Глава 22. Карачай во Второй мировой

  1. Воевать народ умел всегда.
    И пятнадцать тысяч – на фронта.
    Из них домой вернётся только шесть.
    Заслуг на той войне не перечесть.
  2. Начнём с разведки. Легион элиты.
    И Деккушевым Магометом знамениты
    Двадцать Восьмая Армия и Фронта штаб,
    В Ударной Пятой Армии служил солдат.
  3. Замначразведки этих Армий – карачай.
    «Ты в штабе Фронта север направляй».
    Разведки Управление всё знает
    И к Рокоссовскому в штаб горца назначает.
  4. Стрелков гвардейский корпус. И Юсуф
    Что Кущетеров даст «турбо наддув».
    Замначразведки многому научит,
    Два Красных Знамени орёл получит.
  5. И в четырёх дивизиях победу приближают
    Замначразведок – горцы Карачая.
    Хамзат Бадахов – Мамсурова «штык»,
    Вторая кавдивизия летит.
  6. А в пятой кавдивизии опять
    Сафар Кубанов – мастер удивлять.
    И там, и там – гвардейцы бьют врага.
    Сары Халкечев будет за стрелка,
  7. Три сотни номер и тридцать четыре.
    И сотней меньше – в авиапунктире,
    Салис Борлаков. Рвутся на Берлин
    Четыре части, а маршрут один.
  8. Пришёл черёд и здесь – Али Бостанов
    Замначразведки для бригады. Саном
    Не обделён, отдельная то часть.
    Верховный и курьер, «простая» власть.
  9. А дальше небольшой обзор и по частям.
    Харун Богатырёв, что первый зам
    Комбрига танковой армады. Эта цель
    И пятьдесят вторая цитадель.
  10. Шесть орденов на знамени бригады,
    Харуна труд признать нам в этом надо.
    А друг его Темрезов Рамазан
    В горно-стрелковой будет первый зам.
  11. Стрелковых два полка – Мачуков, Таушунаев.
    Командуют частями, занесла лихая.
    И знают Рамазан и Мустафа
    Победы той когда придёт строфа.
  12. Таубий Курджиев, Ибрагим Ижаев,
    И с ними будет Мухаджир Акбаев,
    Касыма Абайханова найдём,
    Ракай Алиев будет здесь причём –
  13. Замкомполка. Такая должность есть.
    И Магометов генерал был тоже здесь.
    И был всегда на той войне комбат –
    Аскер Бадахов, с ним Батча Ахмат.
  14. Танкист там – Байрамуков Магомет,
    И Джаубаева Даута есть привет.
    Мухтар что Байрамуков. И опять –
    Джатдая братья, Карачая рать.
  15. Не всех собрали, знаем. Не хватает
    Людей и данных, список сей «хромает».
    И в Тридцать Третьей Армии политотдел
    Саид Токаев возглавлял. И долетел
  16. Рассказ военный – Магомет Акбаев,
    Весь мир Доватора-кавалериста знает.
    Четвёртая дивизия, в политотделе зам.
    Теперь на сцене горец-партизан.
  17. Осман Касаев. Партизанский полк.
    Он – командир, и Могилёва «волк».
    Совсем недалеко – Аскер Бархозов,
    Его отряд отдельный, как заноза.
  18. Ещё два командира-горца есть.
    И в Белоруссии везде им слава, честь.
    Два «чёрных брата». «Лёня» – Хаиркизов,
    А «Коля» – Каракетов, что без визы
  19. «Железное кольцо» врага пробил
    И двадцать тысяч партизан прикрыл.
    В Словакии командует опять
    Харун Чочуев Жилину чтоб взять.
  20. На Украине – ГРУ разведчик
    Узденов Дугерби, отряд замечен.
    Шесть командиров. Партизанов – больше.
    Хапаев Абдуллах. Воюет в Польше
  21. Из Бреста наш Гаджаев Мурадин.
    И Ниязи Шоштаев тоже был любим.
    Он погибает, с ним – Осман Касаев
    И Хаиркизов, Каракетов и Хапаев.
  22. Чомаев там Юсуф и «Саша» Крымшамхалов
    В живых остались, этого немало.
    А в небе – истребитель, штурмовик:
    Голаев Джанибек и с ним Солтан-Хамид
  23. Биджиев. Друг его Береговой и в небе
    Одном летают. И Касаев не был
    Ахмат нами забыт – и горизонт вновь чист,
    Пять самолётов сбил стрелок-радист.
  24. Узденов Магомет, брат Дугерби,
    Что в дальней авиации, лети.
    А в Заполярье парочка гвардейцев
    Четыре сотни уложила немцев.
  25. Мутчаев Магомет и Гочияев
    Осман – в полку, дивизии их знают.
    Артиллерист-десантник наш Керам
    Айбазов бьёт из пушки по врагам.
  26. Здесь остановимся, ведь всех не назовёшь.
    Хоть Гусеинов Гусеин-морпех хорош!
    И звание «Герой Советского Союза»
    Так много заслужили. Стал народ обузой…
  27. Октябрь, день двенадцатый. Указ.
    Год сорок третий. Сталина приказ.
    КАО* все земли Грузии отдать,
    А карачаевцев немедленно сослать.
  28. Звезду Харун один успеет получить.
    Рассказ особый, нам его учить.
    И через двадцать лет пробьёт Машеров*
    Звезду Османа, в качества примера.
  29. Девятерых сам Ельцин наградит.
    Всего одиннадцать на ком звезда блестит.
    Осталось – сорок два, не всех собрали,
    Быть может. Все ордена, медали
  30. На той войне не каждого нашли.
    Одни ушли, другие вновь пришли.
    По мне – хоть день один на битве той
    Пробыл, он – воин и герой.
    Герой СССР гвардии полковник Харун Богатырёв
    Гвардейская танковая бригада. Заместитель командира
  31. Он химиком-технологом хотел
    Так стать. Но ждал другой удел.
    И против воли стал Харун военным –
    И на войне не знает он замены.
  32. Вот год второй. Покинул он резерв,
    До армии Рыбалко долетев,
    Харун бригаду быстро обретёт.
    Он славу корпуса и армии куёт.
  33. Шестой гвардейский Киевско-Берлинский,
    Четыре ордена и путь совсем неблизкий
    У корпуса. Харун «латает дыры»
    И на любом участке командиром
  34. Рыбалко ставит. Хочет батальон
    Разведки дать или комбригом он?
    Он – замкомбриг, и пятьдесят вторая.
    И маршал согласится, горца зная.
  35. И «Всадника в броне» опишет Кригер,
    Не скроется ничто от плоских литер:
    Глубокая атака, воинский запал,
    Семь раз горящий танк он покидал.
  36. Так много раз был ранен, хоть легко,
    Не сосчитать. И пять раз – тяжело.
    Но в госпитале был всего пять дней.
    Герой Богатырёв. И Кригеру видней.
  37. А ненависть Харуна – поражает
    И журналисту крылья расправляет.
    С таким-то духом – немцу не понять
    Как победить, не может он узнать.
  38. Опишем интересный эпизод,
    Что в мемуарах горец приведёт.
    Значки гвардейские Рыбалко всем вручает
    И грудь пустую у Харуна замечает.
  39. А где два представленья, ордена?
    Ответа нет пока, идёт война.
    И в штабе маршал быстро объяснит,
    «Кавказского орла» определит.
  40. Так Боевое Знамя получил
    От Федоренко лично. Удружил
    Главком танкистов всех в СССР –
    Майором станет грозный офицер.
  41. А дальше – Курская дуга. Удар
    На север, где Орёл. Сплошной кошмар!
    И гибнут люди, плавится металл.
    И под Сосновкой вновь Харун восстал
  42. Из госпиталя на передовую.
    И как же высоту тут взять такую,
    Когда весь корпус взять её не смог?..
    Двенадцать танков, пусть поможет Бог.
  43. Шесть самоходок можно взять в придачу.
    И сам ракетницей зовёт удачу,
    Показывая будет где удар
    Пехоте, танкам. Гений. Божий дар.
  44. А дальше – Днепр. «Неприступный вал
    Для Рейха». Гитлер так считал.
    И первым брешь в защите той пробьёт
    Харун Богатырёв, что корпусу оплот.
  45. Три дня боёв, ударный тот отряд
    Удержит натиск. Новохатко рад.
    И переправят танки – наш плацдарм!
    Как много наших не увидят вновь казарм…
  46. История военная признает:
    Шестой гвардейский корпус, наступая
    Стал первым за Днепром. Его отряд
    Ударный головной – Харун. Опять.
  47. Теперь – Герой Советского Союза.
    То представленье проскочило юзом,
    А в штабе армии Рыбалко слово помнят.
    Всё быстро, чинно – и в Москву оформят.
  48. И лист пройти успеет. А народ
    Второго ноября весь ссылку обретёт.
    Расскажет Азамат сюжет печальный,
    Звезду Героя горцу как вручали.
  49. Под Киевом Богатырёв стоял,
    Письмо от матери обычное читал.
    Но почему – Киргизия? Где Карачай?
    Прочтёт – Аллах, Ты сил придай…
  50. Мать – в ссылке, хочет сына увидать.
    А тут – Героя надо получать.
    Ему медаль, конечно же, вручат.
    Он плачет. «До чего майор наш рад», –
  51. Подумали вокруг. Им не понять,
    Что горец так оплакивал родную мать…
    Комбриг Плесско был ранен. Киев взять
    Харуну надо. Что ж, не привыкать.
  52. И в Киев первым он опять войдёт.
    Но звание Героя обойдёт.
    И не получит. И не в этот раз.
    Все высланы, вдали родной Кавказ.
  53. Харун – по праву величайший воин.
    В числе ста четырёх он быть достоин,
    Кто дважды стал Героем за войну.
    С ним – Магомет, Хамзат, Юнус. И всё пойму.
  54. Четыре воина, рождённых в Карачае.
    Но у Истории свой план, я знаю…
    Взят Фастов и Тернополь впереди.
    Тут в Ставку вызывают. Что ж, лети.
  55. В Москве ему предложит Федоренко
    Передохнуть. «Ты отдохни маленько.
    Есть Академия Генштаба, выбирай.
    А, может, полк учебный?» Карачай
  56. Ответит просто: «На войну мне надо».
    И маршал понимает, нужно гаду
    Кремлёвскому Харуну доказать –
    «Предатель, как ты мог их всех сослать?»
  57. Он хорошо Богатырёва знает.
    И мягко говорит – Харун оттает.
    Лечь в госпиталь – теперь уже приказ.
    Перед Берлином выпишут как раз.
  58. Рыбалко полк тяжёлый даст ему,
    Возьмут Берлин и Прагу. Посему
    Победа! Много лет ещё пройдёт,
    И на Кавказ вернётся наш народ.
    Герой СССР капитан Осман Касаев
    Партизанский полк. Командир
  59. Осман войну на Западе встречает.
    Стрелки сто двадцать первой отступают.
    Вот месяц август, город Могилёв.
    И здесь Касаев обретёт свой кров.
  60. Остатки небольшие части рано
    Всё осознали – будут партизаны.
    Осман стал комиссар. Пока не знает
    Там комендант о том, что ожидает.
  61. Сорок четыре будет там села,
    Где власть Советов так и не ушла.
    Хозяин здесь Осман, кавказец грозный,
    Два с половиной года. И не поздно.
  62. Белыничи и город Могилёв
    Узнают скоро кто и где каков.
    Без малого две сотни ждёт боёв –
    Касаев победит во всех, и он таков.
  63. Отряд сто двадцать первый – наш Осман.
    «Путь на Москву я немцам не отдам.
    На Могилёв из Осиповичей теперь
    Закроем эшелонам вражьим дверь.
  64. А это – до Москвы короткий путь
    Через Смоленск. И мост на речке Друть.
    Его взорвать и всё – дороги нету».
    Белыничи, Осман. С любовью и приветом.
  65. Но мост тот сильно охраняют. Да.
    Осман ударит, отвлечёт врага.
    Разведка в это время мост взрывает,
    Задачу, что стояла, выполняет.
  66. Такое не заметить – невозможно.
    И коменданту Белоруссии тревожно.
    За голову Османа много денег
    Он предлагает. Тот метёт как веник
  67. И гонит немца изо всех селений.
    Вот Техтин, снова стало веселее.
    Карательный отряд, четыре сотни.
    И сто двенадцать жертв – хорош «субботник».
  68. Вот новый сорок третий трудный год.
    И в Княжицах он гарнизон сожжёт.
    В Белыничах хотят забрать продукты.
    Осман не даст и будут здесь редуты.
  69. И снова Друть. Одиннадцать те дней
    Их авиация бомбит, врагу видней.
    Касаев не отступит, а народ ликует –
    Продукты не забрали. Немец голодует.
  70. В Германию детей угнать Осман не даст
    И в Кличеве на станции врагу поддаст.
    И новый бой. В Районе Голынцов
    Собрали немцы тысячу бойцов.
  71. И батальон «СС» ещё туда подтянут.
    Касаев бьёт, фашисты же отпрянут,
    Поспешно отступают в Могилёв.
    И горец-капитан опять суров.
  72. Ему лишь двадцать шесть. Хоть молодой
    Он духом несгибаемый такой.
    Полковник Видман издаёт указ:
    «Османа видишь часть – уходишь в тот же час».
  73. За годы битвы три десятка раз
    Палил он гарнизоны. Вражий глаз
    Четыре тысячи людей не досчитался.
    Мосты, дороги, склады – продолжался
  74. Тот бой два года с лишним. Наконец,
    У жатвы той появится свой жнец.
    На пятый раз карателям в подмогу –
    Всё лучшее на фронте, в путь-дорогу.
  75. И авиацию сюда подтянет враг.
    Февраль сорок четвёртого – начнётся ад.
    На местности открытой попадает
    Полк под бомбёжку, воин погибает.
  76. Тавадзе знал я. Адъютант Османа
    Мне рассказал. Была у горца рана
    На сердце – пуст родной Хурзук,
    Так чувствует вдали отчизны звук.
  77. Давида в Карачай он отправляет,
    О депортации народа не узнает.
    Грузин вернётся в белорусский край –
    Осман был сокол и погиб, прощай.
  78. И трижды горца к званию Героя
    Штаб представлял. Бывает же такое.
    Покрышкин, Кожедуб и маршал Жуков.
    «Переселенец» – и боятся звука.
  79. Касаева там любят, каждый знает.
    «Касаевские дни» у них бывают.
    И двадцать лет, похожие на год,
    Звезду Героя белорус пробьёт.
    Герой РФ гвардии майор Хамзат Бадахов
    Гвардейская кавалерийская дивизия. Заместитель
    начальника разведки
  80. За год до смерти Мамсуров напишет:
    «Ответа не прислал товарищ Лыжин».
    Обком КПСС не хочет дать
    Двух звёзд Героя. «Ссылки лёд» долбать
  81. Герой СССР и генерал-полковник
    Не перестанет. Но теперь – покойник
    Полковник Ксанти, что Хемингуэй
    Прославил имя громко средь людей.
  82. Прославленный и доблестный Хамзат –
    Замначразведки всей дивизии и брат.
    Его Хаджи-Умар Джиорович любил,
    И карачаевец комдива не забыл.
  83. «Он – как отец родной был для солдата.
    Чтоб были сыты и одеты все ребята.
    Неделю не слезал с передовой –
    Приехал он, еду привёз с собой».
  84. Солдат такое помнит. И всегда.
    И не страшны ему огонь, вода,
    Когда над ним товарищ старший есть –
    То ли отец, то ли начальник здесь.
  85. Хамзат три года рапорты писал,
    На Запад от Востока убегал.
    Сорок второй. Дивизия вторая
    Гвардейская и Крымская. Такая.
  86. Четыре ордена – кавалеристов честь.
    Два Красных Знамени, Хмельницкий, Ленин есть.
    И корпус первый, что кавалерийский
    Гвардейский – им открыли списки.
  87. Командует Баранов генерал,
    Хамзата он любил и лично знал.
    Когда разведку в тыл уйти попросят,
    Баранов Жукову сказал. Заносит
  88. Комкора так, что маршал обомлел:
    «Хамзата снимете – и я с ним улетел.
    И, если место для него в тылу,
    То с ним меня отправьте». Так хвалу
  89. Герою СССР гвардейцу-генералу
    Здесь воздадим, хоть этого и мало.
    В боях за Днепр, Тетерев, Житомир
    Бадахов отличился, даже «помер».
  90. В Житомире отрезан эскадрон,
    Они погибли. Не согласен он.
    Все силы там разведчик собирает,
    И девятьсот бойцов все ускользают.
  91. И похоронки те на радостях порвут.
    Такой уж на войне нелёгкий труд.
    Чуть меньше сотни и Бадахов главный
    Опять в Житомир. И разведки лавры.
  92. Угроза Фронту – вражеский резерв.
    Пятидесятая дивизия у всех
    Кто знает – будет сразу начеку.
    Те танки вермахта «не перейдут реку».
  93. Нахмурен Мамсуров: «Медали, ордена
    Где у солдат? Твоя это вина.
    Представить всех – все восемьдесят пять,
    Ведь невозможное они смогли достать».
  94. Хамзат урок запомнит навсегда.
    И будет брать деревни, города.
    Недели три последние войны
    Мы из реляций почитать должны.
  95. Хамзат – в тылу, дивизия – в прорыве.
    Он данные собрал и в перерыве
    Между разъездами дивизии штаб спас,
    Сто пятьдесят врагов оставив про запас.
  96. Контратака – шестьдесят убиты.
    И больше тридцати в плену, забыты
    Заслуги прежние. За Эльбу и вперёд,
    И данных в штаб он много принесёт.
  97. Дивизия форсирует реку,
    Потерь немного, мы на берегу.
    Плацдарм – у нас. Противник понимает,
    Он атакует, наши проседают.
  98. Полдня – лишь он и шестеро солдат
    На высоте сверхважной устоят.
    И семь десятков немцы потеряют,
    А наши много данных собирают.
  99. Закончилась война, народ вернётся
    Из ссылки на Кавказ и улыбнётся.
    Хотя Хаджи-Умар не увидал,
    До смерти год – Хамзат Героем стал.
    Герой РФ гвардии младший лейтенант Солтан-Хамид Биджиев
    Гвардейский штурмовой авиаполк. Командир штурмового
    авиазвена
  100. У лётчиков всегда одно бывает небо.
    И в нём летают. Кто-бы кем-бы не был.
    Он – лётчик-космонавт, Солтан-Хамида друг.
    И дважды был Герой, лампасы где-то тут.
  101. Но на войне жестокой, беспощадной
    Друг друга прикрывали многократно.
    «Люфтваффе» был силён, тот лётчик знает
    И «недобитыми» от радости считает
  102. Себя, Солтан-Хамида и друзей.
    Он – лётчик-штурмовик, ему видней.
    Пряжéнников, а с ним ещё Кумскóв,
    Солтан-Хамид, Береговой. Таков
  103. Состав четвёрки штурмовой тогда,
    К Герою СССР летят пока…
    Война – войной, не будет здесь безделья,
    А молодость берёт своё весельем.
  104. И в мемуарах вспоминает генерал.
    На базу он четвёрку возвращал.
    Шли весело, четыре «ястребка»
    С «илами» вместе. Весело пока.
  105. Солтан в эфир поёт. Пряженников мешает.
    Незлобно так, по-свойски, вопрошает:
    «Солтан, скажи, Солтан, а что с «капусткой»?
    Её зачем берёг, в желудке пусто?»
  106. И в тон ему Биджиев говорит:
    «Сам знаешь, от неё бежит
    Немецкий «тигр», так её не любит
    «Капустку» нашу, что не приголубит.
  107. А на колонну ту, что раздолбали, –
    Ствола хватает, сами же видали.
    Так что, не зря «капустку» сохранил.
    Кумсков, небось, итоги уж подбил».
  108. И лётчики «капусткой» называли
    Те бомбы страшные, что «тигров» прошибали.
    Таких сюжетов на войне былой
    Немало вспомнил генерал. Постой,
  109. Мгновенье, задержись ещё немного,
    Хоть нелегка штурмовика дорога,
    Небес бездонных синева слепит.
    Расскажем как на фронт попал джигит.
  110. Береговой так ясно подмечает,
    Солтан-Хамида сразу замечает.
    Всё в молодом пилоте есть – и стать,
    И храбрость, и желанье воевать.
  111. Но Шурик с ним прибывший погибает
    В сраженьи первом сразу. Наступает
    Черёд Биджиева, чтоб взбучку получить.
    И старшим надо молодых учить.
  112. Над целью задержался самовольно
    Хоть все ушли. И этого довольно.
    Он жив вернулся, рад Береговой.
    «Снарядов много было так с собой
  113. Что не использовал. Вину я признаю.
    Задор и увлечение в бою,
    Что помешали мне с четвёркою уйти –
    Неправильно всё это». И прости
  114. Бойца задорного и весь его запал.
    Всё так. Но немец-лётчик фору дал.
    Пожёстче выволочку сделают друзья –
    Чтоб не погиб. Иначе тут нельзя.
  115. Солтану свет не мил. С трудом выходит.
    Береговой из штопора выводит:
    «Уже он – лётчик, показал себя.
    И брат, товарищ наш». Вот так, друзья.
  116. Солтан-Хамида приняли. И тут –
    Он «лётчик Божьей милостью». Зовут
    Вот так его, хоть были и постарше
    Товарищи. Ну, что ж, талант – на марше!
  117. Те сотни полторы, что был он в небе
    Из вылетов. Герой забытым не был.
    Три Красных Знамени и Красная Звезда –
    Он меньше года на фронтах. Дуга
  118. На Курске даст своё войне начало.
    Но – ссылка. И Урал придёт причалом.
    За важное задание друзья
    Героя получили все. Но нет, нельзя
  119. Биджиева Героем СССР назвать –
    Ведь репрессирован народ. Ему – не дать!
    А Ельцин – даст. Назло неправде той.
    Двух дней не доживёт Солтан-Герой…
    Герой РФ гвардии старший сержант Магомет Гербеков
    Гвардейский стрелковый полк. Командир миномётного
    расчёта
  120. Солдатской Славы – третья и вторая.
    А первой почему не дали – я не знаю.
    Быть может, снова «виноват» народ?
    Кто знает, кто их разберёт…
  121. После войны он будет кузнецом.
    КПСС не любит. На потом
    Историю с билетом мы оставим.
    Пятнадцать лет ему. И он исправит
  122. Бумаги у сестры, что старше чуть.
    В военкомате не заметят – в путь.
    И август сорок первого – начало.
    И до конца дойдёт, и славы мало
  123. Тому мальчишке, горцу-сорванцу.
    Силён и молод, всё ему к лицу.
    В окопах плачет возрастной солдат
    От холода, войне совсем не рад.
  124. Но Магомет был молод и силён,
    И тягот той войны «не видел» он.
    И Сталинград прошёл. Уже закончен.
    Дивизия гвардейской стала. Орден
  125. Суворова и Знамени у ней.
    Начальству как всегда и всё видней.
    Дивизией командует Морозов.
    Был генерал-майор из «паровозов»,
  126. Тянул вагоны он Победы той.
    И на счету хорошем наш Герой.
    «Гербекова прославленный расчёт
    (Воспоминанья генерала – в счёт)
  127. Минут за десять точки подавляет
    Врага все огневые. Продолжает
    Гвардейцев ход», подобный песне.
    Вот так «Полки сражались по-гвардейски».
  128. То было в Кампанеевке и враг
    Попозже к Бугу Южному прижат.
    А до него был Белгород. Дуга,
    Что Курская, была, ох, нелегка…
  129. По шесть атак всё за день отражали –
    Враг наступал, но наши устояли.
    А после взяли город Красноград,
    Чьё имя средь дивизии наград.
  130. Везде Гербеков первый, и удар
    У миномёта – огненный пожар.
    И Южный Буг форсируют и тут
    Он прикрывает, наши перейдут.
  131. А речка Тисса – первый будет он.
    Форсирует, закрепится огнём.
    И батальоны все легко пройдут.
    И миномётчика немалый в этом труд.
  132. Народ весь выслан. Новость узнаёт.
    Гербеков партбилет тогда порвёт.
    Герой полка идёт под трибунал?
    А воевать кто будет? И замял
  133. Политотдел, начальство боевое
    Тот инцидент. Бывает же такое.
    Вот Венгрия. И танки наступают.
    Как их остановить – никто не знает.
  134. Уж слишком много их. Дорога же – одна.
    Узка. Для танка одного годна.
    И, если танк тот на мосту взорвать,
    Колонну остановим. Выполнять.
  135. Здесь почему-то Магомет уходит,
    Хоть это и в обязанность его не входит.
    И сделал. Вот такой уж он Герой.
    Награду же там получил другой.
  136. У жизни и судьбы – своя дорога.
    Об этом знаем мы не так уж много.
    Он в Азию поедет, где народ.
    И потихоньку жизнь своё берёт.
  137. Жена его два ордена получит.
    А орден Ленина, и знающий научит, –
    В СССР нет ордена главней
    Для маршалов, генсеков и людей
  138. Простых. А с ним – и Знамя Трудовое.
    И знающий расскажет, что такое.
    Есть Боевой близнец, а это – Трудовой.
    И после Ленина идут по мостовой
  139. Среди градаций орденов, наград,
    Когда повесишь, выйдя на парад.
    Здесь на Кавказе с Исмаилом жил,
    Что Салпагаров. Тоже заслужил
  140. И он звезду Героя СССР.
    Национальность – снова здесь барьер.
    И в разговоре восхищались другом.
    Себя же в тень, вернётся слава кругом.
  141. Год девяносто пятый. Та Звезда
    Гербекова посмертно, пусть, нашла.
    А Салпагаров Исмаил не получил.
    И Крымова слова народ забыл.
  142. Но то – история уже другая.
    Скажу, вперёд немного забегая,
    До Исмаила, даст Аллах, дойдём.
    И эстафету мужества возьмём…
    Герой РФ старший лейтенант Джанибек Голаев
    Истребительный авиаполк. Командир истребительного
    авиазвена
  143. Чуть больше года на войне провёл.
    Два Знамени получит наш орёл.
    И среди знаменитых ты найдёшь
    На сайтах мировых, чем Интернет хорош.
  144. В полёте был уверен и силён,
    Лишь Кожедубу уступает он.
    Чуть больше сотни вылетов – сто два.
    Пятнадцать сбито самолётов. Да.
  145. Семь вылетов – и сбитый самолёт.
    И сам Покрышкин, вряд ли, обойдёт
    Тот показатель грозный потому –
    На Волге и Дону не всё зачли ему…
  146. Но, может, не зачли и Джанибеку…
    И Ворожейкин, друг его, забытым не был.
    В одной дивизии Герасимова. Тут
    Бок о бок служат. Вместе бой ведут.
  147. А Ворожейкин был дважды Герой.
    Покрышкин, Кожедуб – по трижды, Боже мой.
    Но Ворожейкин тоже уступает –
    Тот показатель. Джанибек летает
  148. Лишь с августа, а год войны второй.
    Под Курском «разлетится» наш Герой.
    И танковым сражением его
    Не зря считают. Больше ничего?
  149. Из танков будет три, но две – из самолётов.
    То в тысячах идут у нас подсчёты
    Сил вражеских на Курске и Орле –
    Фон Клюге и Манштейн здесь на земле.
  150. И пятого июля в сорок третьем
    Та битва ход начнёт. Запомнить детям
    Нетрудно – август, двадцать третий день.
    Победа наша. Пораженья тень
  151. Над немцами нависла неотвратно.
    Десятка три дивизий безвозвратно
    Разбиты вермахта. Теперь инициатива
    Вся от стратегии у нас. Какое диво!
  152. Что по-другому значит – перелом.
    И в корне ход войны здесь изменён.
    Ватутин, Рокоссовский принимают
    От немца первый натиск. Замирают
  153. Газеты мира. Ждут все новостей.
    И лётчик-ас подбросит им вестей.
    Вот битвы день шестой. Он начинает –
    Пять самолётов Джанибек сбивает
    Всего за десять дней, и так бывает.
  154. И, если все собьют у нас по пять,
    На чём же немцам в небе том летать?
    Не всё обороняться, час пришёл –
    Солдат советский в наступление пошёл.
  155. Легенда-Конев, с ним и Соколовский,
    Ещё Попов и будет Малиновский –
    Четыре Фронта к тем, что были. Да.
    Врага сметут, и будет дважды два.
  156. И здесь Голаев снова отличился.
    За две недели пока Курск «закрылся» –
    Сбивает самолётов ровно шесть.
    И тема для беседы будет здесь.
  157. В одном бою – два сбитых самолёта,
    Есть высший пилотаж и честь пилота.
    Но сбить четыре сразу – и фломастер,
    Чтоб в Небе Рисовать! Он – ас. И Мастер.
  158. И так, и так Голаев может – браво!
    Не зря идёт об асе-горце слава.
    В Прилуки переехали пока,
    А там и Киев – бьют наверняка.
  159. Налёт внезапный, наши прозевали.
    К машине добежит теперь едва ли
    Чтобы взлететь – и будет враг отбит…
    И на земле погибнет ас-джигит.
  160. Прилуки все придут в последний путь
    Чтоб проводить, былого не вернуть.
    Так Ворожейкин в мемуарах пишет,
    Салют для друга в небе он «распишет».
  161. И за пятнадцать самолётов, знают,
    Героя СССР все получают.
    А что же Джанибек? Народа нет
    Уж на Кавказе, в Азии их след.
  162. И карачаевец – легенда части всей
    Полвека ждал. Дождался он вестей.
    Теперь Герой России. Можно тут
    Знак тождества поставить. Нас поймут.
    Герой РФ сержант Абдул Ижаев
    Стрелковый полк. Наводчик противотанкового ружья
  163. Здесь тоже Славы две. Есть третья и вторая.
    Но он – наводчик ПТР. История другая.
    Июль и сорок третий год. И танк один подбил.
    Лист наградной тот эпизод удачно не забыл.
  164. И через год придёт апрель. И снова бой идёт –
    Тринадцать вражеских солдат положит. И добьёт
    Он в мае – первым брешь врага увидит и туда
    Ворвётся. Сразу замолчит здесь пулемёт врага.
  165. Хребет Явóрник. И Абдул опять проник сквозь строй –
    В траншеях немцев стал кавказец, ну почти что, свой.
    И рота высоту взяла. В разведке горец вновь –
    Охрана немцев узнаёт какая в наших кровь.
  166. И в октябре бои идут. Противник с высоты
    Уйти – ушёл. Потери есть, их подсчитаешь ты.
    Шестнадцать немцев, два в плену – война покажет нрав.
    Смешалось всё, не разберёшь. Но кто-то будет прав.
  167. Ноябрь месяц и в Карпатах будет новый бой –
    Двенадцать вражеских солдат и в плен один. Такой
    Ижаева здесь будет счёт. Ну а потом апрель –
    Победа где-то рядом здесь, так назвенит капель.
  168. Враг наступает и опять гранаты в них летят.
    Погибнет трое, два в плену. И вряд ли захотят
    Оставить раненых своих, Абдул двоих спасёт.
    И пригодится, может быть, немецкий пулемёт.
  169. Был бой один и танков семь Ижаев подобьёт.
    Три – как наводчик, а четыре – лично он сожжёт.
    Полвека медленно идут и быстро пролетят –
    Звезду Героя той войны получит тот солдат.
    Герои РФ лейтенанты Юнус Каракетов и Кичибатыр Хаиркизов
    Партизанские отряды. Командиры
  170. Подъехали, разбили немцев. И ушли.
    И в Белоруссии так месяцы прошли.
    Год сорок первый. Осень. И зима.
    Надолго в памяти останется она.
  171. Солдат советский духом пал не зря,
    Во всём он «виноват». И как винить царя?..
    Когда за «будь готов к войне» могли убить,
    В политотделе ярлыки пришить.
  172. Два миллиона армия теряет.
    Убиты, ранены. Кто их пересчитает?..
    Как нож сквозь масло враг легко идёт.
    Москва под боком, немец у ворот.
  173. Не все сдадутся. Духом сильный есть.
    Юнус, Кичибатыр – они же здесь.
    Шесть бургомистров, старост – двадцать пять,
    И больше сотни немцев. Стоит ли считать?
  174. О «чёрных братьях» белорус слагает
    Легенды, их народ запоминает.
    Борисова же комендант не рад,
    Сулит он много всяческих наград
  175. Для тех, кто головы их принесёт ему.
    А горцы смело бьются почему?
    Такой уж дух у них – и не прошёл,
    Когда-то сорок лет стоял монгол,
  176. Сопротивление алан сломить не мог.
    Теперь же двое здесь. Один это народ.
    Но немец вряд ли тонкости узнает,
    Они вдвоём военнопленных отбивают,
  177. Громят управы, гарнизоны жгут.
    Хоть двое их – отрядом их зовут.
    В бою «десятками» наш партизан теряет,
    Так немец пишет, сладко убеждает.
  178. Две лошади, два пулемёта есть.
    А шума, грохота так много будет здесь.
    «Три сотни» партизан мерещится опять,
    И «чёрных братьев» нелегко сломать.
  179. Весь хуторок согнали, чтобы сжечь
    Наутро заживо. Но надо их сберечь.
    Приходит Миша – маленький связной.
    Налёт, удар и будет краток бой.
  180. Таких народ славянский, белорусский
    Полюбит. Пусть, чернявый он, нерусский.
    О «чёрных братьях» знают все вокруг.
    Где Холопéничи и Сéнно – каждый друг.
  181. Весною карачаевцы вступают
    В отряд у партизан. И начинает
    Он разрастаться до бригады той,
    Две тысячи бойцов, дрожи конвой.
  182. Отряды «Коли Чёрного» и «Лёни».
    И враг здесь не уйдёт, они догонят.
    Два командира и отряда два.
    Гремит, летит о воинах молва.
  183. И замкомбригом вскоре «Лёня» стал,
    С врагом продолжит он кровавый бал.
    И операций много проведёт,
    Но в сорок третьем, всё-таки, найдёт
  184. В июне месяце в селеньи Короли
    От немца пуля. Что ж, не сберегли.
    Юнус был на задании. Не знал.
    Обком подпольный главного позвал,
  185. Чтобы Юнусу это сообщить.
    И дальше он пойдёт ломать, крушить.
    И к званию Героя был представлен
    И первый, и второй. Пока оставлен
  186. Вопрос открытым в штабе на потом.
    Юнус врагу не даст аэродром.
    Сюда с большой земли всегда летает
    Наш самолёт, припасы доставляет.
  187. И раненых отсюда заберёт,
    Сюда же немец и «СС» идёт.
    Но карачаевец их всё же отбивает
    И за собой площадку оставляет.
  188. А позже начинается война,
    Что «рельсовая» будет. И она
    Для немцев – явная угроза.
    Здесь начинается печали проза.
  189. Все силы брошены и гонят партизан
    Со всех лесов в смертельный тот капкан –
    И два «котла» – Борúсов и Ушáчи.
    Здесь штурмовик поговорит иначе.
  190. И с воздуха бомбит он непрестанно.
    Уйти не могут, гибнут партизаны.
    И для потомков славой прогремит
    Тот бой тогда у озера Палúк.
  191. Вот пять бригад судьбе своей не рады.
    И тут «Железное кольцо блокады»
    Отряд, что сводный, карачаевца пробьёт –
    И двадцать тысяч партизан уйдёт.
  192. Они с Кащеевым отход всем прикрывают.
    Всего шестьсот их – это немец знает.
    А у него – дивизии «СС».
    Ну, что ж, опять ужасный перевес.
  193. И день. Чтоб выстоять здесь есть. Иначе
    Все люди не уйдут. Тогда заплачем.
    Семнадцать лишь останется в живых,
    Юнуса не окажется средь них…
  194. И снова к званию Героя представляют.
    И дважды звёзд Герой не получает.
    Через полвека он, Кичибатыр
    Героями всё ж станут. Тленный мир.
  195. И у него свои, увы, законы.
    Не будут вечными от подлости препоны.
    И правда набирает жёсткий ход –
    Когда-нибудь и это всё пройдёт…
    Герой РФ гвардии подполковник Дугерби Узденов
    Разведывательно-диверсионный отряд особого назначения
    ГРУ. Командир
  196. Ещё одна легенда ГРУ
    Узденов-карачаевец в игру
    Вступает в Ровно. И опять узнает
    Генштаб про всё. Разведка сообщает.
  197. Войну он начинал кавалеристом,
    В сорок втором ему изменят пристань.
    И партизанскою пойдёт тропой –
    Отряд особый, засекреченный такой.
  198. Ни с кем в соединенье не вступать.
    Любого, кто узнает – убивать.
    Узденов снова группы принимает,
    Хоть и не сто, шестнадцать прилетает.
  199. Так появилась сеть в тылу врага.
    Разведка – главное, диверсии пока –
    Если прижмут, и тихо всем сидеть.
    Но сотне эшелонов, всё ж, взлететь.
  200. И много техники, складов боеприпасов
    Там разнесут те партизаны-асы.
    В соединенье Бринского приказ
    Вступить. И вступит наш Кавказ.
  201. И к званию Героя представляет
    Сам Бринский. Он же отправляет
    Бумаги все в Москву и потому
    Так хорошо известно всё ему.
  202. Звезду кавказец, всё же, не получит.
    А Бринский в книге многому научит.
    О «Грише» многое напишет там.
    Так много, что читать придётся Вам.
  203. А дальше – под Варшаву. ГРУ
    Здесь продолжает важную игру.
    Жимерского в Москву он доставляет,
    Тот Войско Польское удачно возглавляет.
  204. Под Прагою войну закончит он.
    Замначразведки. Полк определён.
    Звезду Героя он живым получит.
    Как и Хамзат. А жизнь – всему научит.
    Герой РФ старший лейтенант Харун Чочуев
    Партизанский отряд. Командир
  205. В плену провёл он в Штéтине войну.
    Бежал в сорок четвёртом, потому
    С дороги небольшой отряд их сильно сбился.
    И вместо Родины в Словакию прибился.
  206. Ну, коли так – придётся воевать.
    «Свободой» хорошо отряд назвать.
    И будут биться, а Победа близко.
    И месяцев немного в этом списке.
  207. Но город Жúлина, второй – они возьмут
    И здесь блефуют. Немцы же поймут
    Как будто часть большая наступает,
    И, бросив город, дружно убегают.
  208. На Родине он в лагерь попадёт.
    Вновь отсидит. Напишет «Огонёк»
    О командире партизанского отряда,
    И в нём Харуна разглядеть нам надо.
  209. Звезду, однако, не получит он.
    Пройдёт полвека – будет награждён.
    Так станет их одиннадцать и тут
    Герои новые в романе уж идут.
    Генерал-полковник Солтан Магометов
    Первый заместитель командующего Забайкальским военным округом, Главный военный советник в Сирии и Афганистане. В годы войны: заместитель командира тяжёлого самоходно-артиллерийского полка
  210. Харун, Солтан, Аскер и Магомет.
    На фотографии* – в полковника одет.
    Он сам – легенда. И легенды рядом.
    Харун-Герой командует парадом.
  211. Ну а Солтан – наш первый генерал,
    Хотя войну курсантом начинал.
    И здесь на фото за спиной стоит
    Он у Харуна. Там Звезда блестит.
  212. А Магометов – тот же Крымшамхал.
    Подразделенье рода, я бы так сказал.
    Славнее Крымшамхала – в Карачае нет.
    А почему – поищем мы ответ.
  213. Араб тогда с хазаром воевал,
    И Дагестан Халиф себе забрал,
    Хоть и не сразу и с большим трудом,
    Но как-то говорили мы о том.
  214. Двоюродные братья там Пророка –
    Сыны Хамзáта и Аббáса. Бога
    Путей понять не сможем никогда,
    Вот род Аббáса. И Шамхал тогда
  215. Его прозвали. Имя закрепилось
    И в Карачай с веками докатилось.
    И Крымшамхалу трудно в СССР,
    Он станет Магометов, например.
  216. И нет у Карачая генералов.
    А знать его – царю лишь присягала.
    Присяге верными останутся опять –
    Деникин, Врангель будут уважать,
  217. Шкуро. И все другие генералы.
    Джатдáя вспоминали мы немало.
    Он против власти новой не пойдёт.
    Но и за ней атаку не ведёт.
  218. Спасая свой народ, покой обрёл.
    Где Сталину дорогу перешёл.
    На Арасáте встретятся, я знаю.
    А там история, Бог даст, совсем другая.
  219. Харун – «старлей», Темрезов Рамазан –
    Начальник штаба полковой. Ему же дан
    Карт-бланш блокады Ленинградской той,
    И там себя проявит наш Герой.
  220. Короче говоря, там шансов мало
    К войне заполучить нам генерала.
    То молодые всё ребята, их деньки
    Ещё придут. Проявят пареньки
  221. Характер, стержень, кровь, напор – горой.
    Восточный, западный. Он – ас, везде такой.
    Тогон-Тимур, период тяжких дум –
    Шёл ас Востока с ним в Каракорум.
  222. Всё с Финской началось. И устоял,
    «Отличник РККА» награду взял.
    А дальше будет Гжатск, Можайск, Москва,
    Волоколамск – все на слуху слова.
  223. Сорок второй, и «младший лейтенант».
    У Казакова служит наш талант,
    Что командарм Шестнадцатой и славной.
    И взвод разведки, здесь теперь он главный.
  224. А дальше Пухов – новый командарм,
    И Курская дуга – сплошной плацдарм
    Для всех танкистов и кромешный ад.
    И здесь Солтан. «Старлей» он, говорят.
  225. А Понырú – участок непростой,
    Евгений Кригер нам опишет бой.
    Там есть Солтан и Знамя получает.
    А дальше – Мозырь, Калинковичи. И знает,
  226. Что с фронта снять его уже хотят.
    Начальство отстоит – служи солдат.
    И триста тридцать шесть – гвардейский самоходный,
    Начальник штаба он в полку. И ход свободный.
  227. И маршал Говоров в бумаге закрепит –
    Замкомполка теперь Солтан-джигит.
    Победа! Дальше он учёбу продолжал.
    Полки, штабы, дивизии. Запал
  228. Полковника всё дальше, больше, выше.
    И в Академии танкистов мы услышим
    Солтана среди маршалов имён –
    Теперь в Генштаб направлен будет он.
  229. Там Академия. И в шестьдесят четвёртом
    С отличием закончит. Пришвартован
    В Германию. А в шестьдесят седьмом –
    Уж командарм. И генерал притом
  230. Он лейтенант. Военный дипломат.
    И в Сирию – Хафиз* ему там рад.
    Четыре года Главный он советник,
    Военачальник он теперь заметный.
  231. И в Забайкалье – там он первый зам.
    Здесь и появится теперь Шакмáн
    Джатдóев, что разведчик. И сказал:
    «Салáм алейкум, горец-генерал!»
  232. И позже он Шакмáна так продвинет
    В разведку ВВС – начальник. Минет
    Пора Соцлагеря – Варшавский договор.
    Там Ставок – три. А Южная – дозор.
  233. Советских Округа там три, Афганистан.
    В разведке лётной главный тут Шакман.
    А генерал-полковник Магометов
    В Афганистан поедет. И об этом
  234. Здесь разговор нелёгкий предстоит.
    Пока же почитаем мы журнал «Ньюсуик»,
    Февральский номер, год восьмидесятый:
    «И в Забайкалья Округе командовал парадом,
  235. Был Магометов генерал там первый зам.
    Теперь советник Главный и – Афганистан.
    Не очень был известен он пока,
    Но может резко возрасти роль игрока…»
  236. Войска туда просил он не вводить.
    Но партию ему не убедить.
    И с должности был снят. Его дорога
    Здесь в Академию. Запас. Теперь немного
  237. Об интервью, что Язов дал поговорим,
    Министр обороны СССР. Любим
    Был для него Солтан. И это знаем.
    И генерала песню завершаем.
    Гвардии полковник Магомет Деккушев
    Фронт. Представитель Разведуправления в штабе
  238. Харун, Солтан-Хамид – по трижды. Восемь – дважды.
    Не всех хоть знаем, всё-таки, однажды,
    Награды воинов достойны – обретёт
    История подробнейший отчёт.
  239. И среди первых первый – Магомет.
    Четыре Красных Знамени. И больше нет.
    Средь горцев наших. Или же не знаем.
    И данные неспешно собираем.
  240. Разведки Управление. Мечта…
    У Рокоссовского он представитель. Да.
    Чтобы разведчиком-легендой стать
    Что надо сделать сверху? Не узнать
  241. Ответа нам. Но всяк великий знает.
    И в Деккушеве личность уважает.
    И Рокоссовский маршал не отдал,
    В тылы он Магомета не послал.
  242. И с тридцать третьею гвардейской боевой
    Берлин возьмёт мотострелок-Герой.
    Но до него нам путь ещё далёк.
    Пока ж «бёрю» иль волком паренёк
  243. Заделаться у школьников обязан,
    И слабого кто бил – теперь наказан.
    Ребят постарше тот троих приводит,
    Те Магомета бьют, и он уходит.
  244. Он отлежался и пришёл в себя.
    Поодиночке всех побил, друзья.
    И, может быть, с него пример беру,
    Но только будет он теперь «бёрю».
  245. И так его Шакмáн назвал при нас,
    Когда увидел фото. Да, Кавказ.
    Он Магомету братом приходился
    И в молодости очень удивился,
  246. Когда увидел старый «Огонёк»,
    Джатдоев «штопор ловит», невдомёк
    Ему до старой фронтовой газеты,
    Что две звезды Героя ждали где-то.
  247. Но так и не дождáлись своего
    Хозяина, разведчика того.
    И здесь у каждого есть свой ответ
    Так вышло почему. А, может, нет
  248. На свете справедливости подлунном?
    Есть мира два. Закручено заумно?
    И счастье в вечности приходит иногда,
    Когда из бренности пустой уйдёт рука…
  249. Год тридцать третий. В армию уходит.
    По эскадронам, городам всё ходит.
    Сороковой – он учится в Москве,
    И в Академии. Разведчик. Вот тебе.
  250. И снова год – уже Генштаба школа
    Специальная и высшая. Рассола
    Тех знаний боевых, что наберёт,
    Нам хватит навсегда. Тогда, вперёд!
  251. Конец июня, год сорок второй.
    В Десятой Армии резервной наш герой.
    Начальник отделения разведки.
    Хоть в штабе, есть раненья метки.
  252. Октябрь месяц – ранен тяжело.
    До Сталинграда дело тут дошло.
    И стала Армия Ударной Пятой –
    Замначразведки Армии. Богатый
  253. Для горца выдался тогда улов.
    Мы наступаем дальше на Ростов.
    И Знамя Красное, и Красная Звезда
    Находят офицера. И тогда
  254. Напишет в представлениях Цветаев
    (Он – командарм, и Деккушева знает),
    Что «капитан разведку лично вёл,
    Передний край врага. И он привёл
  255. Пять пленных и ещё особо важных
    Бумаг, что прихватил». Пора отважных
    Включает ранги, званья, ордена.
    Одна тут вставочка, по-моему, нужна.
  256. Есть звание Героя СССР,
    Что высший знак отличья. И пример.
    Но высшим орденом был Ленин почитаем.
    И тонкости, что есть, мы пропускаем.
  257. Звезду Героя мог бы получить
    И лётчик за полёт, не мне учить.
    А орден Ленина и маршал бы хотел,
    Да он в колхоз за план уж улетел.
  258. А Знамя Красное, оно же Боевое,
    Лишь у военных может быть. Такое.
    И, может быть, награду потому
    И высшею считали в ту войну.
  259. Он – орден высший боевой. Ну, что ж.
    Суворов и Кутузов – всем хорош.
    Но только после Знамени идут,
    На маршальской груди легко найдут.
  260. И подвиг был значительный особо,
    Для жизни он опасен и немного
    До смерти остаётся, лишь чуть-чуть.
    За это – Знамя, в этом его суть.
  261. Иль руководство воинских частей,
    Что выдаётся сильно средь идей
    Всех прочих. Храбрость и отвага
    Особые – и Знамя здесь награда.
  262. Один лишь раз – так трудно получить.
    Про два и три – и вовсе позабыть.
    А Деккушев четыре получает
    И – в воинской элите, каждый знает.
  263. Берёт Миус, штурмует Таганрог,
    Макеевку, Донецк. Опять наскок
    На Мелитополь. Ранен тяжело.
    Звезда Героя? Званье обошло.
  264. Октябрь сорок третьего, напишут
    В журнале «Огонёк», и все услышат,
    Что к званию Героя СССР
    Он представлялся. И не тот пример.
  265. И в октябре Указ другой выходит –
    Навеки в ссылку Карачай уходит.
    Нужна грузинам горская земля.
    И безразличен Сталину народ, друзья.
  266. На карте довоенной и грузинской
    Был Карачай уже внесён в их списки.
    И там уже он Грузии район.
    И всё – заранее, и всяк – распределён.
  267. Народ-«предатель» там ярлык повесят.
    А воинам наград всех «не довесят».
    И несколько десятков никогда
    Звезды Героя не получат. Да.
  268. Харун, Юнус, Хамзат – хоть по одной
    Из двух Геройских звёзд, удел такой,
    Всё ж, получили. Только Магомет
    Останется ни с чем. Такой привет.
  269. И Деккушев штурмует Николаев,
    Очаков и Одессу. Много знают
    Про Ясско-Кишинёвские дела,
    Здесь карачаевца звезда взошла.
  270. Он лично самолётом вылетает
    И с воздуха план-карту составляет.
    Но по пути – ранение опять,
    И остаётся лишь Бендеры взять.
  271. А далее – в Москву, штаб вызывает
    И к Рокоссовскому наш горец попадает
    На Первый Белорусский фронт. Притом
    Замначразведки Армии вновь он.
  272. Теперь Двадцать Восьмой. И в штабе Фронта
    Всё правое крыло – его работа,
    Что на Бобруйск все Армии идут.
    А дальше – Польша, и Варшава тут.
  273. Здесь Магомета снять хотят и в тыл,
    Но Рокоссовский планы перебил –
    Гвардейская и номер тридцать три,
    Начальник штаба Деккушев. Умри
  274. И сгинь от злости горе-ненавистник,
    Мышь тыловая и слабак-завистник.
    За Одер снова он к звезде Героя
    Представлен был. Бывает же такое.
  275. И снова не получит, знает он –
    «Переселенцам» здесь другой закон.
    Берлин возьмёт уже мотострелок,
    Потсдам ещё, запомнится урок.
  276. Во время съёмок фильма помогли
    Правнучка Яна, мама Наталú.
    А девочка напишет реферат
    О Магомете. Я читал. И рад –
  277. И мама Наталú, и дедушка Казбéк
    Все помнят о Герое. В памяти ответ.
    Берлин, капитуляция. Ура!
    Четыре у охраны здесь кольца.
  278. В одном из них наш Деккушев стоит.
    А с ним солдат его – гвардейская гремит.
    И новую всем форму выдают.
    Войне конец. И мы прервёмся тут.
    Гвардии капитан Даут Джаубаев
    Отдельная гвардейская мотострелковая бригада. Командир
    батальона «Катюш»
  279. «Катюши» всё снесут и уцелеют.
    Даут же Джаубаев обомлеет:
    Два Красных Знамени и ранен тяжело –
    «Навечно в ссылку». Жить так нелегко.
  280. Он до войны училище окончил
    И сразу в бой, где день темнее ночи.
    Всё отступаем, Киев отдаём.
    Полтава, Харьков. Вражеский заём.
  281. Конец сорок второго, Сталинград.
    Где смерть, металл и всё – кромешный ад.
    Отдельная гвардейская в бою,
    Мотострелки стоят уже в строю.
  282. То миномёт особый, знаешь ты.
    «Катюша» – вылетает из мечты.
    У немцев её нет, и обижает
    Расклад такой врага. И охраняют
  283. «Катюшу» нашу по-особому, ну что ж.
    Под стать оружью и Даут хорош.
    Один из батальонов возглавляет,
    Завьялова приятно удивляет.
  284. Две тысячи бойцов приказа ждут
    От горца-капитана – главный тут
    Даут наш. В подчиненьи у него
    Полковника есть два. Вот так легко.
  285. В четвёртый раз и ранен тяжело.
    Спасают еле, лишь бы зажило.
    И госпитали будут чередой.
    Вот Кисловодск, больница – дом родной.
  286. А здесь – ноябрь, все поедут в ссылку.
    И капитан получит ту посылку.
    Он болен и выписывать нельзя,
    Главврач прикажет. Вот дела, друзья.
  287. И Азию назло переживёт,
    Вернётся первым, только лишь уйдёт
    Режим у коменданта. Года два –
    Весь Карачай вернётся. И молва
  288. Даута долго обходила стороной.
    Что делать – скромным оказался наш Герой.
    Молчит и ничего не говорит.
    Сосед и друг не знают. Вот джигит.
  289. Но раны, всё же, сделают своё.
    Умрёт он рано, горе велико.
    На похороны генерал приедет
    Герой СССР Завьялов. Словно дети
  290. Все слушают его, разинув рот:
    «К Герою представлял же я его…»
    В смятеньи генерал, не понимает.
    Пробить награду горцу обещает.
  291. Те времена – другие, и страна –
    Другая. Не его это вина.
    Лишь на войне был Карачай так нужен.
    Теперь забыт. Герой же «не заслужен»…
    Гвардии полковник Аскер Бадахов
    Начальник инженерной службы корпуса ПВО
    Туркестанского военного округа. В годы войны: командир
    инженерно-сапёрного батальона
  292. Аскер Бадахов – грозный инженер.
    И Рокоссовского «сынок». Не верь
    Иль верь, Героем он не станет.
    И генеральская звезда обманет.
  293. Неделя до войны и приезжает
    «Летёха» молодой в Роздол. Ещё узнают
    Тридцать второй отдельный батальон
    Понтонно-мостовой. Весь корпус он
  294. Потянет скоро Армии Шестой.
    Особый округ Киевский. Такой.
    И взвода командир Аскер Бадахов.
    Хоть труден путь, но нету в сердце страха.
  295. Сапёр, минер. К тому же инженер.
    Чем занимается? Один простой пример.
    Шесть тысяч танков, двести самолётов,
    Пять тысяч эшелонов, из пехоты –
  296. Вся четверть миллиона у врага.
    И тысяч полторы складов, пока…
    А это – полторы немецких Армий
    Из восемнадцати. Ну, что, понятно, парни,
  297. Что делал инженер на той войне?
    Нам и не снилось. Ни тебе, ни мне.
    И это не считая всех работ,
    Что только инженер один поймёт.
  298. Шестьсот Героев будет СССР
    У инженеров, хоть и забыт Аскер.
    Его же батальон – сам по себе.
    Свой штаб, разведка, связь, печать и мне
  299. Добавить надо множество задач,
    Что им решать придётся. И силач
    Не справится. Он же – управлялись.
    И имя в летописи честно записали.
  300. Нужны Фронтам и Армиям они,
    И бесконечны у войны той дни.
    И Конев знал его, и Рокоссовский,
    «Сынком» что называл, впрямь по-отцовски.
  301. Отца Аскера вспомним мы ещё.
    Пока ж – война, везде всё горячо.
    И инженер, как будто бы, пехота.
    Не то он делает, не здесь его работа.
  302. Но тут страдают все, кто с ними связан.
    Его там нет, а он там быть обязан.
    Приказ особый выйдет и тогда
    У инженера «побежит вода».
  303. Все части смяты, трудно отступают.
    Что делать им – они не понимают.
    Тернополь, Киев, дальше будет Нежин.
    Комроты наш Аскер, во всём прилежен.
  304. И в двадцать лет, на зависть у солдат,
    Ильин-Миткевич даст приказ: «Комбат!»
    Весь батальон ему он отдаёт
    Начальник инженеров Фронта. И вперёд!
  305. Идти на Харьков, Северный Донец.
    Чугуев рядом? Значит, молодец.
    Ноябрь сорок первого, Чугуев.
    Где полк запаса, шли напропалую.
  306. А дальше – больше. Будет там Изюм
    И Старый Салтов, не до тяжких дум.
    А старшие три брата погибают
    Геройской смертью, позже он узнает.
  307. И будет Дон, и будет Сталинград,
    Вертячий, Клетский – всё кромешный ад.
    И с Двадцать Первой и Двадцать Четвёртой,
    Шестьдесят Второй – завален он работой.
  308. И Шестьдесят Пятая, а с ней Шестьдесят Шестая
    Подкинут вновь делов, историк знает
    Те Армии, что держат Сталинград.
    И отстоят. Закончится там ад.
  309. И вся бригада остаётся тут
    Всё разминировать, нелёгкий это труд.
    Без малого – сто тысяч там гектар
    И четверть миллиона мин, военный «дар».
  310. А дальше будет Белгород – он наш.
    И Днепр близко, нужен весь кураж.
    Две Армии Аскер переправляет,
    Но звание Героя ускользает.
  311. Народ уж выслан. И не он один
    За Днепр «позабытый» «вражий сын».
    Суворова дадут, хоть не рискуя,
    За переправу для него неосновную.
  312. А степень третья – довольно редкий знак.
    Четыре тысячи вручений, мало так.
    И только полководцам и особым
    Военачальникам вручали эту пробу.
  313. И начинают всех снимать с фронтов,
    Аскер здесь оказался не готов.
    И к маршалу явился без доклада:
    «Мне – к бате, очень срочно надо».
  314. А в штабе совещание идёт.
    И маршал остановит, наш войдёт.
    И Рокоссовский спросит: «Что хотел?»
    «Ко мне особый приезжал отдел.
  315. И с фронта снять хотят, и в тыл отправить.
    Я – не согласен и прошу оставить».
    И маршал тут немного побледнел:
    «И ты – один из них?..» Он сам сидел…
  316. «Так точно. Карачаевец. Из них».
    «В приёмной подожди». Аскер затих.
    Проходит полчаса. Его зовут.
    «Воюешь дальше. Больше не придут».
  317. И напрямую Сталину звонил.
    «Как он воюет?» – тот его спросил.
    «Воюет превосходно, нужен мне».
    «Тогда оставь, даю его тебе».
  318. Останется. И до конца дойдёт.
    И множество наград. И есть почёт.
    Он Академию окончит и тогда –
    Герой и генерал. Ну, а пока,
  319. Завистник Мырзакула вспоминает,
    Его отца. И всем напоминает,
    Что был полковник полный карачай.
    В полку казачьем – командир. Прощай
  320. Мечта Аскера, он забыл её.
    В запас уволен, жизнь берёт своё.
    Звезду Героя так и не получит.
    И далее, надеюсь, не наскучит.
    Гвардии капитан Сафар Кубанов
    Гвардейская кавалерийская дивизия. Заместитель
    начальника разведки
  321. Сафар Кубанов. Вот разведчик. Знать
    Не просто так легенды же слагать
    О горце в корпусе кавалеристы станут.
    Их ярлыки народа не обманут.
  322. В Москве открытка выйдет. Будет там
    Сафар Кубанов, про него читаю Вам.
    Два Красных Знамени и Красная Звезда.
    Он дзот штурмует на Миусе, да.
  323. Всего же орденов там будет пять.
    Был Мариуполь и Москва опять.
    На Красной площади парадом он пройдёт.
    То – сорок первый. Будет – сорок пятый год.
  324. Он с первого уходит прямо в бой.
    А на втором – со знаменем Герой
    Родной гвардейской пятой. Он несёт.
    Там пять наград. И он свой вклад внесёт.
  325. А после будет страшный Сталинград.
    Сафар прославится, полюбится солдат.
    До Кёнигсберга будет приводить он языки,
    И знают все – пути его легки.
  326. Под Сталинградом битва же в разгаре,
    Кубанов будет также здесь в ударе.
    Платоново, Бузиновки те две,
    Евлампиевск и тут, скажу тебе,
  327. Аэродром захватит. Самолёты,
    Их девятнадцать. Славная работа.
    И далее в таком же бьёт ключе
    На Северном Донце, Миусе и иже
  328. Он под Смоленском, Витебском и Эльбы
    В дивизии достигнет первым. Будут стрельбы.
    Под Кёнигсбергом он пятнадцать дней
    В тылу врага. Приложит карту к ней,
  329. Что ранее по рации сказал.
    Героя заслужил – весь штаб признал.
    Но сами же, с трудом хоть, – отстояли.
    Отправить в тыл разведчика не дали.
  330. Звезду Героя не получит, знают.
    Война закончится, он в Азии страдает.
    Почти погибли все, Будённый знает –
    В Коломну наш Кубанов уезжает.
  331. И подписи его везде стоят
    В тех обращениях, и здесь солдат.
    И в Кремль, наконец, они пробьются.
    Не сразу, правда, всё-таки – добьются.
  332. Был среди них тогда Сафар Кубанов.
    Не строя далеко идущих планов,
    Об этом, даст Аллах, расскажем Вам –
    Ракай Алиев даст архивы нам.
    8 партизан Белоруссии
  333. Их восемь партизан из Карачая.
    Их поимённо белорусы знают.
    Их восемь. Четверо погибнет там.
    Их Белоруссия. Их долг. И наш салам…
  334. Всех представляли к званию Героя.
    Юнуса – дважды. И от всех не скрою –
    Османа трижды представляли. Но
    Для карачаевцев всё было решено…
  335. Но трое Звёзды, всё же, получили.
    Осман – посмертно. Позже не забыли
    И Хаиркизова, и Каракетов с ним.
    Об остальных теперь поговорим.
  336. Аскер Бархозов. Восемьсот тридцатый
    Отдельный, что у Быховской бригады,
    Отряд. Аскер здесь будет командир.
    И славы вечной так к лицу мундир.
  337. Десантной роты командир под Брестом бьётся,
    Комбатом скоро стать ему придётся.
    Он сильно ранен, наши отступают
    И в Моисеевке солдата оставляют.
  338. Здесь подлечился, сил опять набрал.
    Себя врагу представил. И узнал
    На трассе немец Гомель-Могилёв
    Из гор Кавказских карачаевец каков.
  339. И Подолян, комбриг у партизан,
    Пошёл навстречу и карт-бланш был дан
    Аскеру действовать свободно
    Как посчитает нужным где угодно.
  340. Он гарнизоны жжёт, склады взрывает,
    Все эшелоны под откос пускает.
    Четыре раза ранен тяжело.
    И возвращался снова, и везло.
  341. «Он с пистолетом мог на танк идти».
    Комбригу всё известно. Не уйти
    От правды – бесконечно смелый.
    Таких всегда все любят, и за дело.
  342. Он генерала выкрадет у немцев,
    В Москву отправит. Но «переселенцу»
    Звезды Героя снова не видать.
    А в Азии, по-прежнему, страдать
  343. Народ весь будет, родственники там.
    Он к ним поедет и умрёт от ран.
    В Киргизии Аскер был похоронен.
    Декабрь сорок пятого. Запомним.
  344. Гаджаев Мурадин. Его рассказ
    От Азамата слышали не раз.
    Когда из Азии домой вернулись,
    Воды Кубани выпили, проснулись –
  345. Суюнчев станет сразу всем писать,
    Запросы делать, судьбы выяснять.
    Османом здесь поможет Могилёв,
    Из Бреста восемь нам пришлёт листов,
  346. Спасибо, краеведческий музей!
    И на Кавказе ты среди друзей.
    Те данные, что и читаем мы,
    Расскажут про Героя той войны.
  347. Он командиром роты был у них.
    Отряд в честь Щорса назван. У своих
    Его Муратом также часто звали.
    Два года он в отряде. Попадали
  348. В засады у него не раз, не два
    Там немцы. И пошла молва.
    «Во всех боях отважен и умён.
    Один из лучших командиров он.
  349. И шестьдесят второй уходит под откос
    Там эшелон». Умён, силён всерьёз.
    Таким его начальство и узнало
    И к званию Героя представляло.
  350. «Их было девять» очерк, всё ж, прочти
    У Азамата, всё узнаешь ты.
    Когда сюда он в гости приезжал,
    Суюнчев был в редакции, позвал.
  351. И говорили долго, подружились.
    Он фото выслал, позже пригодились.
    Первоисточник сам всё рассказал,
    А Азамат потомкам записал.
  352. Глубокий тыл врага. И глубже – нету.
    Под Брестом дело было, по приметам.
    В лесу он штаб немецкий разгромил
    И много ценных данных захватил.
  353. А звание Героя пролетело,
    И партизанам непонятно дело.
    Что выслали народ – они не знают,
    И к званию Героя представляют.
  354. И то же ждёт ещё двоих бойцов.
    Чомаев, Крымшамхалов. И отцов
    Той славы боевой не посрамили
    И звание Героя заслужили.
  355. Из окруженья выбились. Искали
    В лесах тех партизан. Не принимали –
    О карачаевцах не слышали они,
    Взять не хотят. Придут другие дни.
  356. В один из них опять в отряд просились.
    Тут группа подъезжает, расступились.
    И старший узнаёт что за дела:
    «За них – по пять отдам». Вода пошла.
  357. И карачаевцев он знает. Что ж, Осман…
    Весь Могилёв трясёт наш партизан.
    И, если эти двое – та порода,
    По пять своих не жалко. И погода
  358. Переменилась к счастью. Их берут.
    И с Гончаровым трудный путь пройдут
    Два командира взвода. И полюбит
    Народ их белорусский, не забудет.
  359. Отряд «За Родину», бригада «Беларусь».
    Руденск возьмут, в конце концов, не трусь.
    Орлы «за Родину идти в огонь и воду
    Готовы». Такова уж их природа.
  360. Шоштаев Ниязи – и он восьмой.
    В отряде пулемётчик будет. Бой
    «Суворовцы» неравный принимают.
    Два пулемёта уничтожив, погибает
  361. У Днепро-Бугского канала карачай.
    И звание Героя – получай.
    Не всё так просто. Здесь опять не знают,
    О Родины «любви» все забывают.
  362. «Переселенец» – вычеркнуть из списка.
    Что бой ужасным был – не их записка.
    Три дня здесь бились и кромешный ад –
    Убитых, раненых так много. Но не рад
  363. Чиновник в кабинетах. Нет, не дать.
    Приказ был сверху, молча выполнять.
    А в Брестской области, Ивановском районе
    Герой войны был тихо похоронен.
    Сержант Магомет Коркмазов
    Стрелковый полк. Боец
  364. Их было трое, чтобы мост взорвать.
    Река – большая, важная опять.
    Заряд заложен, к взрыву всё готово.
    В проводке неполадка, надо снова.
  365. Здесь Магомет идёт и мост взрывает.
    Взрывной волной там всё вокруг сметает.
    Его водой уносит. И опять
    «Пропавший без вести». Ну как такому дать
  366. Звезду Героя? В штабе побоялись.
    Коркмазов выжил. И конца дождались.
    Из ссылки он вернулся в Карачай.
    Начальник здесь приехал. Что ж, встречай.
  367. Звезду он получил и генералом стал.
    И Магомета годы все искал.
    Но от контузии сильнейшей наш Герой
    Узнать не может никого. Такой
  368. Там поворот судьбы и ей видней.
    Один Машéров смог пробиться к ней,
    Когда звезду Героя для Османа
    В Москве пробил. И слава партизанам!
  369. И всё. Пусть даже Мамсуров Герой
    Союза ССР и он такой –
    Легенда мировая. Знают Ксанти
    Везде и все. У партии в «серванте»
  370. Свои чиновники ЦК КПСС.
    Они решают и включают пресс,
    Что золотые Звёзды отливает –
    Хамзата, Магомета забывают.
    Младший сержант Ахмат Касаев
    Дальнебомбардировочный авиаполк. Стрелок-радист
  371. Ахмат Касаев – тяжкий очень путь.
    Отец был репрессирован. И суть
    Режима той страны ещё увидит,
    С работы был уволен. Ненавидит
  372. Его простой народ. Не понимает
    За что из комсомола исключают.
    Но тут выходит Сталина статья –
    Сын не в ответе за отца, друзья.
  373. Он в лётное училище поступит.
    Год сорок первый. Час его наступит.
    За лето, осень – самолётов пять
    Врага собьёт. Напишет всем опять
  374. Центральная о подвигах Героя.
    И Знамя Красное получит, Вам открою.
    Но звание Героя СССР?
    Сынам «врагов народа»? И размер
  375. Стиха для власти что-то не подходит.
    А позже – в ссылку весь народ уходит.
    Погибнет он в бою, в Рязани похоронен –
    В Кораблино лежит Кавказа воин.
    Партизан Абдулла Хапаев
    Партизанское соединение. Разведчик-диверсант
  376. Ещё одна горчайшая судьба.
    Куда уж тяжелей, не знаю я.
    Аллах же знает, и Его прошу,
    Чтоб нас сберёг. И только Им дышу.
  377. Служил под Белостоком. С первых дней
    Войны в бою. И плен. Судьбе видней.
    И Сумская, Черниговская область –
    То Ковпака-Героя будет волость.
  378. Из плена он бежит. Но всё равно –
    Вернётся в лагерь, так уж суждено.
    И нужен партизанам диверсант,
    Разведчик в лагере – здесь Абдулла-талант.
  379. И Ганса Кюллера все скоро захотят
    В плен захватить, каратель «будет рад».
    Но план раскрыт. Хапаева схватили.
    В гестапо горца быстро прихватили.
  380. Пытают долго там. Но Абдулла молчит.
    И враг ему там прямо говорит:
    «Ты – мусульманин, и с Кавказа родом,
    И карачаевец. Зачем тебе с народом
  381. Здесь украинским вместе погибать?
    Где – всё другое, ты чужой». Понять
    Откуда немцу воина слова:
    «Народ один у нас, одна страна».
  382. И в ноги горцу гвозди забивают.
    А в августе повесят. Не узнают
    О подвиге домашние пока –
    Все в Азии. На высылке. Легка
  383. Судьба и жизнь у человека будет,
    Когда его народ не позабудет.
    Товарищи труп выкрадут его
    И похоронят. Больше ничего.
  384. Война закончится. И похоронят с честью.
    Музей откроют с Карачаем вместе.
    Звезду Героя? Нет, не получил.
    Народ же помнит, а других забыл.
    Лейтенант Гусеин Гусеинов
    Батальон морской пехоты. Младший политрук
  385. И здесь судьба, не приведи Господь.
    От ужаса застынет кровь и плоть.
    Морпех-легенда. И элиты часть,
    Но в список у Героев не попасть.
  386. Новороссийск штурмует батальон,
    И в честь Героя Кýникова он
    Был назван. И – Краснознамённый
    Новороссийский, в славе запечённый.
  387. Октябрь месяц. Сорок третий год.
    Газета ежедневная (вот флот!)
    «На страже», номер двести шестьдесят,
    О карачаевце-морпехе говорят.
  388. Уваров лейтенант статью напишет.
    И Гусеúнова-комсорга так распишет
    Тот подвиг, надо просто прочитать.
    И не поленимся, и Вам дадим узнать.
  389. «Участок самый сложный боя есть
    Десантников с фашистом. Будет здесь
    Комсорг товарищ Гусеинов биться –
    Как стойкий, смелый. Всем он пригодится.
  390. И первым высадится там на побережье,
    Что занял немец. Снова, как и прежде,
    Он с взводом автоматным бой начнёт
    И дерзко линию врага пробьёт, –
  391. Они в тылу. Налёты, будут склады
    Гореть, взрываться. Полетят гранаты.
    Враг так запутался, не может он понять
    Чужой где, свой. Подряд начнёт стрелять.
  392. И по своим стреляет миномёт,
    Орудие своих прицельно бьёт.
    И направление удара вновь меняет
    Здесь Гусеинов, враг не поспевает.
  393. Проходят дни и немец наступает.
    И горстку храбрецов он окружает.
    А дальше битвы пламя, полымя.
    Гранатами обвесится дымя
  394. От боли, крови, пламени – удар!
    Себя взорвал и начался пожар.
    И как Герой СССР Корницкий
    Комсорг там поступил. И будет низкий
  395. От всех товарищей его поклон,
    Они пробьются к нашим. Вечен звон
    От памяти о храбром карачае,
    Его теперь на Флоте каждый знает…»
  396. Спасибо, лейтенант. Всё рассказал.
    Сняв бескозырку, там матрос стоял
    На Флоте весь, когда Герой погиб.
    И Черноморский Флот его почтит.
  397. Так написал журнал «Советский воин».
    «Сражались так матросы», вновь достоин
    Легенда карачаевец-морпех.
    Нет, не забудут. Будет не из тех.
    Гвардии подполковник Магомет Байрамуков
    Танковая бригада. Командир батальона
  398. Мой тесть суровый был. И слов на ветер
    Он не бросал, такого не заметил.
    Помощник муфтия и Северный Кавказ,
    За Ставрополье отвечает. И не раз
  399. По долгу службы хоронил людей.
    Приходит он домой в один из дней:
    «Героя СССР похоронил
    Сегодня». Я услышал, не забыл.
  400. В те годы звание Героя СССР –
    Казался небожителя размер.
    Старик на фронте был и «кухню» знает.
    В бою – полюбят, позже – «забывают».
  401. И как «сушили» представленья там.
    Кто был – тот был. И скажет горец нам:
    «Герой Советского Союза Магомет».
    Товарищи слетелись, мёртвых нет.
  402. А остальные – здесь. Проводят командира.
    Он – в Праге первый. Только честь мундира
    Не выше чести родины своей,
    Народа своего, его корней.
  403. Чтоб звание Героя получить
    Национальность надо изменить.
    Но Байрамуков против. И остался
    Он без Героя. Что ж, обосновался
  404. В Крыму после войны. Его колхоз –
    Один из лучших, говорю всерьёз.
    И орден Ленина он, всё-таки, получит.
    А Знамя Красное – с войны раненьем мучит.
  405. Ещё один. Джатдáя славный род.
    И корнем древо снова прирастёт.
    И в Карачае много есть Героев,
    Ещё одну историю открою.
    Старший сержант Исмаил Салпагаров
    Артиллерийский полк. Заместитель командира взвода связи
  406. Письмо от Крымова в республику приходит.
    В нём Константин Трофимович приводит,
    Что представлял к Герою СССР
    Он Салпагарова в войну. Ещё пример.
  407. А Крымов сам – полковник и Герой
    Советского Союза. Вот такой
    Был на войне начальник Исмаила.
    И к званью вместе представлялись. Сила.
  408. И всю войну проходит Исмаил –
    От первого звонка и до могил
    Солдат, что за Берлин в боях погибнут.
    Военные года не быстро минут.
  409. Артиллеристы на войне – упор
    Всей армии, ей помощь и дозор.
    Их отключить – и враг пошёл в атаку.
    И связь важна как воздух здесь, однако.
  410. А без неё – всё «слепнет и оглохнет».
    Куда ударить? Отойти? Заглохнет
    У всех частей передвиженье, мощь.
    И тут связист ползёт, чтобы помочь.
  411. Порыв исправить, снова всё связать.
    Не пуль боится – кабель как достать?
    Там враг, снаряд. Здесь мина – безразлично.
    И эта жизнь ужасная ему обычна.
  412. Вот так и шёл товарищ Исмаил
    Через войну. Героя заслужил
    В боях за Полоцк и дальнейший ход,
    Да в ссылку отправляется народ.
  413. «В бою бесстрашен. Волевой боец».
    Из представлений приведём конец.
    А сколько раз он связь восстановил
    Считать устанем, он бы нас простил.
  414. А сколько перебил солдат врага,
    Пленил скольких – ты знай наверняка.
    Бывает, одного лишь только в плен возьмёшь –
    Так много знает, важен и хорош.
  415. А скольких спас он, вынося из боя?
    Представь, что нас. И это мы с тобою.
    Героя не получит? Что ж, таков,
    Возможно, тот – кто к вечности готов.
    Гвардии старший лейтенант Керáм Айбáзов
    Гвардейский стрелковый полк. Командир истребительно-противотанковой батареи
  416. «Особо отличился». Вот статья.
    Год шестьдесят восьмой, скажу друзья.
    А автором – дивизии начштаб
    Илларион Попов, что генерал. Вот так.
  417. Он три дивизии в войну сформировал
    И карачаевца Керама лично знал.
    Кто лучше про него расскажет – да никто.
    Поэтому и слушаем его.
  418. «Война скупа на запись про Героев.
    Поэтому один секрет открою:
    «Сбил самолёт», «Отбил контратаку»,
    «Форсировал реку» – Героя видеть надо.
  419. «Особо отличился» – та же песня,
    Хоть скупо уж совсем и вовсе пресно.
    И так недавно свой архив листал,
    Айбазова Керама повстречал.
  420. «Особо отличился вновь Керам,
    Атаку отразил, поддал врагам:
    Три пулемёта, БТР-ов шесть,
    Три танка, самоходок пара есть.
  421. Чуть не забыл – ещё пехоты рота.
    И это всё – Керамова работа.
    И лично танк подбил и самоходку сжёг,
    С боеприпасами машину и урок
  422. Пятнадцать немцев больше не забудут».
    Тут в памяти всплывают, не убудут
    Другие подвиги Айбазова тогда,
    Один из них запомнил навсегда.
  423. Год сорок пятый. Охранять дорогу
    Он был поставлен, будет танков много.
    Айбазов примет основной удар
    Противника, совсем не Божий дар.
  424. И несколько атак он отбивает,
    Жжёт танки, самоходки и меняет
    Позицию и роту немцев бьёт,
    Пока весь полк на помощь не придёт.
  425. Керам сражался храбро и умело,
    И Знамя Красное он получил по делу.
    Гвардеец в Карачаевске живёт», –
    Напишет генерал, узнай народ.
  426. Но звание Героя не получит
    Керам Айбазов. Разлетятся тучи –
    Из Азии вернётся наш народ,
    И жизнь свою счастливо проживёт.
    Гвардии старшие сержанты Магомет Мутчаев и Осман Гочияев
    Гвардейский стрелковый полк. Снайперы
  427. «Сто семьдесят». Такая вот статья.
    В ней – Магомет, Осман. Они – друзья,
    И Боевое Знамя Красное вручают.
    И ордена друг другу прикрепляют.
  428. Сто семьдесят – такой совместный счёт
    У снайперов и дело там идёт.
    И год сорок второй, я полагаю.
    И новую статью Вам предлагаю.
  429. Июнь, восьмое. Сорок третий год.
    И скоро всё до высылки дойдёт.
    Ну а пока, есть «Правда» Ставрополья,
    Что Орликовскому даёт раздолье.
  430. Он – капитан, напишет, сам не зная,
    Всю правду – это «Сыны Карачая».
    И узнаём. Бои идут три дня –
    И семьдесят восемь немцев. Стыну я.
  431. Враги всю сопку там перепахали –
    Все в Заполярье, видно, услыхали
    От мин, снарядов грохот, скрежет, гром –
    Но снайперы по-прежнему огнём
  432. Их поливают густо. Не сдаются.
    Ну как таких ты победишь? Смеются
    Врагу в лицо и смерти не боятся…
    В «предателей» все скоро превратятся.
  433. Народ весь в ссылке, их с фронтов снимают.
    И звание Героя «пролетает».
    Четыреста четырнадцать врагов
    Они уложат. Счёт у них таков.
  434. Война закончится, и в Азию поедут.
    Там много лет страданий, тяжек недуг.
    Но на Кавказ вернутся всё равно,
    И было это так уже давно.
  435. И в Заполярье вместе обещали
    Друг друга не бросать. И слово дали:
    Кто жив останется – другого хорони.
    Что выживут не верили они.
  436. Аллах был Милостив. И выжили назло.
    А кто-то скажет – просто повезло.
    Осман в восьмидесятых умирает.
    И Магомет хоронит. Выполняет.
    Гвардии майор Юсуф Кущетеров
    Гвардейский стрелковый корпус. Заместитель начальника
    разведки
  437. Он мальчиком молоденьким сбежал
    И в часть прибился. И солдатом стал.
    Любил он с детства воинское дело –
    Разведчиком такие станут смело.
  438. Училище Юсуф закончит скоро.
    И на войне теперь с сорок второго.
    Второй гвардейский корпус, что стрелок.
    А на Кавказе немцев ждёт «замок».
  439. В разведке служит он и друг Казаев.
    Отряд разведки оба возглавляют
    У корпуса. Юсуф же будет зам.
    Год сорок третий. Пятигорск. И там
  440. Наш горец первым в город входит.
    Гостиница «Машук». И здесь находит
    Большую группу из гестапо он.
    Всех уничтожил. Будет отомщён
  441. Черкесск, Невинномысск, Кропоткин.
    И Армавир пройдут без остановки.
    Теперь они уже – тридцать вторая
    Гвардейская дивизия такая.
  442. Он – командир отдельной разведроты
    Двадцать девятой, и полно работы.
    И сорок немцев уничтожил враз
    Юсуф, что карачай. Таков Кавказ.
  443. И «Голубую линию» штурмует.
    А далее – Тамань и Керчь. И Крым там будет.
    Два Красных Знамени и Красная Звезда.
    И операция ужасная одна.
  444. Они с Казаевым бесшумно в тыл пройдут
    И на себя огонь свой наведут.
    А немец будет тоже отвечать.
    Они на карту будут отмечать
  445. Все точки вражеские в обороне грозной.
    Живыми, всё ж, вернутся хоть и поздно.
    Казаев будет ранен тяжело,
    И в госпиталь отправят там его.
  446. У Кущетерова раздроблено плечо.
    Да только сердце бьётся горячо.
    Он в госпиталь не ляжет, не согласен.
    И для врага, по-прежнему, опасен.
  447. За эту операцию Героя
    Друзья по полной заслужили двое.
    Казаев ту звезду получит год спустя.
    А Кущетеров – «враг народа», здесь нельзя.
  448. Казаев позже часто говорил,
    Что на войне прошедшей был.
    Людей храбрей Юсуфа – не встречал.
    Разведчик так разведчика назвал.
  449. Не всё на свете ордена решают,
    И на родной земле Юсуфа знают.
    И батальон разведки корпуса запомнит,
    Как командир их в бой тогда выводит…
    Рядовой Ажу Канаматов
    Стрелковый полк. Заместитель командира взвода пешей
    разведки
  450. В июле сорок первого уходит
    Он на войну. Дивизию находит.
    И у Доватора послужит наш солдат,
    И за Москву сражаться будет рад.
  451. В морской бригаде дальше. На Кавказе
    Воюет Канаматов. И в приказе
    Появится стрелковый батальон.
    Замначразведки пешей будет он.
  452. И восемь месяцев дивизия держала
    Тот Севастополь, немцу не давала.
    Теперь вернулась. Чтобы снова взять.
    И знамя надо будет водружать.
  453. Михайло Головня, сержант Гунько
    И Кириченко, Канаматов и ещё
    Там Поликахин будет – вся разведка.
    На них задача. Взяли на заметку.
  454. Сто семьдесят дробь семь уж взята высота.
    А дальше – бухта Южная. И песня та
    От шквального немецкого огня
    Слышна так плохо, будет полымя.
  455. Но жители разведчиков проводят
    Там по тылам. Зенитку остановят,
    Три пулемёта перестанут бить.
    А вот – Гидрометслужба. Здесь крепить!
  456. И Канаматов вверх полезет там,
    И знамя водрузит назло врагам.
    Внизу друзья атаки отбивают,
    Здесь сорок человек враги теряют.
  457. И в «Знамени Победы» прочитаем,
    Газете фронтовой, и уважаем –
    У Поликахина прекрасный стих и слог.
    И подвиг описал как только мог:
  458. «За мною, вперёд! – зовёт лейтенант, –
    Вот Южная бухта пред нами.
    Неси, Канаматов, ты знамя в руках,
    Над городом вывесим знамя!»
  459. И снова звания Героя не получит.
    Причина – та же. И рассказ наскучит.
    Но знамя горец, всё же, водрузил.
    И Севастополь помнит. Не забыл.
    Старший лейтенант Ракай Алиев
    Штурмовой авиаполк. Заместитель командира
  460. Ещё одна нелёгкая судьба.
    Военным быть всегда мечтал он. Да.
    В тридцать девятом в армию уходит,
    Сто тридцать восемь, база. Здесь находит
  461. Военный округ Белорусский свой.
    А далее был Вентспилс, где Герой
    Тот самый первый день войны встречает,
    Атаки немцев с честью отбивает.
  462. Из окруженья часть выводит он.
    Героя дать хотят, Ракай смущён.
    Но документы базы все погибнут,
    В Архивах не найти, бесследно сгинут.
  463. А далее война свой набирает ход,
    И назначенье горцу здесь придёт.
    Полк штурмовой, Ракай тут замполит.
    А позже с фронта снят, душа болит.
  464. Он Сталину из Азии напишет,
    Характеристику всю боевую ищет,
    Приводит список всех своих друзей,
    Что поручиться могут. Поскорей
  465. На фронт отправьте только воевать,
    И штурмовым стрелком готов уж стать.
    И полететь на первом самолёте.
    А если нет – то рядовым в штрафроте.
  466. В любой штрафбат, пускай любая часть –
    Всё подойдёт, чтоб на войну попасть.
    Но так и не попал. Большой начальник
    Теперь в Киргизии. Такой судьбы паяльник
  467. Тому, кто так хотел военным стать.
    Он – в Управленьи заместитель. Дать
    Права для всех кто есть переселенцев,
    Чтоб вывести из ранга «отщепенцев».
  468. И с первой делегацией пойдёт
    Он в Кремль. Путь себе пробьёт
    Аллаха правда поздно или рано.
    И на приём заходят ветераны.
  469. И будет там ещё повторный «бой».
    Хрущёв пойдёт навстречу. И домой
    Через тринадцать лет народ вернётся.
    И ночь закончит лучик первый солнца.
    Подполковник Рамазан Темрезов
    Горно-стрелковая бригада. Заместитель командира
  470. «Железо мнущий» воин-Темирез.
    А взгляд – как правды лезвиё, вразрез.
    Он – друг Харуна* и односельчанин,
    И вместе бегали детьми. Сюжет печален.
  471. Один из самых легендарных – он.
    Ушёл из жизни рано. Вот резон,
    Чтоб боевыми ранами открыть
    Посмертный обелиск. И не забыть.
  472. В семнадцать лет он в армии уже.
    И служит в Пскове. Будет в вираже
    Судьбы счастливом, едет на учёбу.
    И Академию окончит, чтобы снова
  473. Вернуться в полк – начальник штаба здесь.
    И в Петергофе служит. Шансы есть
    Добиться званий, орденов, чинов.
    Но Рамазан Темрезов не таков.
  474. Пять орденов в войну он, всё ж, получит.
    Два Знамени и Невский, не наскучит
    Подсчёт войны. Блокада, Ленинград.
    И ранен тяжело не раз солдат.
  475. Но звание Героя та награда,
    Где депортация народа – «спецпреграда».
    Возьмёт Тернополь, Будапешт и Прагу,
    Пробившись сквозь блокаду Ленинграда.
  476. И на Неве директор он завода,
    Поедет за семьёй в тюрьму народа.
    По шее коменданту «насвистит»,
    Из лексикона устранит «бандит».
  477. И в Азии останется, и тут
    Он – депутат. Его боятся, чтут.
    Для штатских подполковник – небожитель,
    На той войне нечастая обитель.
  478. Но раны боевые победят.
    Возьмут своё. И годы пролетят.
    Ноябрь месяц, год сорок восьмой –
    Уйдёт из жизни карачай-Герой.
  479. И страшной той войны боец-талант
    Был похоронен в поселеньи Кант.
    На родину потом народ вернётся,
    И слава Рамазана разрастётся.
    Гвардии подполковник Магомет Акбаев
    Гвардейский кавалерийский полк. Заместитель командира
  480. Доватора все знают. И весь мир
    За ним признал тот первый рейд-пунктир:
    На месяц наступленье остановит
    Он немцев на Москву, не пустословье.
  481. И будет там с ним рядом Магомет,
    С доваторцами много ждёт побед.
    И полк шестнадцатый – его дитя родное,
    В Музее боевом и знамя полковое.
  482. И много карачаевцев придут
    К Доватору. Мусóс Кагиев тут,
    Акбаев Мухаджúр и с ним Ахмат,
    Ахтаов-тёзка и Чотчаев, брат.
  483. Сеит Алиев и Рашид Халилов,
    Урусов Махамет. И не забыла
    Там память Каракетовых троих –
    Исса и Амилúш, и был из них
  484. И Зекерья. Последний могикан –
    Бостанов Мудалиф. Неполный дан
    Тот список наш. И многих не назвали.
    Но одного забудем мы едва ли –
  485. Джуккаев Сулемéн, вот где талант –
    Доватора гвардеец-адъютант.
    Поэты, финансисты, прокуроры.
    Директора колхозов, той же школы.
  486. И в битве за Москву их много гибнет.
    Кто выжил – в Азию, судьба и здесь настигнет.
    Акбаев Сталину протест напишет,
    И как он выжил – вряд ли мы услышим.
  487. И в корпусе Доватора один
    Три ордена имеет и любим,
    Тот полк шестнадцатый и Мозырь он берёт,
    Но звание Героя обойдёт
  488. Акбаева, ну что ж. И ссылка, и протест –
    В стране Советов безнадёжный тест.
    Легенда корпуса, дивизии, полка
    Поехал в ссылку. Бьёт наверняка
  489. И с делегацией-пятёркой в Кремль входит.
    А далее черёд второй приходит.
    Две делегации. А цель была одна –
    Вернуться на Кавказ, достигнута она.
    Старший лейтенант Памият Текеев
    Противотанковый дивизион. Политрук
  490. «Песня Памията» Азамата
    Очень хороша, хоть на родном.
    Лучше не напишем мы, ребята.
    В переводе нашем приведём.
  491. Пики гор Кавказа, Заполярья
    Гордо высятся над матушкой-землёй.
    «Павшим – слава вечная!» Как в старь, я
    Расскажу Вам про геройский, смертный бой.
  492. В Заполярье очень холодно, а ночи
    Можно перепутать с ясным днём.
    Вьюга, снег, метель – вот испытанье
    Вперемежку с вражеским огнём.
  493. Полярная звезда и та в тумане,
    А вокруг глядишь – белым-бело.
    Горцы Карачая дали клятву
    Отстоять сей край врагу назло.
  494. Враг силён, пощады он не знает,
    Роты командир погиб в бою.
    В горце Памияте кровь вскипает,
    Он уже командует в строю.
  495. «Ряд сомкните, следуйте за мною!»
    Памият Текеев словно лев,
    За собой ведёт бойцов атаку,
    Смерть и радость жизни сей презрев.
  496. Пуля с ног свалила гор Кавказских
    Сына, воина-Героя – не беда.
    «Высоту возьмём, убавим спеси
    Всем врагам, передохну тогда!»
  497. Взята высота! «Ура!» несётся
    По просторам Севера и ввысь.
    Землю он обнял… А знамя вьётся!
    «До Эльбруса, сердце, дотянись!..»
  498. На краю Земли удел Герою
    Начертали Небеса. А дом,
    Как и Карачай, он взял с собою,
    В мир иной – прекрасен, дивен он…
  499. Карачая славный сын и воин,
    Помнить твои подвиги – наш долг.
    Быть воспетым в песне ты достоин,
    Заполярья гордый горный волк.

Глава 23. Карачая непокорённого поэт (Азамату Суюнчеву)

Обсуждение закрыто.