Повиновение Аллаху и Пророку

CDLXXIII
Сýра Нур и Три Аята
Много в деле прояснят.
Для обычного солдата
Генералы говорят.
Пятьдесят Четыре, Пять,
Шесть – и рядом всё опять.
Первым тот Аят прочтём,
В Боге Силы обретём.
Смысл здесь – не перевод,
Перевод не признавали
Те, кто раньше жили, знали.
И для нас остался тот
Путь – дорога солнцеликих
И для Неба что Великих.
CDLXXIV
И Пророку приказал
Лицемерам передать
Сам Аллах. И так сказал,
Наперёд чтоб было знать –
Словом верите, не сердцем,
И для вас найдётся дверца.
Повинуйтесь же Аллаху,
А иначе путь ваш – к краху.
Делать амр? – Выполняйте,
Предписанья Бога есть,
Выполненьем слава здесь.
Что оставить – оставляйте.
Повинуйтесь и Пророку,
Приглянётесь, может, року.
CDLXXV
И ему повиновенье –
Лицемерия избавьте.
Где слова – и сердца мненье –
Быть единым вы заставьте.
Донести он только может
И ему Аллах поможет,
«Волю выполнил Мою». –
Вы стоите на краю
Сделаете, что сказали –
Вам же лучше, это знайте,
А отказом приближайте –
Что обещанным назвали.
Делать можно – что хотите.
И кого перехитрите?
CDLXXVI
Пояснения к Словам,
Что Святые приводили,
Приведём их ниже Вам
И себе, чтоб не забыли.
Ведь значения Корана,
Скажем здесь, хотя и рано –
Тысячами лет писать,
Все леса как перья взять –
Не напишешь. Не старайся.
То – бездонный Океан,
Что был Избранным лишь дан,
Сам себе хотя б признайся.
Я же неучем прослыл.
И невеждой жизнь прожил.
CDLXXVII
Повеление такое –
Все деянья совершать,
Совершая всё благое –
Как Пророк научит. Знать.
Кто отказом прояснится,
Для себя определится –
Довести всего обязан,
Этой клятвою лишь связан
Наш Пророк, Любимец Бога.
А от нас – повиновенье,
Следовать. Вот повеленье,
Верующих – тут дорога.
Бог – доволен. В Ахырате,
Утопая в райском злате.
CDLXXVIII
Нафс, кто Сýнною Пророка,
Свой прогнёт пускай и словом,
В деле Счастием от рока –
Мрака не бывать оковам.
И в уста такого мудрость
Вложит Бог, зачем же скупость?
Волю нафсу своему
Коли дал – судьбой ему
Ересь в речи придаётся,
Коль Пророку подчинился –
Светом Бога укрепился,
Наставление найдётся.
Нафс привычен Сýнне стал? –
Наставления причал.
CDLXXIX
Бáкара, Нисá, Лукмáн.
Сорок Три и Пятьдесят Девять,
И Четырнадцать придан,
Слог глотнуть и легче мерить.
Три Аята будут здесь,
И в Коране славном весть.
В каждом там – по два веленья,
Связанных с другим стремленья.
Лишь тандемом принимает
Бог такие здесь дела,
Где лихая понесла,
Близнеца определяет.
Нет из пары одного? –
Бог не примет ничего.
CDLXXX
Первый парой там намаз
И зекят для богомольца.
Одеваются как раз
Благочестия так кольца.
Во-вторых – повиновенье
Богу от всего творенья
И Посланнику Аллаха,
Сотворённому из праха.
В-третьих – благодарность там.
Бог, конечно, и родитель.
Мать с отцом, что их обитель.
В знаньи том нуждался сам.
Только – в паре. Нет другого.
Лишь глупец хотел иного.
CDLXXXI
Три деянья есть ещё,
Подтверждением друг друга,
Чтоб совсем уж горячо
Знанием дошла Наука.
Нет Любви – без приложенья,
Что в начале предложенья,
Подтверждение – в конце,
Лицемером на лице.
Рай, Аллаха и Пророка
Возлюбил коль человек,
Знания наступит век
Прояснением у ока.
И должно быть окончанье
Подтверждением признанья.
CDLXXXII
Скупость – с Раем не бывает.
Бог бывает – где запрет
Свято кто-то соблюдает,
И иного в деле нет.
Пребывать средь бедняков –
Был Пророк всегда таков.
Пребывать не с богачами,
А встречаться с бедняками.
Сердцем надо то любить,
Говори хоть что угодно –
В сердце том бесповоротно,
Надо корнем изменить.
Хáтам аль-Асáм сказал,
Потому Святым и стал…
CDLXXXIII
Далее Аллах сказал,
Что Аят Пятьдесят Пять,
Верным Богу обещал,
Что придётся нам сказать.
Возвеличит Он Ислам,
Сильным станет здесь и там.
А Пророка и людей,
Верных верою своей,
Сделает царями мира,
Пусть неверных та земля –
Бога всё всегда, друзья.
И неверие зефира
Не увидев – пропадёт,
Свет Аллаха в мир идёт.
CDLXXXIV
Раньше тоже было так.
Был Дауд и Сулейман.
Фараон, что не простак, –
Семинар навек мирам.
И Исламом был доволен
Сам Аллах. И вечной Воля
Станет здесь установленьем,
Воли Бога проявленьем.
И опасность от неверья
Бог заменит на покой,
Потому в молитве стой
Ты, лишившись лицемерья.
Нечестивец, что фасúк,
Лишь забудет это вмиг.
CDLXXXV
Почитаем поясненья,
Чтоб получше осознать,
Света знаний озаренья
Счастья воздухом вдыхать.
Десять лет страданий в Мекке…
Позабыть то – в кои веки…
Притеснял гяур-араб,
Дьявол – стройки той прораб.
И в Медине нет покоя –
Газаватом на войну,
День и ночь, не время сну.
И закончится ль такое?..
Чтоб с оружием расстаться
И спокойно просыпаться?
CDLXXXVI
Им в ответ – Аят пришёл
Тот, что выше рассмотрели.
Милостью Он снизошёл –
И получат, что хотели.
В мире стали так царями,
Обсуждали это с Вами.
Да фасúков час настал –
И Усман там первым стал,
И его они убили,
Первый пласт того Аята.
И забудет брат там брата.
Нечестивцев наплодили.
Меч приставлен с той поры
К нашей шее. Суть игры.
CDLXXXVII
Пятьдесят Шестой Аят
Поясняет нам повторно,
Не случайно это, брат,
Если братство не притворно.
Вовремя верши намаз,
И зекят пришёл как раз,
Чтобы выплатить как надо,
Скупердяева преграда.
Оставляй – что под запретом,
Делай то – что Он велит.
Ясно Книга говорит,
Говорим и мы об этом.
Милость Бога будет в том,
Мы ж разбавили стихом.
CDLXXXVIII
Повторением намаза
И зекята неслучайно
Вновь усилится та фраза,
Вире пригодится майна.
Пятьдесят Седьмой Аят –
Выполняет лишь солдат,
Здесь добавим для Квартета, –
Что из генералитета,
Чтоб не думал наш Пророк –
Что гяуры Мекки смогут
И себе они помогут –
Их мучениями Бог
В двух мирах найдёт, конечно,
Хоть и делал то неспешно.
CDLXXXIX
Абу Джахль был убит.
И на Бáдре посрамлён.
Этим станет знаменит
И унижен будет он.
Про него, его друзей,
Был Аят тот, не жалей.
Ведь таких жалеть нельзя.
Скажем так как есть, друзья.
И Алú предупредил –
Самым малым будет тут
Не использовать свой труд,
И стараться в меру сил…
Грех в нас помощи не видит.
Лишь фасúк себя обидит.

Об Истине. Трижды

Обсуждение закрыто.