Шафагъат – заступничество Пророка

MCII
И сказал Аллах в Коране
О преимуществах одних
Над другими, мусульмане,
У Пророков у Своих.
Что возвысил – выделяя
Он одних, не разделяя.
Та Глава Исрá зовётся.
И Аят такой найдётся –
Номер Пятьдесят плюс Пять.
И добавил Он Даýда
И Забýр его, как чудо,
Что Псалтырь привычно звать.
И Дауд-Давид при деле
Неспроста, ведь так хотели.
MCIII
Ясен был Забýра глас –
Что Печатью у Пророков
Стал Мухáммад. Краток сказ.
И хватило бы уроков.
И его народ – особый,
Разбивая все оковы.
Наш Пророк – превыше всех.
В этом Псалтыря успех
И секрет упоминанья.
Во-вторых, твердил еврей –
Есть Пророк лишь Моисей,
Хитрый план его лишь «знанья».
То Аллах разоблачил,
Здесь Давида поместил.
MCIV
После Тóры – Книги нету
Всё твердил еврей опять,
Обойди хоть всю планету.
Тем Аятом объяснять
Очень просто на поверку –
Есть Псалтырь, прошедши сверку,
Есть Дауд и есть Забур.
Поутихнет балагур,
Что преследует те цели,
Что ему удобны очень,
Заявляя между прочим,
Что услышать все хотели.
Все – подобные ему.
Здесь оставлю ту страну.
MCV
Йýшагъ – Иисус Навин,
С Моисеем что ходил.
И Хизкúл, поговорим –
Все Пророки, их любил
Сам Аллах и посылал,
Людям через них желал
Лишь добра и процветанья –
Не видать, увы, признанья
Хитрых сердцем и душой,
Мышек сырно-ненасытных,
Что в намёках полускрытых –
За неверия стеной.
Кто Пророков не признал –
Тот неверным Богу стал.
MCVI
Коли мы всё это знаем –
Значит, знает иудей.
Двадцать семь ещё признаем
Лет из долгих дней, ночей –
Правил Юшагъ вслед Мусы.
Вот что Знания Весы.
После Моисея третий
Был Хизкил на белом свете.
Предводитель же Пророков –
Наш Расýл, что Мухаммáд,
Он для ангелов – Ахмáд.
Для неверия зароков
Много было в этом мире
Для ума, заплыл что в жире.
MCVII
И в Раю рядов сто двадцать,
Восемьдесят – наш народ.
Коли нелегко признаться –
Пусть Газель в Аўтáд прочтёт.
Наш Пророк – Хабúбу Ллах,
Любит Бог его в мирах.
Хоть он этим не гордится –
В Судный День всем пригодится.
И Лиуá уль-Хáмд – его.
Знамя Дня Суда над нами,
Коль народ ему мы с Вами,
И не более того.
Первым в Рай войдёт и с ним –
Бедный мухаджúр один.
MCVIII
Так избрал. И хочет Бог.
И перечить там не в силах –
Пусть на шлеме силы рог,
Все давно они в могилах.
Лучший он среди людей
И Пророков. Не жалей
Слов хвалы, его признанья,
Бога – вечнодарованья.
И Асхаб тот – выше всех,
Лишь Пророки превосходят,
Генералами уходят
Без полковничьих утех.
Да про то уж говорили
И Аўтáдами пилили.
MCIX
Из сподвижников – Четыре:
Абу Бакр и Умар,
И Усман, Али – как гири,
Не удержат тот удар
Все столпы из мрака мира.
Не помогут майна-вира.
Приказал нам – их держаться,
В них – он будет отражаться.
Юсуф Набахáни Шейх
Те хадисы все собрал,
Где Пророка восхвалял
Сам Аллах – оттуда шлейф.
Нету воли у Пророка –
Воля Бога. Божье око.
MCX
Не себя чтобы хвалить –
А нельзя оставить в тайне.
Хочет Бог – тому и быть,
Он – рассказчик Первый, Крайний.
Почитать Пророка надо –
Всей религии награда,
Самый важный ритуал,
Что Аллах для нас послал.
Если мы – его община.
Говорил хадис Али –
Шафагъатом отмели
В День Суда таких. Картина
Для таких, кто криком здесь
Изошёлся в пене весь.
MCXI
Но – не все они такие,
Верующих много тут,
Что – не эти. А другие.
И Пророка любят, чтут.
Заступаться станет первым –
Лицемеру то на нервы
Голод, жажда и жара –
Судный День начать пора.
Люди все к нему приходят –
Ведь его Аллах так любит,
И с Пророками те люди –
Милость Бога в нём находят.
Триста лет прождали так
Есть хадис, я слышал как.
MCXII
И Пророк попросит Бога,
Чтоб начался Судный День.
И ещё одна дорога.
От Пророка будет тень –
Чтобы Суд тот был нестрогий.
Широтой души широкий
Наш Расул ко всем твореньям,
Милость – всем. Без исключенья.
Нечего нам бегать там,
Надо ждать – есть Шафагъат.
Коль ему община, брат.
Или – в Ад, ко всем чертям.
Кто Пророка не любил –
План второй себе чертил.

Первая Глава Корана – Сурат уль-Фатиха (Алхам)

Обсуждение закрыто.