Как эго преграждает путь к Богу

MCCXXXIX
Вера в Бога – то Любовь.
И другого не бывает.
Повторюсь опять и вновь,
Карандашик заставляет.
Сердце связано – с одним.
Только тем – кто и любим…
Связь такая сохранится –
Нет другого там влюбиться.
Коли многое любил –
Деньги, власть, богатство, дети,
Уваженье в высшем свете –
Значит, эгом только жил.
Эго там предмет любви,
Тяжелы дела твои…
MCCXL
Та любовь его к благам –
Часть любви к своей душе
Плотской, так скажу я Вам,
Много там чего иже.
Ибо те блага он хочет,
Так о них всегда хлопочет –
То души сладчайший стих,
А не ради их самих.
Перестанет нафс любить –
Та любовь исчезнет тоже,
Сделай же таким, о Боже…
Плакать легче, говорить…
Корня нет – ушла и сила,
Всё оттуда исходило.
MCCXLI
Потому хиджáб – один
Между Богом и рабом.
И не мир нам господин,
Целью быть не может он.
Раз не цель – то не завеса,
Нет такого интереса.
Цель раба – он только сам.
Сам завесой будет там.
Сам, что самостью зовут,
Мы же нáфсом называем,
И ещё как эго знаем,
Много тут имён найдут.
Хочешь Бога полюбить –
Всем желаньям тем не быть.
MCCXLII
Божий раб освободился
От желания души
Целиком. И так открылся
Путь, где вёсны хороши…
И «Предстанье» абсолютно –
Представляется лишь смутно?
Мýтлакъ то Фанóй назвали
Те, кто сами предстояли…
Обусловит же его –
Там таджáлли зáти будет,
Как такое кто забудет?
От Аллаха Самого
Самосущность проявилась –
К Богу так Любовь открылась…
MCCXLIII
То – Махáбба, что Затúя,
Сущностной Любовью звать.
Коль пошла перипетия,
То не будет ощущать
Тот влюблённый без предела –
Милость, боль – ему нет дела…
Так достигнет он Ихляса,
Искренних особа раса.
Богу – только ради Бога
Молится такой теперь.
И одна теперь там дверь.
Не в дарах теперь дорога,
Бед, страданий – не боится,
Уберечься не стремится…
MCCXLIV
Одинаково любое.
Милость пусть, пускай беда.
Есть на свете, всё ж, такое,
Для трамвая провода.
Звать таких – Мукаррабýн,
Под овации трибун
Приближённые к Аллаху
Всем чертям нагнали страху.
В благочестии Абрáр –
Грех для них большой и страшный,
Той не нужно больше пашни –
Страх и жажда там в разгар.
Наказанья что боялись.
К райским наслажденьям рвались.
MCCXLV
И Абрáровы дела –
Всё ж, благие, рассмотри.
Коли там Любовь взяла,
Для таких – одни грехи…
А дела Мукаррабýнов,
Истины одной трибунов,
В Абсолюте все благие.
Так и есть, они такие.
Могут тоже поклоняться –
Страх, желание там есть,
Им – в Бакъá, что Áкмаль, честь,
Суть другая, чтоб равняться.
Пользы для себя не ищут –
Лишь довольство Бога в пищу.
MCCXLVI
То есть – он боится Ада,
Гнев Аллаха ведь в Аду.
Не себя спасать им надо,
Где теперь таких найду?..
Мы от Ада убегаем –
Так страданий избегаем.
Он от Ада же бежит –
Гневом Бога дорожит.
С Раем там – аналогично.
В мир вернуться только должен,
И исход такой возможен,
Стал Святым, всё там привычно.
Но мустáхлик – не вернулся,
Он с Фанá не разминулся.
MCCXLVII
Там стоянки есть в Пути.
Знанье делу помогает,
Пусть – идти иль не идти –
Каждый для себя решает.
Знать макáмы тех Великих,
Светом Бога солнцеликих, –
Польза в деле этом есть,
Поподробней надо здесь.
Описанье, что не опыт,
Я словами передам
Для идущих по следам,
Хоть я сам – серийный робот.
Здесь поможет Къутб Мастýр*
В расставлении фигур…

Ступени на Пути к Богу

Обсуждение закрыто.