Об Истине. Трижды

CDXC
Будет Шейх и Генерал.
Во-вторых, отец и сын.
В-третьих, нам Пророка
Дал Сам Аллах, что есть Один.
Моисей, его народ
Третьим пунктом здесь придёт.
Вслед Имама Шамиля
Первый тот рассказ, земля.
А второй – Алú эпоха,
Время смут и расщепленья.
Моисея притяженья,
Лицемерам стало плохо,
Разные хоть времена
Трёх историй – Суть Одна.
CDXCI
Христиане, мусульмане,
Иудеи – весь народ,
Что представлен в панораме,
Книгой к Богу что идёт.
Трижды нам Имам сказал,
Что Шамиль, и указал,
Что есть Истине преграда,
И Главу запомнить надо.
Даст Аллах, сюда той ссылкой
Чтеньем ниже направлять,
Чтоб два раза не писать,
Новогоднею посылкой.
Стан, что Десять Семьдесят Восемь –
Нестыковкой здесь попросим.
CDXCII
Три рассказа те помогут,
Счастьем коли наделён.
Унести не все то смогут.
Явь – а не кошмарный сон.
Да не наша та печаль,
Нечестивца вновь не жаль.
Обещанье – обретёт,
Как и ранее народ.
Прибедняться был он мастер,
Да поправились дела –
Вновь как мама родила.
Карандаш здесь. Не фломастер.
Топором перерубил,
Так Шамиль Имам решил.
CDXCIII
Первый мы начнём рассказ.
Накшбандийский Шейх Ахмáд,
Что Талáли, Правды Глас,
Истиной одной и рад.
Царь сказал – арестовали,
Что Романовым прозвали.
Генерал к себе забрал,
Чтоб в хозяйстве помогал.
Комнату там дал молиться,
Жить отдельно и спокойно,
И закончились все войны,
Шамиля не ждёт столица.
«С нами Истина иль ваша?», –
Генерал. А Шейх: «Нет, наша».
CDXCIV
И попа ему приводит.
Тот же – снова подтвердит,
Что Ахмáд Путём тем ходит,
Бога удовлетворит.
Генерал не понимает,
Что тогда им всем мешает
Тоже следовать пути,
Тоже Истиной идти?
И священник там ответит, –
Что такое есть Дунья,
Нафс на свете есть, друзья,
Взрослый пусть, пускай и дети:
«Потеряем власть, почёт.
Во-вторых, нас царь убьёт».
CDXCV
А история вторая
Будет жёстче в сотни раз.
То – не точка, запятая.
Не Япония, Кавказ…
Был с Алú тогда Асáл,
А его отец Хаджáл
Был с Мугъáуией – мятеж,
По живому здесь не режь.
И на Сод мятеж оставим,
Тайна предопределенья,
Всё там с Божьего веленья,
Мы же вот что здесь представим.
Так сойдутся в поединке
Сын с отцом, и нет заминки.
CDXCVI
Там отец с коня слетит,
Шлем упал, лицо открылось,
На него Асал глядит,
Всё там враз переменилось.
Подбежал, хотел помочь,
Так сойдутся день и ночь.
Стал отец с собою звать
И богатством зазывать
У Мугъáуиú несметным.
Сын позвал отца к Алú –
Ахырата Рай бери.
Да остался безответным.
И вернулся восвояси
Каждый там, примкнувши к расе.
CDXCVII
Третий поджидал рассказ.
Был Мусá на Тур Сайнá
С Богом сорок дней как раз
Встречи ждал – и вот она.
Сообщил ему Аллах,
Что народ, забывши страх,
Стал телёнку поклоняться
Золотому. Оживляться
Должен идол как-то, вроде,
Да Аллах Сам оживил
И Мусý тем удивил,
И скажу при всём народе:
Те заблудшие сердца
Получить хотят тельца.
CDXCVIII
Вот Аллах и дал его,
Раз Пророка не хотели
Слушать раньше своего.
Эго есть. Забуду еле.
Есть зов эга. И Аллаха.
Хоть и сотворён из праха –
Будет Истина и ложь,
Выбором себя тревожь.
Эго выберет себя.
Выбрать Шейха, Моисея
И Алú, добавить смею, –
Бога выбрать так любя.
Между Богом и тобою
Эго встанет пеленою.

И х ъ я . Рациональное доказательство существования Бога

Обсуждение закрыто.