Продолжение

MCXXXIII
В грогги был не раз отправлен
По привычке той Судьбою.
И нокаутом задавлен,
Здесь лежу по над тропою.
Биться долго и достойно,
Не сложившись рукомойно.
Кухня Духа – есть такая,
Не нужна уже другая.
Долго масло выбивали,
И глагол тот – поудачней
И значением прозрачней,
Пусть значенье не признали.
Кто признанья дожидался –
Не барахтался, а сдался.
MCXXXIV
Некогда признанья ждать,
Станом в Сод уж упираясь,
Так и хочется сказать –
Что Тумéном наслаждаясь.
Десять Тысяч Станов в ряд –
Тем Туменом в ночь горят.
В день горят без перерыва,
И не видится надрыва.
Бог давал легко с тобой.
Щедрый в деле бесконечном,
Для меня-глупца в беспечном,
Далеко уж над луной.
Стадий много миновало,
Книга та про то сказала…
MCXXXV
Битва длится до победы.
И до смерти может длиться.
Не нужны мне в деле Веды,
Чтоб в Алхаме раствориться.
Истину кто жаждет снова –
Тот пробился мощью слова.
Остальным же – остальное.
Мне зачем оно такое?
И тебе навряд то нужно.
Да тебе решать придётся,
Мало дней уж остаётся,
Дочертить чтоб Сод окружно.
Мне б газели написать –
Хоть Хафúзом и не стать…
MCXXXVI
Стан и Шáмиль, также Бейт
Делу счётом помогают.
Кавалерии той рейд –
Так должки всем возвращают.
Апологии страна
Будет Шáмилем сильна.
Но туда добраться надо
Спелой гроздью винограда.
Карандаш в руке застыл…
Долго он лежал без дела
И теперь упёрся смело
В лист, что сердцу был так мил.
Смерти нету притяженья
Победившему сомненья.
MCXXXVII
И Пророк опять доволен…
Милость Бога – Безгранична…
Раб – свободою неволен
В Книге этой постранично.
И колец уже Четыре,
Все – златые в этом мире.
Мощь такую не сдержать, –
Буду Бога поминать.
Лишь для этого родились,
Кто не верит – путь иной,
Мне – не друг, и за стеной,
И дела вдруг упростились.
Весь таўфúк тайсúром вбил
Сам Аллах и окрылил.
MCXXXVIII
Триста Станов в Абсолюте
Нам до Фúкха записать,
Чтоб в Дамаске и Бейруте
На кириллице читать.
Шар большой земной, я знаю,
Города пересчитаю.
Есть Дубай, Сеул, Пекин…
Континентов господин –
Вся Евразия без края
Может смело дотянуться,
Океаном капли блюдца.
Знать, задумка там такая
У вселенной всей Творца,
Что прислал и нам гонца.
MCXXXIX
Свежесть море оживляла,
Рыбка плавает довольно.
Только поднятость забрала
Бьёт по лицемерам больно.
Разогнался пароход
Потихонечку вперёд.
Стана силу ощущает
И теченьем направляет
Мирозданья тихий звук…
Тишина всегда и разом.
Пусть невидимым рассказом
Прояснилось всё вокруг
Вдруг и сразу до предела –
Знать, Стрела, всё ж, долетела.
MCXL
Жизнь прошла или проходит
Есть себе кто говорит.
И себя тоской изводит
Не один младой пиит.
Жизнь пройдёт или прошла –
И опять не подвела.
Лишь бы делом был бы занят,
Закопав всей лени знамя.
Делом Бога убедить
Не всегда – но удаётся,
Коль намеренье пробьётся,
Эго Светом чтоб убить.
Не всегда то удавалось.
Но кому легко давалось?
MCXLI
Нелиричным отступленьем
Станы нелегко латать,
Где поверженный сомненьем
Не научится летать.
Мне летать не запрещали,
Хоть и воли не давали.
Воля ж – вовсе не нужна,
Если с Богом не верна.
А верна – тогда тем паче.
Воли Бога мне хватало,
Звёзды с неба насыпала,
Только так и не иначе.
Жёстким снова становлюсь?
Ведь смеюсь, совсем не злюсь.
MCXLII
Не поверят? Да и ладно.
Ведь Пророка мне хватает.
А другим, живущим складно,
Лишь бумага помогает.
Что раскрашена в цвета,
Пусть купюра и не та.
Ведь шутить и я умею,
Не люблю хоть ту затею.
Но для пользы дела раз
Пошутит и мне придётся,
Чтоб на небе то же солнце
Указало на Кавказ.
Где Япония – я знаю,
Потихоньку доплываю.
MCXLIII
Не подводной субмариной,
А веленьем Божества.
Удручённый же рутиной,
Не приемлет естества.
В Сýре – Исму Áгъзам есть,
Ей одной такая честь.
Дорог потому Алхам,
Фатихой что людям дан.
Имя Бога то – Велико,
Самым можем мы назвать
Величайшим – это стать.
Коль попроще – солнцелико.
Исполнению желаний –
Ключ всегда, среди преданий.
MCXLIV
И в «Джауáхир уль-Магъáни»
Сто Седьмая есть страница
Томом Первым в этом Стане,
Чтобы сердцу светом влиться.
Я ж – читаю из Талхúса,
Не бывает плов без риса,
Мясо хоть – король еды,
Так не путаю следы.
Тот, кто знает, разумеет,
Счастьем, в общем, наделён –
Нужен будет в деле том,
На него и возымеет
Силу сказочный Бустан,
Что расскажет Шейх Хасан.
MCXLV
Шазилúйский, Кадирúйский
Тарикáты все при нём.
И, конечно, Накшбандийский.
Что оставлен на потом.
Всё в Талхúсе том сказал
И подробно описал.
Лишь бы сердце чистым было.
Освятись его могила…
Власть Советов не щадила
В годы власти никого.
Старца сирого того
В лагерях своих убила.
Сирым быть пред Богом – свято.
И дороже Рая, злата…
MCXLVI
Быть Факъúрами хотели
Все Святые, что до нас.
В этом деле преуспели.
Пусть Япония, Кавказ.
Нищий, в Боге что нуждался,
Нищетою и добрался.
Сирым быть не каждый может,
И не всем Аллах поможет.
Малым чтобы обходиться,
Смерть Зелёная в конце
У квартета и в венце.
Чти хадис, чтоб просветиться.
Да к Алхаму мы вернёмся,
В Милость моря окунёмся.
MCXLVII
Словно весь Коран прочёл
Тот – кто Фáтиху читает.
И вдобавок приобрёл –
Что весь мир приобретает,
Восхваляя Бога вновь.
Такова Его Любовь.
А в Коране – букв много,
И туда лежит дорога.
Триста тысяч, двадцать есть,
Тысяча ещё в придачу,
Семьдесят пять осталось в сдачу –
Каждой букве будет в честь
Семь дворцов и райских дев,
Математику презрев.
MCXLVIII
Миллиона два и четверть
Там почти без четвертинки
У тумена. Скажем – вот ведь
Развесёлые картинки
Для читавшего в намазе.
Всё удвоится по фазе
Сидя станет коль читать
И молитву исполнять.
Если стоя, то – в четыре.
Если ж будет джамагъáт –
Всё умножат много крат –
В двадцать семь. Приличны гири.
И в сто восемь раз умножить,
Тем исходник потревожить.
MCXLIX
Рекягъáтов в день – семнадцать,
Из пяти намазов в день.
Не забудем это, братцы,
Вновь от Солнца будет тень.
И семнадцать на сто восемь –
Калькуляторы попросим
Нам ответ тот привести.
Чтоб с везением – везти.
Тысяча и восемьсот
Тридцать шесть. И на исходник.
Замигает поворотник
От подсчитанных щедрот.
Эту циферку скажу
И на хитрых погляжу.
MCL
Кто не зная прочитал –
Тот такое и получит.
Снова вдвое умножал –
Толкованье знавшим лучше.
Плюс – по двести добрых дел
Он за буковку узрел.
Ангел целый год не пишет
Им грехи. Вновь выше крыши.
Всё – без Исму, что Агъзáм.
Так расчёты приводились,
В них надолго углубились.
Только лучшее всё – там,
Если знать – что Имя чтил,
Что Аллах в ней укрепил.
MCLI
За него – награды много.
Только Он её и знает.
Лишь Святого то дорога,
Он один и понимает.
И читает он Алхам,
Почитая в нём Агъзам. –
Имя Самое Святое
И для Бога Дорогое.
Но и ты, читатель, знай, –
В Сýре этой Имя есть,
Потому такая честь.
Осквернённым* – не читай.
Прочитать без омовенья –
Можно. Нету там презренья.
MCLII
У геенны – семь дверей,
Те Аяты – все закроют.
Прочитать Алхам скорей
Могут все, не все же воют.
Семь Аятов будет там –
Вот такой нам дан Алхам.
От Алú хадис пришёл,
Много чтеньем приобрёл.
Прочитал Таўрáт, Инджúль,
С ним Забýр и весь Фуркъáн –
Всем Небесным Книгам дан
Здесь полёт и полный штиль.
Продолжение придёт
В Стане дальше. Так вперёд.
MCLIII
Словно золотом покрыта
Вся подлунная земля.
Злато это – не зарыто
И не спрятал в деле я.
Всё ушло – во благо дела
Так – как Небо захотело.
Ограждён от Ада он,
Коли был Алхам прочтён.
В Рай войдёт после Пророков
Богатейшим из людей,
И достаточно вестей
Детям, взрослым из уроков.
В дом войдя – Алхам читай
И Къульхý не забывай.
MCLIV
Бедности чтоб избежать.
И добро твоё умножат.
Лишь счастливому – понять,
Остальное же – стреножат.
Есть Амúн в конце пути
И его не обойти.
И в конце его читаем,
И Амином завершаем.
Про него – особый сказ,
Пусть и буквы там четыре,
Пусть и линией в пунктире.
Пусть Япония, Кавказ.
Мал был золотник драгой
В этом мире под луной.
MCLV
Для Амина – стать найдётся.
Пусть не знают в деле том,
Да народ не обойдётся,
Не оставить на потом.
И сказать его – суннéт,
Значит, в мире лучше нет.
Раз Пророк сам говорил,
Джабраúл так научил.
Как скрепление печатью,
На бумаге строен ряд,
Все печати там хотят
В бой пойти отборной ратью.
И Алú нам так сказал,
Всё в Амине объяснял.
MCLVI
Что Амин – печать Аллаха,
Так скрепляет Он мольбу
В помощь созданным из праха,
В помощь Своему рабу.
Моисею Бог сказал,
Что Мусой Коран назвал,
Что Четыре Буквы есть,
Для Пророка будет честь.
Там из Тóры первый знак,
Из Евангелья – второй,
И Псалтырь есть в песне той
Третьей буквой, знаю так.
Из Корана – знак четвёртый,
Набирая обороты.
MCLVII
Моисей тогда спросил –
Что за буквы те, Господь?
И Амин там получил,
Знает Правду кровь и плоть.
И душа ту Правду знала,
И счастливая – признала.
Наш Пророк и дальше скажет,
Про Амин своим укажет.
Что Амин – четыре буквы,
Чтоб спасти людей от бед,
Коих в деле том квартет,
Поважнее злат и брюквы.
Чтоб без веры не остаться –
Тем квартету начинаться.
MCLVIII
И опасность в День Суда
Там – вторая. Третья – Мост,
Чтобы в Рай попасть. Непрост.
Не простая простота.
Вечность там в Аду – четыре.
Неподъёмные то гири.
Сказано ещё для нас,
Чтоб в Амин продолжить сказ.
Знак Алиф найдёшь на Гъáрше,
Мим – на Курс найди дорогу,
Йа – на Ляўх, и понемногу,
Не расслабившись на марше,
До Къалáма мы дойдём –
Нун, конечно, там найдём…
MCLIX
И когда Амин сказали –
Гъарш и Курс, и Ляўх, Къалáм –
Все движеньем оживали
И прощенья просят нам
У Аллаха, что Велик –
Зов от них Его достиг.
Их в свидетели берёт
И грехи для нас сотрёт.
И Архангелов Квартет
Буквы те на лбу имеет,
Где Амин наш – он сумеет
Все грехи свести на нет.
И в поклон земной уйдут –
Там прощенье нам найдут.
MCLX
Уа ля д-дó˜ллин пред Амин…
И Аллах там, знай, клянётся
Всем Величием Своим,
Что – всем Счастье там найдётся.
Коль в заблудших списке был –
Сам Аллах его простил
И в счастливых список Сам
Внёс, хвалою небесам.
Что нам надо? Не хватает?
Чем опять мы недовольны?
Огурцы не малосольны?
Сам Аллах оберегает.
Бисми Ллях, Рахмáн, Рахúм.
Басмалóю мир храним…
MCLXI
В русском тексте рифмой сложной
Сам подстрочник передать
Было бы, конечно, можно
Коли гений мне придать.
Как смогли – так говорим.
И не будет тот судим,
Кто суда сам не вершил
И к созданьям добрым был.
Речь свою так продолжая,
Сад уж виден Басмалы.
Знают соколы, орлы,
В Небе Вечности летая:
Слов – четыре, Девятнадцать
Букв в деле разобраться.
MCLXII
И от Джáбира в хадисе
Весть пришла о Басмалé,
Словно зёрнышками в рисе
Баракáта на земле.
Вот ниспослана она,
И особая страна,
Бог был Милостив ко всем,
Но не праздностию тем –
В этом мире – так. Другом
Только – к верующим был
Милостивым. Не забыл
И сказал Вам и о том.
Смысл вечной Басмалы
Знают соколы, орлы.
MCLXIII
Облака все на востоке,
Ветер стих, на море буря.
Мир животных на истоке
В слухе весь, не балагуря.
И камнями, знай, с Небес
Был побит там каждый бес.
И Могуществом Своим
Бог поклялся, и за сим –
Всё Величие добавил –
Всяку вещь благословит,
Басмалá коль прозвучит…
Точки так Аллах расставил,
Возвеличив Басмалою
Дело всякое, не скрою.
MCLXIV
Сын Масгъýда говорит,
Что Пророк сказал в хадисе,
Всяк учёный подтвердит,
Я ж читал про то в Талхúсе.
Есть в Аду – Забания,
Песнь особая, своя…
Ангелов тех – девятнадцать,
Чтоб мучения набраться
Каждый грешник мог в Аду.
Буквой каждой Басмалы,
Защититься чтоб могли,
В девятнадцатом ряду.
Всё по милости Аллах
Ниспослал рабам в мирах.
MCLXV
Сын Аббáса нам сказал,
Рáсих был он, знай, великий.
На Пророка указал,
Знаньем Бога солнцеликий.
Адского огня не знают
Басмалой коль начинают
Обучение детей –
Басмалу скажи скорей.
Так ребёнка научили.
И родителей его,
И учителя того,
Знай, – от Ада защитили.
Наш Пророк так обещает,
Лучше всех он дело знает.
MCLXVI
Тысячи четыре дел
Нам хороших записали,
Буквой каждой преуспел,
Басмалу когда читали.
И умножь на девятнадцать
Те дела, чтоб разобраться.
И грехов простили столько,
Умножай исправно только.
И ступéней дали нам
Возвышения пред Богом,
Приближения Порогом,
Столько же. Считай уж сам.
И в Ад-Дýр, что Аль-Мансýр,
Всё найдёшь сам, багатур.
MCLXVII
Там же Нáджму н-Насафú
Про Перо легко расскажет.
Мысли собери свои,
Чудеса Аллах покажет.
Жемчуг белый для Пера
Бог избрал. Пошла игра.
То – Жемчужное Перо,
Так небесное добро
В лет пятьсот пути длиною,
И легко исходит свет,
Сохранив чернил обет,
Чтоб понятней нам с тобою.
Бог велел Перу тому
Начертил чтоб Басмалу.
MCLXVIII
Так семьсот проходит лет…
И Перо достигло цели.
И раскроет Бог секрет,
Люди чтоб оцепенели,
И клянётся Бог пред нами,
Всем живым и небесами,
Всем Величием Своим,
Мощью дело завершим:
У Мухáммада Пророка
Из общины кто прочтёт –
Все семьсот годков зачтёт
Чтения – за раз. Высóко?
Прочитал один лишь раз –
За семьсот годин указ.
MCLXIX
Исму Áгъзам – в Басмале –
Перевесит всё плохое,
Что на небе и земле.
И не верь уже в другое.
И хадис так говорит.
В День Суда она гремит,
И приходят с Басмалою,
Всё читая, нам с тобою.
Их хорошие дела
Всё плохое перевесят,
Их от Ада занавесят –
Басмала не подвела.
Только ею начинали
Речи все, так передали.
MCLXX
Течь должно – не выжимаясь,
Чтобы Мáдадом назвал.
Потому не прохлаждаясь,
Перерывом был привал.
Лень нисколько не приемлю,
Мир хотя и не объемлю.
Лишь бы потекла Река
В Океана берега.
Только там растёкся каплей,
Нет иного, знай, Пути,
И иначе не пройти.
Аист в деле был не цаплей.
Был удод там, попугай
И павлин, не забывай.
MCLXXI
Сокол в деле с соловьём,
В розу что всегда влюблённый,
И о том, Бог даст, споём,
Кто Любовью опьянённый.
Я же – не попил доселе,
Хоть в миру все надоели.
Может быть, остался трезвый
Поиграть кому чтоб в нервы?
Я не знаю. Не мастак.
Проповедь не начиная,
Полетела песнь лихая
Та моя, умею как.
Будут Реки, их Четыре.
Басмалой откроем в мире.
MCLXXII
И сказал Аллах в Коране,
Тот Аят легко найти,
Чтобы знали мусульмане
Как до Рая им дойти.
Мáдад нужен, чтоб набраться,
Знаю, будут сомневаться
В мире этом бренном люди,
Не слыхавшие о чуде.
Только нет нам в этом дела,
Свет, что был всегда предвечный,
Пусть до Бога бесконечный,
Потому и движем смело.
Басмалою достигать
Всё легко – коль прочитать.
MCLXXIII
В Сýре с именем Пророка,
Так назвал её Аллах,
И Пятнадцатым для рока
Стал Аят во всех мирах.
В Ночь Мигърáдж, что Вознесенье,
Всем рабам на удивленье,
Оказал такой почёт,
Что Аллах один поймёт.
И вознёс к Себе из Мекки
Дух и тело Мустафы,
Украшением строфы…
Капулетти и Монтекки
Здесь без дела отдохнут,
Бога кто любил – поймут…
MCLXXIV
Не про Кáйса и Лейлú
Речь свою тут поведём,
Всё, что критики свели,
Им оставив на потом.
Много там чудес видал
Наш Пророк и рассказал.
Среди них – одно такое –
Райскою Рекой раскрою.
Приведёт нас к Басмале
Тот квартет из Рек чудесных,
Истиной для лжи отвесных,
Светом Правды на Земле.
В общем, Реки там текли,
Райскими что нарекли.
MCLXXV
И в Раю они текут,
Их Пророку показали.
Описать их сможем тут
Мы строфой своей едва ли.
Только скажем для порядка,
В деле каждом есть укладка.
Описанием слегка
Раззадорим знатока.
Текст по смыслу там такой,
Что в Коране приводился,
Хоть в тафсир не углубился –
Отвечаю головой.
Всё в Танбúхе то найдётся,
Прочитать кому придётся.
MCLXXVI
Правоверным Реки есть,
Что в Раю, за жизнь благую.
И с Речной воды там честь,
Первой что, чрез запятую.
Цвет и вкус там не менялся,
Запахом не задыхался
От неё кто видел раз.
Не Япония, Кавказ.
И с земною – не похожа,
Хоть вода речная та же,
Иль – почти, попроще скажем,
И красавицы, знай, кожа –
С носорогом не сравнить,
Там и там хоть кожей быть.
MCLXXVII
А Молочная Река –
Молоко там не скисает,
Знаю то наверняка –
Видел сам Пророк и знает.
Вúнной будет Третья там,
Что из Рек. Не господам
В этой жизни так привычным
Алкоголем горемычным.
Горькое и запах тот
Неприятен пившим будет,
Ум легко такой забудет
И скажу здесь наперёд:
Райское же – не пьянит,
Пить приятно, не горчит.
MCLXXVIII
И Четвёртая Река
Там – Медовая для дела,
Коль легка моя рука –
Можно дальше двигать смело.
Мёд там – чистый, воска нет
И без примесей. Секрет.
И спросил у Джабраила
Наш Пророк, где в знаньи сила, –
Где начало все берут?
И куда квартет впадает?
Джабраил не всё там знает –
Лишь в Каўсáр что попадут
Может точно он сказать.
Про Исток – Аллаху знать…
MCLXXIX
И Пророк просил Аллаха.
Тут и ангел появился,
И забилась сердца птаха,
Знанья небосвод раскрылся.
И Пророк закрыл глаза…
Как чудесна Бирюза…
Ангел так ему сказал.
Так немножечко прождал.
Попросил потом открыть
Он глаза для проясненья –
И до Дня у Воскресенья
Будет что переварить
Умным, кто с умом в ладах.
Был я сир, не при делах.
MCLXXX
Рядом с деревом стоит
Наш Пророк и наблюдает –
Купол жемчугом блестит,
Белый что, и ослепляет.
И врата там – изумруд,
Что зелёный, будут тут.
И замок – красно-златой,
Сорт у золота такой.
Купола размер укажем.
Был настолько он велик –
Джиннов и людей настиг.
Объяснить себя обяжем.
Что та фраза означала
Самому б понять сначала…
MCLXXXI
Коль всех джиннов и людей
Одним махом разместить –
Словно птичка воробей
На горе, чтоб объяснить. –
Купол тот велик настолько.
Грецкому ореху только
Брошенным быть в океан –
Был пример другой нам дан.
Вот таков размер его.
Так огромен купол тот
Жемчугом из года в год,
Даже более тогою
Из-под купола текут
Реки те, избегнем смут.
MCLXXXII
Наш Пророк хотел уйти,
Ангел внутрь предлагает
Мустафе для нас войти
И ответом облегчает,
Что замок открыть несложно,
Басмалою то возможно.
И Пророк наш подошёл,
Так сказал и внутрь вошёл.
Во дворце угла четыре,
Речки там и вытекают,
Угол свой приобретают
Для порядка в этом мире.
И Пророк наш поглядел –
Ангел более хотел.
MCLXXXIII
Снова поглядел Пророк –
Басмалу на стенах видит,
Благосклонен к Умме рок
Мусульманской, не обидит.
Водная река течёт –
В слове первом, знай, народ,
Буква Мим – прям из неё,
Пробуждая забытьё.
Буква Ха – Река Молочна,
Мим Рахмáна – Вúнна Речка,
Мим Рахúма – здесь утечка
Мёда в Рай, скажу Вам точно.
И тогда Пророк узнал,
Басмалá – для всех начал.
MCLXXXIV
И Аллах сказал ему,
Чтобы знал Его Любимец,
Всем, кто скажет Басмалу,
В Умме нашей – есть гостинец.
Коли сердцем чистым скажет –
Бог испить ему прикажет
Из четвёрки этих Рек,
Что прохладою у век…
И в Хазúнат уль-Асрáр
Можно полностью найти,
Рýхуль, что Баян, прочти –
Знаний всё бесценный дар.
Я ж привёл Вам из Танбúха,
Здесь рассказ закончу тихо.

Гъазым – Великий

Обсуждение закрыто.