Лукъман отказался от Халифата, Пророк Дауд согласился быть Халифом

MMMCDLVI / 3 456
Он – Лукъмáн-Хакúм – Мудрец.
Хúкма – «мудрость» означало.
Чтобы понял, наконец,
Всяк – где Главного начало.
Нужно – Знание и Ум,
Знанью Следовать. Чтоб дум
Нам ненужных избежать –
Этим Трио та Печать.
Мудрость – Три в Одном считалась,
Как Вам выше и сказали,
Чтобы люди правду знали,
Мудрым в мире что считалось.
А не вся собачья хрень
В тень косую на плетень.
MMMCDLVII / 3 457
И в Коране Сам Аллах
Половиной называет
Хúкму, знали чтоб в мирах,
Где – Пророчество бывает…
Нет Пророка, чтобы был
Не Хакúмом… Заценил?
Хáким – значило «судья»,
Отступлю от дела я,
Чтобы дело прояснить,
Два в одно не городить,
Чтоб стараться удареньем
В этот раз не оплошать,
Не арабики хоть рать
В стиле русском разночтеньем.
Что-то с Станом этим стало?
Вести Неба предвещало.
MMMCDLVIII / 3 458
Кто он родом и откуда?
Мненья в деле разделились,
Прояснением у чуда,
Нам ответы упростились –
Чернокожий будет раб.
Чтобы гъáджам и араб
Это дело точно знали,
В спесь бы расой не шагали.
Этого – в Исламе нет.
Вот Религия блаженства,
Пик всего у совершенства,
Чтобы задрожал аскет:
Варны с кастой различал
Или «ариев» считал?
MMMCDLIX / 3 459
Свежесть вся повествованью,
Чтобы дело облегчить.
Ни к чему очарованью,
Если есть оно, блудить
Там и тут, как папарацци –
Что сказал не так, ragazzi?
Может, жёсток где-то был,
Критик, ясно, не забыл –
Что не так не там всё было,
Ясно дело, был не классик,
Не в «арийской» снова расе,
Отзывом чтоб подфартило.
Отзыв пусть себе оставят –
Мне дела на Небе правят…
MMMCDLX / 3 460
Что ж, пардон, я – не хакúм.
И претензий не имею.
Но зато Рахмáн-Рахúм,
Вслух надеяться посмею,
Благосклонен будет к зверю.
Остальную же потерю
За потери – не считал,
Лишь в Пророке мой Причал…
Где-то был я хамовит?
Может быть, не отрицаю,
Справа налево шагаю,
И, опять-таки, сердит?
В зеркало опять глядите –
Люд вокруг не рассмешите…
MMMCDLXI / 3 461
Был ли наш Лукъмáн – Пророк?
Снова мненья разделились.
Знает всё Всевышний Бог,
Остальные мненьем бились.
Как сказал Ибнý Аббас,
Что заметим в этот раз, –
Не был он Пророком. Что ж,
Риуаят опять хорош.
Есть – Пророком почитали.
Так иль так – не нам решать,
Мудрость надо извлекать,
Внешним вновь не здесь решали:
Был он плотник иль пастух? –
Два сказанья тешат слух.
Строй у Стана нарушая,
Точка где и где прямая.
MMMCDLXII / 3 462
Днём Лукъмáна разбудили –
Хочешь ли Халифом быть
На Земле, чтоб поручили
Справедливость учредить?
Голос так его спросил.
Вслед Лукъмáн всех удивил:
Коль Аллаха то Решенье –
От меня всеподчиненье,
Если так велит Аллах –
Он в делах и помогает,
В Нём содействие бывает
Управителем в мирах.
Если ж выбор Боже дал –
Я Халифом бы не стал…
MMMCDLXIII / 3 463
Выбор – был. И – отказался.
Ангелов всех удивив,
Коим просто он признался,
Вежливостью что учтив:
В свете этом быть рабом –
Лучше, нежели царём…
И в величьи пользы нет,
Коль забыт был вечный свет.
Ангел удивленьем смят –
Вот тебе, поди, задача,
Коли не нужна удача?
Был Аллаха он солдат,
А не мира иль рабов,
Всей иллюзии оков…
MMMCDLXIV / 3 464
Снова следом засыпает,
Дабы пояснить, Лукъмáн –
Мудрость Сам Аллах вливает
В сердце там, ликует Стан…
Суть истории такая –
Что Хакúмового Края.
Позже выбор получил
Там Дауд – Халифом был,
Выше как и приводилось,
И от взгляда не укрылось.
Но про выбор он не стал
Спрашивать, всё Волей Бога,
Где Познанья мне Дорога,
Что Познавший Бога знал…
Так и так земли правленье
Знающему в удивленье…
MMMCDLXV / 3 465
И Дауда посещал
Сам Лукъмáн, хоть иногда.
Мудростью всё восхищал
Он Халифа – не беда:
Мудростью всё устранило,
Где печалей мира сила.
А Дауд, Халифом был,
Чашу горькую испил
Всех страданий, смут от мира –
Тем Лукъмáн и восхищает,
Нам в примеры выставляет,
Хоть и не ценил задира
В век сегодняшний ту речь –
Люто будет власть беречь.
MMMCDLXVI / 3 466
Убивать и сокрушать,
И крушить на право в лево,
Дескать, нечего стращать,
С ним удача-королева.
Море крови тем прольют –
Чашу горькую найдут
И на том, на этом свете,
В Ад отправят не в карете…
Наше дело – лишь рассказ,
Кто умён – увещевался,
Жадный – с носом вновь остался,
Да, Япония-Кавказ.
В мире тот же люд живёт,
Что деньгою знает счёт.
MMMCDLXVII / 3 467
Или – скипетром, державой.
Далеко им до Дауда.
До Лукъмáна дальше славой,
Чем побасенке до гъýда.
Будут есть и кровью пить –
Будут выше сил чудить,
Что, тем более, сейчас –
Мира где Конец как раз.
Что ж, Пророк так и сказал –
Чтобы власти сторонился,
Можешь как, и сохранился
В смуту эту. Разъяснял
Тем, кто счастьем наделён,
Бога в мире чтил Закон…

Мудрости чернокожего раба

Обсуждение закрыто.