко, не Мали…
    35 140. Он посулами солгал –
    Потому и не сули…
    35 141. Чтоб жемчужиной сверкать,
    Файл ненужный удали.
    35 142. С Мэгги ты, Сахъуá, опять…
    Розы Вечностью Цвели.
  14. Никого. Чтоб не обидеть. Никого здесь не видать
    35 143. Никого. Чтоб не обидеть. Никого здесь не видать.
    Никого чтоб зверю было чем открыть его тетрадь.
    35 144. Что – давно не открывалась и забыта, почитай,
    Ничего такого нету, можно просто забывать
    35 145. Всё ненужное, годами что копилось в память дней,
    Месяцами мы решали, чтобы год не обижать.
    35 146. День же – многое решает, где секундой будет счёт,
    Чтобы «если» древних песен мы могли бы почитать
    35 147. Не стихами – а былиной, воплощённою в делах,
    Для того оно писалось, джунглями чтоб понимать.
    35 148. Те же образы в сравненье, жизнь одна для всех была.
    Мир такой унификаций помогает упрощать
    35 149. Дело общее мирское, хоть и в вечность нас зовёт,
    Только ей всё доставалось, бренным нужно покидать
    35 150. Бренный мир, в одну что ночку, веком что назвал поэт.
    Век тот быстро разлетался – мигом правильней считать.
    35 151. Для того тот бой ведётся, чтоб не с мёртвыми сидеть,
    Чтобы спящих, коль найдутся, словом резким пробуждать.
    35 152. Этим вся задача встала, чтоб своих опять найти,
    Коих мало хоть бывало – удаётся оживлять…
    35 153. Красоты ценитель слабый был Сахъуá, пришлось сказать –
    Всех красивей Мэг бывала, лишь у ней такая стать.
  15. Льётся стих, строку слагая, чтоб газелью возлететь
    35 154. Льётся стих, строку слагая, чтоб газелью возлететь.
    Зверю много удавалось, удаётся не хотеть.
    35 155. Всех дорожек избегая, что на Небе не видать,
    Он желал один остаться, чтобы подле не вертеть.
    35 156. Проще так и откровенно, но не так Аллах решил,
    Мэгги зверю снарядил, чтоб не сильно там потеть
    35 157. Приходилось горемыке, что в страданьях преуспел,
    Хоть не сам того хотел, кто хотел в огне гореть
    35 158. Пламени геенны хуже и намного, есть такой?
    Если есть – респектом в деле можно будет уцелеть.
    35 159. Получалось так нечасто, хоть удача завсегда
    Богатеев обходила, чтобы с бедным посидеть
    35 160. Рядом в мире этом бренном, где бедняк в цене всегда,
    Лишь рука его решала, лишь руке его велеть
    35 161. В ночь молитвами пред Богом, чтоб доставить в Божий суд.
    Чтоб плохих опять нашла бы Бога в мире чудо-плеть…
    35 162. Для хороших разнарядка попестрей-повеселей,
    Что обычно для порядка, где, покинув ввеки клеть,
    35 163. Дух отправился далече и обратно хода нет,
    Потому таким счастливым долго можно вслед смотреть.
    35 164. Я же – Мэгги любовался, что привычней и быстрей,
    Вкус особенный у дела, чтоб Сахъуá в нём преуспеть…
  16. Краткость у поэта – главная черта
    35 165. Краткость у поэта – главная черта,
    Вот где будет словом сердцу маета…
    35 166. Долгим растяженьем слова коль страдал –
    Всё прости, мой Боже, власть Твоя крута.
    35 167. Чтобы – всепрощеньем. В мире же земном –
    Станет дело златом, тучностью скота.
    35 168. Коего чурался только в сердце я,
    Остальное было слепотой крота.
    35 169. И в кармане тоже злата слышен звон –
    Чтоб не сыпать главы пеплом. Простота
    35 170. В деле коль ценилась – золото раздал,
    Чтобы людям легче было в холода.
    35 171. И копить не стану – Боже Сам давал
    Самому Пророку, вот где красота
    35 172. Будет упованья, наделил коль Бог.
    Вот куда стремиться надо, темнота.
    35 173. А не в банк счетами, сердцем в страх живя,
    Не помогут в мире банки и счета.
    35 174. Если стал свободен веры полнотой –
    Был достоин чести полной, господа.
    35 175. Полным отреченьем дела взял Сахъуá:
    В сердце будет Мэгги, что одна и – та…
  17. Пушкин ямбом пишет, знаю
    35 176. Пушкин ямбом пишет, знаю,
    Как статистик, в основном.
    35 177. Сказки Пушкина читаю,
    Где хореем поделом.
    35 178. Был поэт он, корифей,
    Разгрызавший бурелом.
    35 179. И талант тот – почитался,
    Хоть не бью ему челом.
    35 180. Чтобы бить челом Хафúзу,
    Говорили всем о том.
    35 181. Раз, на небе так хотели,
    Чтоб ценить в миру во всём
    35 182. Нам Газель, что беспристрастна,
    Соколом – а не орлом.
    35 183. Путь Востока затмевает,
    Западом хоть в горле ком.
    35 184. Не рекой вся аква движет,
    Хоть немалый в деле сом,
    35 185. Да с китом что не потянет,
    Писком как не тянет гром.
    35 186. Пусть Сахъуá поэт бездарный –
    Мэгги ценит жемчугом…

Газели 311-325

Обсуждение закрыто.