Гъазым – Великий

MCLXXXV
Нрав его – великий очень,
О Пророке говорится.
Нет речей за между прочим
В Книге Бога, знай, страница.
В Сýре Къáлам тот Четвёртый
Есть Аят, Столпом Заботы.
Буква неспроста заглавна,
Не поэтом своенравна.
Банк – с большой, и Президент.
Много в мире величин
За отсутствием причин
Претендуют на контент.
К Богу в Рай – не приведут.
Потому – с Заглавной тут.
MCLXXXVI
Бог – Великий, Он – Гъазым.
В СССР – писали с малой
Буквы, прямо говорим.
Со страною что той стало?..
Ничего, уж нет её.
Коммунизма забытьё.
Междометий стройный ряд
Подзабыл партийный брат.
Всё там партия решала:
Бога – нет, и нет заглавной,
И религия бесправной
Падчерицей выступала.
Да вот мачеха скончалась,
Не испытываю жалость.
MCLXXXVII
Бог – остался. Как и был.
Ничего не изменилось.
В Судный День людей судил,
В завтра прошлое открылось.
Был велик Союз могучий?
Да рассеялись те тучи.
Нет генсеков и царя,
Рюриков запомнил я.
Дом Романовых столетья
Простоял стрелы излётом,
Непонятным поворотом
Революций лихолетья.
Рим, потом Каракорум
Навалили сильным дум.
MCLXXXVIII
Дескать, жизнь – всегда такая…
В годы силы и расцвета,
Справедливость попирая, –
Расплатись теперь за это.
Бог – всегда был справедлив,
Не тиран, не горделив.
Он – земным царям давал
И на «вшивость» проверял.
Поумнее кто – бежали,
Не хотели царский трон,
Да судьбы был ход решён,
Честь свою коль не теряли.
В списке праведных царей
Мало места и людей.
MCLXXXIX
Бог Гъазымом может быть.
Подлецу «великим» стать –
Надо будет заплатить,
Панегирик сочинять.
И никто его не знает
Из народа, не читает.
Обмануть людей – нельзя.
Всё ж, пытаются, друзья.
Всё «великим» быть неймётся,
Сам – не может. Так топи
Всё Великое в степи?
Заплатить потом придётся.
Богомольцы и цари
Расплатиться не смогли.
MCXC
Про царей уже сказали,
Богомолец тут при чём?
Коль с Пророком воевали,
Со Святыми – на потом.
Та же зависть и стремленье
К власти, то же упоенье.
Да Великим стал Пророк,
Абу Джахлю не помог
Весь его потенциал –
Слава, власть, деньга и сила.
Не его судьба любила,
Не его Аллах избрал.
Завистью к Пророку жил,
VIP геенны заслужил.
MCXCI
Ну а далее – Святой.
С ним «учёный» воевать
Будет с завистью такой, –
Хоть сегодня отпевать.
Быть «великим» сам он хочет,
Всё величие пророчит
Он себе лишь одному –
Что-то вспомнил Сатану.
Тот примерно точно так
Над другими возносился,
Гордостию укрепился,
Чтобы дать всем людям знак:
Кто Великий – Бог решает,
Кто не в списке – отдыхает.
MCXCII
В списке том ещё – Коран,
Сýра Хиджр есть такая,
И Аят такой там дан,
В книгах я нашёл читая.
Бог – понятно что Гъазым,
Всё об этом говорим.
Сýра – Уáкъигъа. В намазе
Будет место этой фразе.
Рáббияль Гъазым в поклоне,
Что Рукýгъом называем,
Коль молитву исполняем.
И на этом славном фоне
К нам пришёл Аят Курсú –
Слово там в конце прочти.
MCXCIII
Он – Аллах – всего превыше,
И Величьем – Величайший.
Поутихли сразу мыши,
Нотой утонули в фальши.
Ничего, не пропадут –
Сыр ведь скоро завезут.
Ожидают очень быстро
Той надеждой атеиста,
Лицемеровой звездой.
Мир устроил Боже так.
Я – помощник, не мастак.
И люблю жить тишиной.
В Ас-Сафú разговорился,
Бога план так воплотился.
MCXCIV
В общем, наш Пророк – Гъазым.
В плане нрава и почтенья.
О правах поговорим,
Воздавая все моленья.
Пусть – Маўлид, Аминтазá,
Музарú. Всё – Бирюза…
Да воспеть его не сможем
Так – как надо… Крылья сложим…
А не нравится кому –
В Судный День на Арасате
Призовут таких к расплате,
И оставим посему.
Пусть в Коране нам найдут –
Текст прямой, и всем прочтут.

Мольбы к Богу и их принятие

Обсуждение закрыто.