Шестой Десяток…

MCDLXXXIX
И Шестой Десяток строчек
Открывает эту дверь.
Видно, эра одиночек
Надвигается теперь.
Пять десятков тысяч. Много?
Мне пора уже в дорогу.
Строки делом посчитать,
Чтоб поставить ту печать,
Что Пророку вся по нраву,
Только этой целью жив,
Ей одной и победив,
Выбрал я Бетуль. Дубраву
Точкой в деле отделил,
Боже дал – и победил…
MCDXC
Надо мне остановиться,
Чтоб немножко отдохнуть
И Источника напиться,
В Зеркало опять взглянуть…
И гроссмейстером назвать?
Пять десятков тысяч. Рать?
Мне неведома та Сила,
Что от Бога приходила.
Горизонтами живу
И о Сóде всё мечтаю,
Всё вокруг него летаю,
Ожидая рандеву.
Сод же – птица непростая.
И Алмазом, пусть у Края.
MCDXCI
Морем в Океан залиться,
Дарданеллы перекрыть.
Розой белою забыться,
Мэгги, что моя, любить.
Много ли для Счастья надо?
Грозди хватит винограда –
И ещё Бокал Любви,
Годы чтоб забыть свои.
Сóдом дело прирастало,
В ожидании его,
С Фúкхом более того,
Неба мыслью достигало.
Мир получит Ас-Сафú,
Счастлив кто – своё лови.
MCDXCII
В нарушение системы
И онегинской строки,
Изоляцией богемы,
Что каналами реки.
Бог – достаточен. И точка.
От Него приходит строчка.
Удивительный рассказ,
Пусть Япония. Кавказ.
Делом движем к Фúкху стройно,
Перевалочный он пункт
И для Сóда мягкий грунт,
Да и выглядит достойно.
Всё от Бога в мире этом,
Что забыто белым светом.
MCDXCIII
Мы – напомним. Без стеснений.
И без лишних церемоний.
Уважаем чуждость мнений
В атеизма век агоний.
Раньше тоже так пошло –
Солнце, всё-таки, взошло.
И уже навряд ли сядет,
И на Небе при параде.
Слава Богу. А без света
В темноте нам не прожить,
Сильный будет там скулить,
Проходили в жизни это.
Солнце – Неба жемчуг страстный,
Для плохого лишь опасный.
MCDXCIV
И плохих я навидался,
В ту эпоху дверь закрыл.
И разгоном разгонялся,
Части света все забыл.
Как же быть без Географий
В мире ложных эпитафий?
Праведность брильянтом бьёт,
Различит её народ.
Кто с умом и жил во здравье.
И своё, и окруженья,
Благородностью почтенья
В нрав один, не многонравье.
Бегемот-жирафо-слон, –
Непонятно, кто же он?
MCDXCV
Дипломатия по месту
И для логики важна.
Умыканием невесту
Для романтики сполна
Чашу саг средневековья,
Не из барского сословья,
Я, пожалуй, здесь отвергну.
Мне – берёза. Песню вербну
Для другого я оставлю,
С белым чёрное возьму
Облегченьем моему
Естеству, Аллаха славлю.
Что дела мне упростил
Потому как Щедрым был…
MCDXCVI
И Москву не сразу строят,
Все дороги в Рим ведут,
Нервы, может, успокоят –
Здесь чего-нибудь найдут.
Три там тысячи сто шесть
Из каратов в мире есть.
Что алмаз, размером с мыло –
Ювелирка заценила
И на мусорку отправит,
Не поверив, что алмаз.
Проходил один как раз –
Подобрал и всё исправит.
Камень позже распилили,
Меж коронами делили.
MCDXCVII
Видели – да не признали.
Слишком он велик. Не может.
Усомниться в себе дали,
Кто теперь таким поможет?
Кто почтил – себе на славу,
Благородному по нраву.
Остального же – не звал,
Не склонял и не спрягал.
Жил попроще, как умею,
На Великого равнялся,
Им одним не распластался,
Хоть и мнение имею –
Всех суждений избегая,
Окончаньем начиная.
MCDXCVIII
Пользу же кровопусканья
Признаёт сейчас наука.
Хоть и сказано заранье,
Для неверующих – мука.
Нет сомнений. Только дело.
Из Китая нам помело
В рацион уже прислал,
Рúзкъом щедро наделял
Всё из ничего Создавший.
Такова вокруг картина,
Бытия мирского тина.
Кто не верит – пострадавший.
Коль иллюзией живёт –
Что же Осенью пожнёт?
MCDXCIX
И в жнецах нет недостатка.
Сеять вот никто не хочет.
Общего же нет – раскладка,
Каждый лишь своё схлопочет.
Есть, конечно, Шафагъат,
Милость Бога, баракат.
Есть. А вдруг – и не получишь,
Сеялкой себе наскучишь.
Я скучал и сеял мало.
Важно – полностью собрать,
Намереньем достигать,
Для того поднял забрало
Бог из жалости ко мне,
Дав в прислужники Весне…
MD
Всё забылось, разлетелось.
Ожиданием восхода.
Получалось – как хотелось,
Хоть из этого похода
Вышел как живым – не знаю.
Веру в Бога обретаю
Как её определил
Сам Пророк, пусть мир забыл.
Не словами и не делом –
Состоянием сердец
Движет дело, наконец,
Не доской, что в школе, с мелом.
Зал для лекций снова пуст.
Ложе там сломал Прокруст.
MDI
Битва с миром затянулась,
Как того и ожидал.
Чем Дунья так приглянулась?
Раз промазавши, попал.
Первый выстрел неумело
Разрешил тугое дело.
Про второй сказать во тьме
Очень трудно даже мне.
Не скажу. И обойдётся
Наш завистник обмелевший,
Что от горя захмелевший,
И забыть уже придётся.
Фúкха слышу притяженье,
Нарастает враз волненье.
MDII
Нарастает и растёт.
Сóдом видим горизонты.
И авансы раздаёт,
Не нужны уже дисконты.
Слава Богу, опоздал.
И народ уже пропал,
Разошёлся по делам,
Нет препятствия и нам.
Слава Богу, получилось,
Хоть не знаю – что и как.
Прямо иль вперекосяк,
В общем-главном – отворилось.
Слава Богу. Отворил,
Выдал пару новых крыл.
MDIII
И движенье непрестанно,
Пусть томленья не видать.
Повторяя неустанно,
Что пора нам побеждать.
Испытания пора
Укатила со двора.
Передышкой или вечным
Ходом, что, порой, заречным
Дымом новости несёт,
Рано утром спозаранку,
Лишь доешь на завтрак манку –
Снова двинемся в поход.
Дальше – больше накалялось,
Своим ходом прояснялось.
MDIV
И задачи получаем
Пусть и маршалом пока.
Только мы всего не знаем,
Хоть хотим, наверняка.
Интерес борьбы стремлений,
Исполнения волнений.
И театр действий тут
Все войною назовут.
Сила – противостоянья.
«Эф» на «эф», плюс энтропия,
Позабыта ностальгия
Усиленьем обожанья.
Бог так, видимо, хотел.
Видимо, сказать успел.
MDV
Я ненужные слова
Позабыл, все стёрты файлы.
И летела всё молва,
Отвергая нета смайлы.
Как же в мир без «паутины»,
Соблюдением картины
Описанья бытия?
Приобщаюсь где-то я,
Сам того не замечая.
Спайдермена Мэри Джейн
Не отдаст металлом в Рейн,
Что ж, спасибо, дорогая.
Он аскетом жизнь прожил
И богатств не накопил.
MDVI
Достижением предела
Мы не станем заниматься.
И отправимся мы смело
В Путь нелёгкий, знаю, братцы.
И шагать-то нам придётся
И туда, где всходит Солнце,
И туда, куда заходит,
Между этим мир находит.
Мистики там нет. Лишь знанья,
Я далёк от оккультизма,
Рассмотреньем станет призма,
Раболепия лобзанья
Я старался избежать –
Надо чётко понимать.
MDVII
Впопыхах и не расслышав
Нам не стоит выходить.
Есть фундамент, стены, крыша –
Лишь собою надо быть.
Отыскать своё начало,
Чтобы то обозначало?
Пишут все и говорят,
Той находкой буду рад.
Не веками, в одночасье –
Ход непрост, витиеват,
Есть цугцванг, гарде и пат.
Ни к чему нам разногласье.
Всё попроще рассказать,
Понаглядней объяснять.
MDVIII
Понаглядней, попонятней…
Что за цель там донести?
В деле этом аккуратней
И не вёслами грести.
Где-то – шуткой или басней,
Иль страшилкой поужасней.
Есть две грани у меча,
Возгорит тогда свеча
Полным пламенем и сильным,
Не потухнет, не померкнет.
Глупый всё опять отвергнет
Отрицанием обильным.
Мира то устройство знаю,
Ничего не отвергаю.
MDIX
Африки для мира – мало?
Есть Евразия, конечно,
Континентом прибывало
Всё в отсчёте не беспечно.
Всё устроено со смыслом,
Вёдра будут с коромыслом.
У всего есть признак свой,
Чтобы легче под Луной
Жить и умирать пришлось,
Не печально и не страстно,
Где-то даже безучастно,
Воедино всё сошлось.
Сходится лишь наверху,
Коль отсеешь всю труху.
MDX
Продолжаться Битва будет
И не час, не век, не два.
Эго раствореньем студит
В сердце пиком Волшебства.
Без него – намного лучше,
Замечанье будет тут же.
Мало кто так в мире жил,
Мир Великих позабыл.
Кто – в миру. Но с Богом – помнят.
К ним стремятся и живут,
Указатель Бога тут,
И завет Его исполнят.
Чтобы к Богу нам дойти –
Указатель есть в Пути.
MDXI
Для того и создан был.
Нет ни чести, ни признанья.
Он в Аллахе всё забыл,
Ни его, ни мирозданья
Нет в помине, не бывало.
Как же их на свете мало…
Есть всегда и будут с нами,
Их почтим мы снова с Вами.
Образ. Чтобы всё понять,
Человек устроен так же,
И как есть уже скажем,
Проще нету чтоб понять –
Человеком был Пророк,
Облегчил всё этим Бог.
MDXII
Лишь себе подобный нужен –
Да, обычный копи-паст.
Ты увидел и сконфужен?
Только там и будет пласт.
Лишь закваской достигаешь
Ты айрана. Отрицаешь?
Мне-то что – в накладе ты
Той иллюзией мечты,
Что особенный ты очень,
В мире всё лишь под тебя,
Жаждут все тебя любя,
Чуть не «богом» между прочим.
В Ад короткою тропой
Ты дошёл такой норой.
MDXIII
Не норой – пускай игрою.
Мыши в норах тех живут.
И подобно сухостою
Сыром бредят, верно ждут.
И зверёк тот ненасытный
Оскорблением обидный?
Крыса мозг свой сохранила
Хоть в грязи живёт – вот Сила.
Мозг её не знает фальши,
Нет иллюзии разгона,
Мысли глупой та ворона
Не летит. Продолжим дальше.
То-то Сплинтер восхищал,
Хоть в мульте мутантом стал.
MDXIV
Стан за Станом разом строчим,
В даль Небесную идут.
Не толпой, не одиночным,
А своим порядком ждут.
Стать живая там и тело,
Но кому какое дело?
Бог, что хочет сотворит,
В мире этом утвердит.
Может быть, и в мире вечном,
Как нам знать – из праха мы.
Лишь Тауáдугъом сильны,
Намерéньем бесконечным.
Намеренья видит Бог,
Сладок яблочный пирог.
MDXV
Трудно мне не согласиться,
Хоть не писарь был от века,
Ароматом насладиться,
Вкусом Чудо-Человека.
Вера аромат привносит,
Яблоком сюда доносит.
Или грушей сочной тоже,
Забывать её негоже.
Всё – одно. Иллюзий нет.
Долго то не понимал
И впотьмах уж наблуждал.
Там в один конец билет.
И теперь лечу по свету,
Созерцая всю планету.
MDXVI
И легко. Лететь легко,
Лёгкость будет в основаньи,
Радостно и высоко,
Растворился весь в признаньи.
И язык не всяк поймёт,
Сказано ведь наперёд.
Да не страшно, утрясётся,
Что загадано – вернётся.
Радостный сей час настал,
Что в канун у Нова Года,
Улыбается природа –
День чудесный Боже дал.
Слава Богу в вечном вдохе –
Выдохе, пускай мы плохи.
MDXVII
Наваждением от мира
Долго эго грело нас.
Ноль по Кельвину – так лира
Подала свой трубный глас.
Позже хоть и отогрели,
Трансформации – успели.
Всё успели и подряд,
Закатился лживый ряд.
И о чём же тут сказать?
Ведь молчаньем не придётся
Отыграть восходы Солнца,
Чтоб закат не ожидать.
Тем не менее – спасибо,
Кто читает терпеливо.
MDXVIII
Всё пробудится внутри,
Сладко будет пробужденье.
Сердцем в Бога посмотри –
Измени мировоззренье.
И увидишь хоть в Раю –
Начинай ту песнь свою.
Ноты первые, аккорды –
Ос и вест, а с ними норды.
Продолжай и Бог с тобой,
Он в Коране говорит,
Многими Аят забыт.
К сожалению – и мной.
Ас-Сафú ключом здесь станет
И искавших не обманет.
MDXIX
Повод. Достиженья средство,
И не более того.
И с Поэзией соседство
Нужно более всего.
С этой целью стройно влиться,
С опозданием забыться.
Лучше так – чем никогда,
И грехами иногда
Больше люди достигали,
Осознав свою никчёмность,
В мире Духа знав бездомность,
Всё – печаль. Опустошали…
И никчёмностью добили,
Так Аллаха полюбили…
MDXX
Строй Поэзии удачен.
Богом создан с этой целью?
Панегирик озадачен,
Яблоко не путай с елью.
И в ноутбук чтоб поиграть
Можно игры закачать.
Можно – делом посерьёзней,
И намного. Мимо козней.
Есть топор, чтобы рубить
Детям из лесу дрова
В ночь морозную – права
Та судьба, тому и быть.
Знай, что Боевой Топор
Этому был рад. И скор…
MDXXI
Тишиною упоенье…
Грохот с гулом позади.
Старым в умиротворенье
Путь открылся впереди.
И его почти не ждал,
И забыл, что и искал.
Бог же – помнит, Милосерд,
Средь враждебных Духу сред.
Лишь Терпения набраться…
Где же взять его – в молитве?
В бесконечной эго-битве?
Или – от Него дождаться?
Этого, увы, не знаю.
В нетерпеньи умираю.
MDXXII
И Аллах меня простит.
Может быть. И вся надежда
Со слезой туда летит,
Не ценил чего невежда.
Мы как надо не ценили,
Кое-как, но – дорожили.
Пусть в дешёвеньких словах,
Ритмах речи впопыхах.
И исправить намеренье
Может только в мире Бог,
Он пускает на Порог,
Где-то – предопределенье.
После Сущностной Любви
Чистотою оживи.
MDXXIII
Плод у Дерева Любви,
Древа мы того не знаем.
И намеренья мои –
Чистыми не быть. Признаем.
Нету Древа – нет Плода.
И в реке опять вода…
Нет иного там порядка,
Где Фанá-Бакъá – зарядка.
Чтобы Человеком стать…
Сколько ж так людьми уж стали?
Остальной народ в печали,
И не станут горевать.
Мёртвый духом не горюет –
Лужу новую штурмует.
MDXXIV
Дураками нас считать
Осень даже продолжает.
Злато мира всё стяжать
В воды Рейна предлагает.
Злато асов там утопло,
Потушив несчастий сопло.
Снова вытащат – утопят,
И себя вовек изводят.
Выбор – их. И жизнь – у них.
Нам бы краем да в обмолвку,
Не нарушу я помолвку,
Хоть никяхом был наш стих.
Всё у мира в расписаньи,
Настоялся в ожиданьи.
MDXXV
Настоялся и пропёкся,
Хоть того не ожидал.
Пусть исчез, но, знай – не спёкся,
Начинается финал.
И нисколько не жалею,
Взял свою я Панацею.
Хоть не нужен приз – возьму,
Узел развяжу в тесьму.
Цель – всё та же. Прояснилась.
Спал и слеп, и глух я был,
Целью нужной воспарил,
А ненужная – забылась.
Слава Богу, мой черёд
Наступил под Новый Год.
MDXXVI
Неохота или надо
Не играет роли здесь.
Получил уже со склада
И светящийся стал весь.
Между шуток, между прочим
К праздника столу попросим.
Год семнадцатый идёт,
Счастье вечное несёт.
Новым – старое бывает,
Новый дождь иль старый дождь,
Или старым будет вождь?
Старым в новое кромсает.
Не кромсает, а приносит
И с почтеньем помощь просит.
MDXXVII
Уважения достойно.
Даже нечего сказать.
Чтоб спалось теперь спокойно
Надо Фикх уж начинать.
И недолго нам осталось,
Даст Аллах, микрона малость.
И дождались и уж ждём,
Бог всё дал Своим Путём…
Будет – целесообразно,
Словно больно с закавыкой,
Сахар, поданный с клубникой,
Сердцем чисто – строчкой грязно?
Строчка чистая у нас,
А про сердце тяжек сказ.
MDXXVIII
Слава Богу. Опускаю,
Ведь не тема разговора.
И в печаль не погружаю
Эга затхлого позора.
Что уж есть — так то и есть.
Как привстать, ещё унесть?
И не знаю, промолчу,
И в Милан уж заскочу.
Воздух свежий Италийский,
Хоть не знал belfarniente,
Вплоть до этого момента,
Я почту уклад неблизкий.
Бога чтобы созерцать,
Можно паузу в деле взять.
MDXXIX
Только паузу. И работа,
Без неё зачахну я,
Но тащить и бегемота
Из болот, скажу, друзья, –
Что-то я не расположен,
Постарел и неотложен.
Распорядок дня другой,
Замечательный такой.
Время Prime не назначая,
Всё как есть и как придётся,
Правдой своего добьётся
Кто б ни шёл. Стезя такая.
Слава Богу, было так,
Где алтын – а где пятак.
MDXXX
Нету в деле замечаний,
Хоть и речь моя проста.
Нет ненужных пререканий
У сожжённого моста.
В сердце лишь его сжигаю,
Что на карте – оставляю.
Много пользы принесёт,
Милостив Аллах, везёт…
Непрестанно. Неустанно.
Смена климата опять
Нам поможет вдохом взять,
Как Италия желанна…
В мире много мест желанных,
В пояснениях пространных.
MDXXXI
Поясненья – опущу.
Умный – знаком понимает,
Потому и не грущу,
Мэгги рядом и сверкает.
Продолжением в Пути –
Стих свободный, чтоб найти
В мире этом середину,
Прояснить опять картину.
Троя там была когда-то.
Снорри в книге так писал
Или кто-то посчитал,
Вновь измерить это надо.
Слабым был для геометрий
Почитанием симметрий.
MDXXXII
Минотавр есть в душе,
Философский камень ищут.
Не на Крите, где клише,
Как в Истории запишут.
Чудо чудо-оживленья –
Гвоздь программы, выступленья.
И Исá сам оживлял,
Как про то уже сказал.
С разрешенья Бога, ясно.
Наш Пророк – целúл народы
Оживлением свободы,
Что другому неподвластно.
Он – особый средь людей,
Всех Пророков корифей.
MDXXXIII
Очевидца же событий
Тех, что выше, умолчал.
И непризнанных открытий
Тихо-мирно избежал.
Рассказать и раскачать,
Ни к чему уж различать.
Различеньем убеждений
Ради глупых столкновений –
Воз и ныне там, поверь.
Лебедь, рак и где-то щука –
Та проверена наука.
И туда закрыта дверь
Повелением Аллаха,
И ожила снова птаха.
MDXXXIV
И тюльпаном называли
Тот красивейший бутон.
Хоть его и не видали
Все таким каким есть он.
Что увидели – воспели,
И Шираз забуду еле.
Тем не менее – забыл,
Ведь Хафúза в нём ценил
Сладкогласого певца…
Вещь – осталась. Наполненье
Выполнит предназначенье
И у Божьего Крыльца.
Всё ждала и дожидалась –
Меньше капельки осталось.
MDXXXV
Нет обиды и претензий.
Или где-то есть они.
Не коллоидом суспензий,
Пролетели эти дни.
Печью доменной и плавкой,
Не торговой, в общем, лавкой.
Хоть торговлю почитаю
И купцов благословляю.
Что – порядочных купцов.
Праведными жизнь прожили,
Уваженье заслужили.
Не скупцов и подлецов.
Про таких здесь речи нету,
Ты в Газель подкинь монету.
MDXXXVI
То, что выпадет – прочти.
Может, и ответ придёт.
Чудо Бога то, учти.
Сам Хафúз урок даёт.
И газели почитая,
И ответы получая,
Я в десятку попадал,
Кто не верил – маху дал.
Ты, аскет благочестивый…
Как прелестен перевод,
Будто на фарси поёт,
И пускай я нерадивый,
Буду скромен, чтоб со страху
Не пожаловались Шаху…
MDXXXVII
И сердца, что из гранита,
Мне неведомы уже.
И бессильны те ланиты
Мне Судьбой на Вираже.
Пропустил. И не заметил.
Вдоволь наигрались дети.
Я же – стар. И розой белой
Завершилось это дело.
Мэгги вновь всё поняла.
Ум её благословенный,
Богом свыше дар бесценный,
Мудрость тоже там взяла.
Слава Богу, победил,
Хоть Побед не заслужил.
MDXXXVIII
Новый год. Летят петарды
И салюты в неба ночь.
И минуты, как гепарды,
В год семнадцатый помочь.
И до Фúкха остаётся
Нам немного и придётся
Поднапрячься, подналечь –
Некогда себя беречь.
Был слегка я утомлённым,
Всё хотел перенести,
В одиночку же грести
Сединою убелённым,
Сам Аллах жалел – помог,
Будет яблочный пирог…
MDXXXIX
Добежать, добраться надо.
Хотел не бегал с детства я,
Мармеладо-шоколада
Вновь попробовать, друзья.
Бог нас снова угостил,
Потому как не забыл
Он рабов, пусть неказистых,
Непокорных, голосистых.
Он жалеет непутёвых,
Щедр и Милостив Аллах,
Что Велик во всех мирах,
Нас простых, глупоголовых.
Бог не судит слишком строго,
Нет Суда для них у Бога.
MDXL
И убогостью своей
Мы так много достигли,
Обогнали королей,
Все завистники поникли.
И Аллах щедрот Своих
Не жалел нам никаких.
И сказать о них мы можем,
Книгой этой Станы сложим.
И салют всё не кончался,
Новогоднего костра
Так заждалась детвора,
Новый год так начинался.
Год Семнадцатый от века
Двадцать Первого. Игрéка.
MDXLI
Если «икс» я позабыл,
«Игрек» спутал удареньем –
Знать, себе вновь верным был,
Почитаемый забвеньем.
Лишь у Бога нет забвенья
Обрести благословенья.
И хватило. Дальше нас
Не увидит слежки ас.
Не увидит и забыл.
Да и мы не появлялись
И нигде не отмечались,
Сам за этим проследил.
Интересней стало жить,
Нет там ничего следить.
MDXLII
Наследить там тоже нечем.
След в Истории большой
Там был тоже не замечен,
Коль историк с головой.
И таких я тоже видел,
На такого не в обиде.
Летописцы в деле есть,
Им оказана вся честь.
Если дело своё знали
И не лгали, не грешили
Против Правды, просто жили,
Стороною у медали,
Коих в деле две опять,
Да не будем уж считать.
MDXLIII
И салюты стихли вовсе,
Настрелял своё народ.
Будто некий некто Росси
Нам в Ла-Скала подпоёт.
Людям хочется веселья,
Мне же – дома, новоселья.
Все такси и рестораны,
Мир гостиниц, автобаны –
Утомили так меня.
Видно, очень я старался,
Ел и пил, не умывался
До назначенного дня.
День пришёл без назначенья
Радостью, без приглашенья.
MDXLIV
И теперь поспать немного
Перед новою звездой
Позволяет нам дорога,
Хоть на вид совсем простой
Был этап из жизни нашей, –
Наварил Топор той кашей.
Впрочем, Повар там не я,
Кулинария моя
Далека от совершенства,
Я на кухню не ходок,
Лишь, порою, как едок.
Ароматами блаженства
Весь Восток пронизан был, –
Так Дамаск я посетил.
MDXLV
Шам. Пророка той молитвой
Трижды был благословлён,
Устоять ему пред Битвой,
Ведь Махдú уже рождён.
Ждём Исý мы с Неба тоже,
В деле он ему поможет.
Святость общая и наша,
Где Махдú сварилась каша.
Ждёт их мир. И я заждался,
Меньше сорока – немало
Лет проспит моё забрало,
Нелегко да и признался.
Если их увидеть Боже
Мне позволит… Лезь из кожи…

1 200 остаётся…

Обсуждение закрыто.