Родословная Пророка

CMLXXIII
Фúхру, Гъáлиб и Люуéй,
[Дело счёта стороной],
Кáгъб, Муррáт, Киляб, Къусéй,
Где Абдý Манáф – устой.
Он – Хашúма был отец,
Что был прáдед и венец.
У Пророка дедом был
Абдул-Муталúб. Забыл?
Младший сын, что Абдуллах,
Стал отцом Любимца Бога,
Счастья будет здесь премного,
И возвысится в мирах.
Много предков мы назвали
У Пророка, посчитали.
CMLXXIV
А по матери – Амúне –
Вновь сойдутся на Килябе.
Уáхба – ей отец в помине,
Бúнту Уáхба – честь Каáбе.
Был Абду Манáф, Зухрáт
И Килябу снова рад.
Кураúшем Фúхра звать,
Так и будем величать.
Щедрым был он к пилигриму –
Находил, поил, кормил.
Не жалел на это сил –
И запомнили мужчину.
Курайшúт – его потомок,
Деньги сыпьте из котомок.
CMLXXV
Кураúш – от Исмаúла,
Что арабам предком был.
И до Áдама водила
Ветка та, чуть не забыл.
И в Аўтáдах говорили,
И Хашúма заценили –
Прáдед был ему родной,
Бáну Хáшим – род такой…
Только снова с Джабраúла
Так и хочется начать,
Снова пусть – да рассказать,
Словно мама попросила…
Со звезды той начинали
Мы Аўтáды без печали.
CMLXXVI
Джабраúла он спросил,
Сколь лет ему от роду.
И ответил Джабраúл,
Дабы прояснить народу.
Сколько лет ему – не знает,
Но звезду он наблюдает –
На Хиджáб, что Рáбигъ кажет,
Небосклоном всё докажет –
В семьдесят тысяч лет лишь раз
Та звезда там появлялась.
Семь десятков, что не малость,
Тысяч видел, краток сказ.
И две тысячи добавим,
Математикой разбавим.
CMLXXVII
Рассказал Абý Хурéйра,
Тот хадúс давно известен.
Не из Эдды же Дунейра
Притащил, что так безвестен.
Рýхуль, что Баян, открой.
И страницы номер той –
Сотен пять и сорок три,
В Третьем Томе посмотри.
И Аллахом здесь клянётся
Наш Пророк – звездой он был,
Что рассказчик не забыл,
Хоть и скептик улыбнётся.
Лишь улыбка Арасáта
Для меня дороже злата.
CMLXXVIII
Семь на семьдесят два умножь,
Семь нулей потом добавить,
И бросает сразу в дрожь
Миллиардов пять разбавить
Вряд ли сказкой о былом.
Я ж скажу ещё о том,
Что года – годам там рознь,
Математики всё кознь.
Миллиарды те – какие?..
Там отсчёт годов какой,
И узнаем ли с тобой?..
Вряд ли годы те – земные…
У Аллаха день один –
Тысяча земных годин.
CMLXXIX
Но – Пророк намного старше.
И хадúс то подтвердит.
Не бывал Аллах на Гъáрше,
Яростью и Гъарш кипит.
В отвлечение от темы
Унижением богемы,
Квази что религиозна,
«Зная» всё претенциозна.
Гъарш ценить нас призывает,
Лишь бы – не Пророк глава
Сердца главного угла,
Лицемерье так скрывают.
Кто Пророка не любил –
В лицемеры угодил.
CMLXXX
Только сказ мы продолжаем.
Бог избрал детей Адáма,
Хоть творенья уважаем
Всей вселенной – скажем прямо.
Средь людей – арабов выбрал,
Скептик мне глаза бы выдрал,
Спор рассудит Арасáт.
Вот что Книги говорят.
И Мудáр – среди арабов,
Ветвь Мудáра – Кураúш,
Там – Хашúмом заблестишь,
Не изменим мы тех взглядов.
Род Хашúма заблистал,
Там – Мухáммада избрал…
CMLXXXI
Так в хадúсе говорится,
Рассказал Умáра сын.
Мраку здесь не веселиться –
Байхакъú, Абý Нагъúм.
Вкратце только мы сказали,
Фúкху с Сóдом оставляли
Лакомых кусков безмерно,
Где Любовь – и нет «чрезмерно»…
Очень мокрая вода?
Очень светлый где-то свет?
А, быть может, веры нет,
Коли нет Любви следа?
Чтоб вкусить всю ярость рока –
Просто не люби Пророка.
CMLXXXII
И Хасáну-афандú
Мы опять спасибо скажем.
Есть Талхúс, тогда чертú,
Той чертой отрежу, враже.
Славословие Пророку
Открывает всем дорогу.
А кому не нужно то –
Рок включает решето.
И тогда уж – не надейся,
Там никто не проходил,
Кто Пророка не любил,
Хоть в нейтрино здесь разбейся.
Без сомнения права
Третья книги той Глава.

Любовь к Пророку и польза Салауáта

Обсуждение закрыто.