Завесы Святых

CCCXXXII
До завес Святых дошли.
Тоже очень всё непросто.
В Боге лишь Одном нашли,
Непризнанием агноста.
Всё в Талхúсе ты найдёшь,
Если гордость отметёшь.
Двести Пятьдесят страница,
Восемь тоже пригодится.
Всё на русском языке.
Мы поэзией помчимся,
Упростим и упростимся,
Карандаш уже в руке.
Ведь Завесы есть у Бога,
У Уалú – с того Порога.
CCCXXXIII
В общем, будут там завесы,
И не знает их никто,
Для мирского же повесы
Их пройти – ой нелегко.
Скрыт Уалú земным явленьем
Иль асбáба проявленьем,
Где величия завеса,
Властной силы, мощи, стресса.
Так явил ему Всевышний,
В сердце так вложил Святого,
Ну, казалось – что такого?
Размышленьем никудышный
Не поверит – что Святой.
Мощный, жёсткий – вот какой.
CCCXXXIV
Ну и что? Скажу я Вам,
Бога он познал чрез власть,
Мощь Аллах добавил Сам
И могущества всю сласть.
И в итоге – стал всесильным.
Власть и мощь – дождём обильным.
Коль возмездием познал –
Станет мстящим, здесь финал.
Милосердьем, состраданьем
Кто познал Аллаха всё же –
То ему придётся тоже
Быть таким и с мирозданьем.
Через что он познаёт –
В мир таким для нас придёт.
CCCXXXV
Всё величие и властность,
Мстительность явились в нём.
Стать мурúдом там – опасность,
Исключенья приведём. –
Сам Аллах коль обуздал
Души их – мурúдом стал.
У такого жесть-Святого
Нет сподвижника иного.
И боятся их цари,
И правители трясутся.
В ýмме нашей вновь найдутся
Святости Богатыри.
Среди них такие есть,
Остальным же – тоже честь.
CCCXXXVI
Девятнадцатый с Начала,
Третий был он после Шаха,
И названием причала
Стала нам его рубаха.
Первым был всегда Пророк.
И Бахауддина рок,
Что Шестнадцатый по счёту,
Проявив свою заботу,
Вылил чашей чрез двоих
В Девятнадцатом колене.
Всем достоинством замене
Захлебнулся было стих.
Накшбандии Божий дар
Стал Гъубейдуллах Ахрар.
CCCXXXVII
Фахруддин Алú Шафú
В «Рашахáт гъейнуль-Хаят»
Мысли приводил свои,
Так об этом говорят.
Никому не дал Аллах,
Что Велик и Свят в мирах, –
И Гъубейдуллах стал первым,
Чтобы действовать на нервы –
Преданности проявленья
И покорности царей,
Так запишем то быстрей
Для завес определенья.
Шейх и сам то говорил
Как Аллах царей студил.
CCCXXXVIII
«Дал Аллах великой силы
Властвовать, распоряжаться».
И войны тупые вилы
Остановит. Не придраться.
Бойню он остановил,
Самарканд свой защитил.
Три султана поделили
Сразу всё, вражду забыли.
Потому он сам сказал
Про кусочек от бумаги –
Грешнику-царю отваги
Там никто не занимал.
На «божественность» простым
Притязаньем? Шёл босым…
CCCXXXIX
Он хадис растолковал
Про окошко Абу Бакра.
Да не бросят нас в подвал
Истидрáджа, Бога мáкра.
Окна, дверцы все в мечети
Пусть запрут. Оставить эти.
Абу Бакрово окно
Быть открытым там должно.
Совершенная Любовь
У него была к Пророку,
Все пути подвластны року –
Кроме этого. И вновь,
Путь к Аллаху, знай, – один.
Где Любовь. Непримирим.
CCCXL
Цель же Рáбиты в хадисе,
Узы-связь что означают,
К Шейху что любовью в призе,
Накшбандию отличают.
Путь Сиддúка – на любви.
Нет иного. Не зови.
И Алú слов толкованье
Приведём здесь в назиданье.
«Коль исчезнет та завеса,
Что скрывает Сущность Бога…»
До конца идёт дорога
В тех словах для интереса.
И Даров той книги вечной
Всё найдёшь душой беспечной.
CCCXLI
Есть другие Аўлия,
Где завеса уж другая,
Гъúльму зáхир – песнь твоя,
Знаньем явным процветая.
Средь учеников безвестен,
Поминаньем неуместен.
Есть другие – что в мирское
Погрузились. Да. Такое.
Кажется, что власть он любит,
И в изысканных одеждах,
Как и мы, живёт в надеждах.
Но душою всех остудит.
В корне, глубине своей –
Нету Бога там ценней.
CCCXLII
А про нашу глубину
Говорить мне неохота.
Поминая старину,
Продолжается работа.
И других завес хватает –
Часто сильных посещает,
Что правители, богатых.
В кои веки речью святы?
Должность он от них получит,
Будет строго исполнять,
Справедливость воплощать.
Пусть рассказ уж мой наскучит,
Бог об этом знает только.
Среди нас познавших сколько?
CCCXLIII
От несчастья, от тюрьмы
Помощь оказать коль сможет –
Потому нужны чины,
Потому богатых гложет.
Чтоб избавить люд вокруг, –
Нет иного, милый друг.
Говорил Алú Хауáс,
Что Суфизма старый ас,
Коли суфий тот узнает,
Что прислушался тиран
К наставленьям – будет дан
Там карт-бланш, приобретает.
Светом кто был наделён –
Знает свой себе Закон…
CCCXLIV
В наиболее достойном
Время проводить всегда
Деле… Говоря спокойно,
Есть Суфизм. За все года
Тысячи Святых Суфизма,
Запредельная харизма,
Много дав определений,
Вот одно из них. Он – гений.
Рассказал Гъубейдуллах
Нам подобное сужденье,
Накшбандии притяженье
Лишь усиль для нас, Аллах…
Он с султанами общался,
Преданности добивался.
CCCXLV
Помогая этим нам,
Мусульманам, людям всем
Можешь коль – попробуй сам
В продолжение тех тем.
Есть Уалú ещё такой,
Что подарки принимает.
И в глазах людей, порой,
Мира жаждущим всплывает.
Потихоньку раздаёт,
Чтоб никто не знал об этом,
Порицаемый всем светом,
Сирым в мире предстаёт,
Вызвав общее презренье,
Бога – удовлетворенье…
CCCXLVI
Сходство – плотности предел –
И подобье с остальными.
Той завесою летел
Мир давно перекладными.
Зебру ценят все опять,
Ослик – будет всё таскать.
Восхищенье – в полосатом,
Труд ценить такой – куда там.
Трое этим обманулись –
Сын, жена, ещё слуга,
Шейха близость дорога,
Богом коль не подскользнулись –
Превзойти троих не сможешь,
Их почтить и мне поможешь.

Рабита – три богоугодных дела

Обсуждение закрыто.