Кем был Гъазазиль, ставший дьяволом

MDCCXLVIII / 1 748
Гъáбид, Зáхид, Гъáриф звали,
Был ещё Уалú, Такъú,
Хáриса с Гъазúзом знали –
Возвышенья всё, ракъú.
Семь имён – на Семь Небес,
А в народе – просто бес.
В Ляўхуль что Махфýз такой –
Дьявол-сатана простой.
Так записан был от века,
Знал всё Боже наперёд,
Хоть и выбор всем даёт,
Всё там вектором Игрéка…
Сущность всё определит –
Будь хоть трижды знаменит…
MDCCXLIX / 1 749
Знаньем, делом – превзошёл.
Равных не сыскать ему.
Умный пользу приобрёл,
Что под стать его уму.
Значит, знаньем-делом – мало?..
Браво! Так и засверкала
[Как Хафúз для нас сказал,
Бейт Газели подтверждал*] –
Та песчинка, что малá…
Если Бог от Света дал,
Пожалел и впредь прощал…
Бог вершил свои дела.
К дьяволу вернёмся вновь,
Что потянет вкривь и в бровь.
MDCCL / 1 750
Был таким он богомольцем,
И учёный он к тому же.
Среди первых – добровольцем,
Только двери стали ýже –
Завистью, ещё гордыней.
Убивающей пустыней
Уж прошли – и страха нет,
Опасается аскет.
Сорок тысяч лет – в Раю,
Двадцать тысяч лет читал
Проповедь, учитель стал –
Восемь тысяч лет в строю.
Гъарш тауáфом он почтил –
Тысяч лет квартет там был.
MDCCLI / 1 751
Два по тридцать – старшим будет
Над Раўхáни и Къурýби…
Шесть Десятков тысяч, люди…
Много очень лет там в срубе.
Так что – знаньем не гордись,
И деянием «утрись».
Лучше – плачь и будь с хорошим,
Вслед там больше не ворошим.
Гъуджб, рийá – нам ни к чему…
Мне оно зачем? Скажи,
Лучше к лучшим укажи
Путь – и двинемся к нему…
Лучший самый – Мустафа,
Им одним права строфа…

Вопрос ангелов Богу и их гордыня

Обсуждение закрыто.