1 248-й Год Хиджры

Второе сражение за крепость Агач

V ̅ MMMLV / 8 055
Был пока он в Гудермесе –
Русские Агач берут,
Не одни они в замесе –
Жители равнины тут,
Что в бою им помогали,
С неприятелем шагали.
В крепости – Шамиль, Хамзат,
С Игали Саид, мой брат.
Бой и вылазки там были,
Неприятель чтобы знал
И вольготно не шагал,
Многих в том бою убили.
Но отступим в этот раз,
От Аллаха нам приказ…
V ̅ MMMLVI / 8 056
То есть – всё там затруднилось,
Жмут теперь со всех сторон,
Битвой яростной раскрылось,
Враг оружием силён.
Значит – будем мы сражаться,
Вслед Имаму снаряжаться…
Верные опять остались –
Остальные разбежались.
Ничего, обычен сказ,
Тем ничуть не удивили,
И похуже в мире были,
Всё там будет в самый раз.
Жизнь в миру, одно – уйдёт…
Да забыл про то народ…

3-й день месяца Джумада-ль-ухра – мученическая гибель Имама Гъази-Мухаммада

V ̅ MMMLVII / 8 057
В Ирганае – не успели
Ту преграду возвести,
Тем в Гимри и полетели –
Смерть Имаму обрести.
Русский был там не один –
Усманлу, каджар был с ним,
Из Кайтага был Джамав,
[Сына хана был там нрав],
Из Чиркея есть Джамал,
[Что наибом позже был,
Позже снова изменил –
К русским снова убежал],
Араканский был Саид –
Рядом с русскими стоит.
V ̅ MMMLVIII / 8 058
Сон Имама* в ночь ту – сбылся*… В понедельник битва будет, Дела ход определился, Вряд ли кто его забудет… Меньше двух десятков там – Что противостоят врагам… Розен лично приступ вёл, Русской что войны орёл. Что ж, неверные столпились – Башню эту окружили, Всё штыками обложили, Пред Имамом расступились – В Рай к Аллаху он пойдёт, Жизни главный здесь поход
V ̅ MMMLIX / 8 059
Взяли на штыки Имама –
Так земли и не коснулся,
Выбрал путь земной он прямо –
Мир надлунный содрогнулся.
Соколом в гусей летел* –
В Рай к Аллаху он успел…
Такова уж жизнь Великих,
В Боге Светом солнцеликих…
Что ещё нам здесь сказать
В честь Имама, что Велик,
Перед Богом солнцелик,
Чтоб читателю узнать?
Всё не скажешь, только крохи,
Блеск и мощь былой эпохи…

Хасияты шейха Гъази-Мухаммада

V ̅ MMMLX / 8 060
Он – великий был святой,
Кáшфом сильным обладал,
Перед Богом был герой
Битвы с нафсом – побеждал…
Знал – что скоро он уйдёт,
Говорил про то народ.
Предсказания – все сбылись,
Что Имамом говорились…
Шамилю он вслед смотрел
Как-то раз, был очевидец,
Что Имам тот был провидец,
Мыслью время рассмотрел –
«Если б знал каким ты будешь –
Был каким?..» То не забудешь…
V ̅ MMMLXI / 8 061
Мощь Аллаха разглядел,
Шамиля что ожидала…
Зрителей, пусть, зал редел,
Всё ж – останется немало…
Видел два бревна во сне,
Что плывут на стороне.
Первым был бревном Имам –
Шейх Гъази-Мухаммад сам.
А вторым – Шамиль тут стался.
Речка – унесла бревно,
Первым было здесь оно.
Со вторым же берег знался –
Там бревно вдруг в кипарис
Превратилось, вот сюрприз…
V ̅ MMMLXII / 8 062
Символ благородства… Что же,
Кто бы в этом сомневался,
На Имама всё похоже,
Шамилём что в мире звался.
Голос там во сне сказал,
Чтоб народ земли узнал:
«Польза Шамиля – [предвечна],
Людям будет бесконечна…»
Четверть Века правил тут…
Этим польза начиналась,
Смыслом Первым укреплялась,
И Второго Смысла жгут
Проявляется отборной
Всех святых в краю той сборной…
V ̅ MMMLXIII / 8 063
В Дагестане до сих пор
Так религия сильна,
С Богом вечен уговор,
В вере та живёт страна
Среди гор страны Кавказской,
Не ушла хотя от царской
Власти – да Ислам блюдёт,
За Пророком всё идёт…
Сейфулла-Къади сказал
Те слова, знать, посему… Водоёму моему По душе такой причал: «Коль не эти Два Имама…» Дагестан свернул? Нет – прямо… V ̅ MMMLXIV / 8 064 Сон там видел человек, Что в Медине, знай, молился, Помнит вести эти век, Златом сильный хоть забылся. Мустафу во сне видал, Раньше что один стоял – А теперь стоит другой Там ещё один такой Человек – Гъазú-Мухáммад, Ведь второго так зовут…
Что ещё доскажешь тут?
Содрогнётся даже Джáннат,
Раем что всегда наш был,
Лингвой сильный не забыл.
V ̅ MMMLXV / 8 065
Внешность точно описал,
Свойства все – во сне что были.
В Дагестан письмо прислал,
Чтобы люди разъяснили –
Тот ли самый шейх-гъазú,
Знающего ты спроси.
Хаджияв из Ороты –
Первым в списке будешь ты…
Лет Двенадцать знал его,
Со времён учёбы самой,
Развернулось дело драмой,
Даже более того –
Описанье всё совпало,
Лицемеров убивало…
V ̅ MMMLXVI / 8 066
Хоть бы дрогнул там один…
От Пророка дрогнул, что ли,
Что вселенной господин,
Лицемер тогда на воле?
Нет – всё Ада ожидали,
Там усилят им печали
В бесконечные дела,
Коль дорожка их свела.
Потому святой обычен,
Ничего не удручает –
Ясно дело понимает,
Мира ход ему привычен.
Выбор у людей ведь есть –
Униженье или честь…
V ̅ MMMLXVII / 8 067
Гъáриф, шейх Ярагский здесь,
Тоже дело проясняет,
И получим эту весть,
Что не всякий в мире знает –
Так освоил он Коран,
(Воин, Первый наш Имам),
Что находит он решенье,
Пусть, любое направленье.
В тайны мира он проник –
Только Гъарш и Курс остались,
На него не обижались,
До того Имам Велик…
Шейх Мухаммад Яраги
Раздаёт всем пироги…
V ̅ MMMLXVIII / 8 068
Будущее видит он,
Все события у мира,
До того Имам силён,
Захлебнётся счастьем лира…
Бог Щедроты раздавал –
Дагестан не забывал…
Щедрой мерою сполна
Дагестанская страна
Эту долю получила –
Шейх Гъази-Мухаммад, с ним
Был Шамиль, Хамзат Вторым.
Трёх Имамов не забыла…
Потому цветёт Ислам –
Руку приложил Имам…
V ̅ MMMLXIX / 8 069
Караматы перечислить
Мы не сможем в деле все*,
Лицемерам с горя выпить,
Легче чтоб косить косе,
Коль Исá придёт с Небес –
Вот тогда поплачет бес,
Человек пускай, пусть джинн,
Женский пол иль средь мужчин.
Шейх Гъази-Мухаммад в Рай
К Богу, наконец, явился,
План Аллаха воплотился,
А земная жизнь – прощай…
Вечный мир один всегда –
В Мир оттуда лишь вода…
V ̅ MMMLXX / 8 070
В отвлечение от темы –
Стиха строй стал понимать
Десятиною проблемы
Или менее, в печать…
Тысяч Сто из строк сложили –
Понемногу прояснили,
Мельком что-то в Стан попал,
Хоть того не ожидал.
Есть у строя свой порядок,
Назначение и цель,
Кружит потому метель
Среди райский буйных грядок.
Богу дело всё оставь:
Что приходит – то не правь…

Героическое спасение Шамиля в той битве

V ̅ MMMLXXI / 8 071
Шамиля же – Бог хранил…
Чтобы – миссию исполнил.
Помнит, Боже, не забыл,
И рассказ о нём заполнил
Фолианты у историй
Без ненужных аллегорий…
Сколько тот рассказ читал
Или от кого слыхал –
Дрожь берёт и нет сомнений:
До чего Имам Велик,
До чего глубок арык,
Что – от Бога для волнений…
Чтоб – волна волну рождала,
Свой Исток не забывала…
V ̅ MMMLXXII / 8 072
«Очередь* теперь – моя…»
Шейх Шамиль так говорит,
Вслед Имаму в смерть идя,
Только Бог его хранит…
Первого убил солдата,
Вслед второго, так, ребята.
Третий – штык в него вонзил,
Там же третьего убил:
Чтоб убить – вонзает глубже
Этот штык, врага достать,
Такова Хункáра стать,
Третьего убил он тут же.
Люди стали разбегаться,
Чтоб со Смертью не встречаться…
V ̅ MMMLXXIII / 8 073
С места прыгнул так Имам –
Что враги вокруг столпились
И не верят даже нам,
Метром мерить умудрились.
Враг был занят там пока –
Избежал Шамиль штыка,
Перепрыгнув убежал,
От ранений хоть стонал:
Сорок Пять Ранений было
На Имаме, чтоб считать,
Силу духа осознать,
Как Великих тех носило
По земле, что под луной,
Где и мы прошли с тобой…
V ̅ MMMLXXIV / 8 074
Спасся также муэдзин,
За Имамом вслед бежит,
Звали парня Ибрахим,
Он «Аллах! Аллах!» кричит…
Саблю силы нет держать,
Ран глубокая печать,
Был силён хоть духом, телом,
Воином прослыл умелым…
Пули русские свистят
Вслед храбрейшим беглецам,
Бог хранил тебя, Имам…
Пули Волю Бога чтят,
Ничего в них не попало,
Сердце русских трепетало…
V ̅ MMMLXXV / 8 075
А вдвоём – есть шанс уйти,
В одиночку нету силы,
Бога таковы пути,
Не настал коль час могилы.
Всюду враг их окружал,
Хоть из ружей не попал,
Но преследовать – не станет,
Бог неверных там обманет.
Саблю Ибрахим несёт,
За скалой Имам ложится,
Смерть вокруг него кружится,
Бог Веленья не даёт.
Хочет спутник чтоб ушёл
Сам Имам, так предпочёл.
V ̅ MMMLXXVI / 8 076
Ибрахим остался с ним,
Чтоб вдвоём им умереть.
О другом поговорим –
Время есть, чтобы лететь –
Время было там молитвы,
Вслед кровопролитной битвы,
Чуть её не упустили,
Оба праведными были.
Рекягъáта два Имам
Только смог и отмолиться,
Чтобы кровью разразиться,
Но, хвалою Небесам,
Вслед того вдруг полегчало,
Помощь Бога прибывала…
V ̅ MMMLXXVII / 8 077
Ночь холодную вдвоём
На вершине той горы…
Будь я трижды водоём,
В продолжение Игры…
Всё в крови Имама будет,
Страшным холодом остудит…
Жар от раны той пошёл,
Тем Имам покой обрёл.
Кровь там тоже выходила –
Облегченье то давало,
Бога милостей немало
Свидит Бога в мире Сила…
До Унцукуля дойдут,
Там врача ему найдут…
V ̅ MMMLXXVIII / 8 078
Двадцать дней его лечили…
Доктор пластырь наложил,
Тело воском всё залили,
В общем, друже, услужил.
До последних дней Шагъбана
Тяготила боль Имама…
Хоть с трудом – пришёл в себя,
Те мученья Бог любя
Самым верным посылает,
Потому они довольны,
Духом в Вечности привольны,
А иначе – не бывает…
Оклемался сокол тот –
К шейху* сразу он пойдёт…

В начале месяца Рамадан Шамиль отправляется в селение Гимри

V ̅ MMMLXXIX / 8 079
Наставленье сделал людям –
Жалобу судье подали, Это тоже не забудем, Как нам в книге разъясняли. Тот прикажет – плетью бить, Только кадию судить, Дескать, можно. Скоро это Дело станет ясно свету… Кровь из раны уж течёт – Ведь Имам им подчинился И под плеть уж примостился, Шариат чтоб чтил народ. В пятницу же – разъяснит, Чтобы знал младой пиит… V ̅ MMMLXXX / 8 080 Пред людьми он речь сказал, Чтобы в пятницу все знали, Кадий дело разрешал, Книги так нам рассказали. Вот тогда он разъяснил – Разрешенья не спросил, Чтобы зло остановить И без кадия судить Потому, что можно это… И добавил от себя, Чтобы знала вся земля От Кавказа и по свету: «Что мы делаем – Ислам», Так ответил всем Имам… V ̅ MMMLXXXI / 8 081 «И Ислам наш – не умрёт, Хоть имамы умирают: Даже сам Пророк уйдёт, Первого Имама знают, И Халифы умирали, Праведностью что сминали, Но – Аллах победу дал Тем, кто Веру защищал И Религию Аллаха… И, клянусь, Аллах Велик, [Здесь Хункáра слышен рык… Что неверью вместо страха…]: Дело это мне лишь в честь До тех пор – где смерти весть. V ̅ MMMLXXXII / 8 082 Вечной жизни кто хотел – Пусть поможет Шариату, Кто ж с войною к нам летел – Ожидает пусть расплату И готовится к войне…» Всё в Имама стороне Пред Аллахом и мирами, Скоро то узнаем с Вами. Тем – муриды потянулись… Лицемеры же – «утухли», Лица их от слёз распухли, С верой снова разминулись. Что ж, есть выбор для людей – Делай уж его скорей… V ̅ MMMLXXXIII / 8 083 В Унцукýль Имам пойдёт. Удареньями играя Снова мы, в который год, Дело рифмы облегчая – И с арабами так было, В Дагестане вновь фартило. Друже наш, не обессудь, Поразумнее чуть будь. Ведь поэзия – не проза, Нет там точки с запятой Беллетристики строкой, Потому так славна Роза, Что стихами прославлялась И Поэзией прозвалась… V ̅ MMMLXXXIV / 8 084 Там сейчас семья Имама, С ней провёл он Рамадан, Месяц счастий Каравана, Потому Аллахом дан. На Гъаúд – в Гимри пришёл.
Вновь я в лирику ушёл –
Если слово непонятно,
Что не очень-то приятно,
Звёздочки коль не видать –
Значит, Указатель нужен,
Статус тут его заслужен,
Чтобы там всё почитать.
Так в Султанах тоже было,
В Указатель всё сносило…
V ̅ MMMLXXXV / 8 085
В зáуие народ столпился –
В барабан что звонко били,
Радостный там смех пробился,
И муридов поносили…
Дескать, ждёт их всех позор,
[Будто с Богом уговор
Лицемеры те имели,
Речи те вести посмели].
Речи эти означали –
Будут петь и забавляться,
Над Исламом издеваться.
Шамиля ж – не ожидали:
Взял кинжал и разогнал,
В одиночку всё решал.
V ̅ MMMLXXXVI / 8 086
Кто-то – в воду там свалился,
Кто-то – давкою в двери.
Что, народ, повеселился?
Не такое C’est La Vie?..
Одного его хватило –
Такова Имама Сила…
Духом может сокрушать –
Чем такого удержать,
Коль Аллах всегда лишь с ним?..
Вот достойные примеры,
Чтоб отбросить полумеры
Биться с эгом без причин…
Как Имам хоть и не станем –
Всё ж, равнением помянем…
V ̅ MMMLXXXVII / 8 087
Стали жаловаться* вновь.
Старики пришли к Имаму,
Там удар не в глаз иль в бровь –
Проясняет Панораму…
Что ж Имаму предъявили
И куда слова клонили?
Смуты де он разжигал,
Где междоусобиц бал,
Должен хоть тушить он их…
Вот такое обвиненье,
Что нелёгкое сравненье,
Ниже Станом будет стих,
Как Имам всё разъясняет –
Чёрно с белым отделяет…
V ̅ MMMLXXXVIII / 8 088
Рядом с тем мерзавцем все
Кто стоял чтобы слыхали –
Погулять в траве косе –
Чтобы знаньем различали,
Голос там Имам повысил,
Полномочий не превысил:
«Так-то так там говорили,
Коль слова свои забыли.
Могут дальше делать то же –
Но и я сражаться буду,
Одиночкой хоть пребуду,
[Так Великому лишь гоже…]
Хочет кто – стал правоверным,
Если нет – тот путь к неверным».
V ̅ MMMLXXXIX / 8 089
Грубо всех там отчитал,
Жёстко знаки расставляя,
Имамата там причал,
Понесла перекладная…
Вся толпа там разбежалась,
Унижением прозналась.
На Гъаúд-намазе снова
Мощь гремит Имама слова:
«Если думают ослаб
Шариат, когда убили
Шейха Первого, забыли Что Шамиль Аллаха раб?! Клятву Богом я даю – Сделать всё в родном краю… V ̅ MMMXC / 8 090 Меньше станет ни на палец Бога Шариат в земле, [Стонет лицемер-страдалец В дагестанской стороне…] В целый локоть больше он Станет здесь, Аллах Силён. Знаньем я его сильнее,
Силой, племенем мощнее,
Потому – держись, народ,
Шариату что враждебен,
[Бог не слышит их молебен],
Всё решал, решает Тот,
Богом Коего признали».
Лицемеры задрожали…
V ̅ MMMXCI / 8 091
Здесь муридов голова
Приподнялась… Все узнали.
Плачет горько полова,
Ведь того не ожидали.
Так Шамиль всех разбудил,
Лицемеров покосил.
Что ж, Имаму не впервой
В этом мире под луной
Силой навести порядок,
Коли силу понимают,
За мирским одним шагают
Среди мира гнойных грядок.
Гной во сне* – идёт деньга,
Очень странная таньга…

Рождение в месяце Зуль-Къигъда Гъази-Мухаммада – сына Имама Шамиля

V ̅ MMMXCII / 8 092
Отрок в этот год родился,
Что – Гъази-Мухаммад, знать,
План Аллаха воплотился,
Вслед за Первым чтоб шагать.
И – шагал, наибом был,
Только хоть глаза открыл.
За отцом шагает вслед,
Шариата чтит обет
С Тарикъáтом, как водилось
В годы те в лихой стране,
В Дагестана стороне,
Ничего не изменилось.
И в Медине он лежит,
Где – отец, младой пиит…

Избрание Хамзата 2-м Имамом вслед за шейхом Гъази-Мухаммадом и полтора года его правления

V ̅ MMMXCIII / 8 093
Стал Хамзат для нас Имамом,
И по счёту он – Второй.
И в порыве веры рьяном
Будет биться под луной.
Шейх Гъази-Мухаммад им
Говорил – что со Вторым
Трудно очень сладить будет,
Третьего же – не забудет
Весь народ земли. Вот так.
Ясно дело он предвидел,
Никого тем не обидел,
В деле Бога лишь простак
Чудеса те отвергает,
За невеждами шагает.
V ̅ MMMXCIV / 8 094
Он обходит все селенья,
И товарищи все с ним,
Люди слышат наставленья –
Не поможет то глухим,
Сердцем что навек оглохли
И тоскою мира сдохли.
[Сколько ж в мире будет их?
Всетоской покрылся стих…]
Он приказы отдавал,
Устанавливал запреты –
Люди те давно отпеты
Смертью духа, вот завал.
Скоро дело то поймёт,
Сделает иначе ход.

Имам Хамзат поселяется в селении Ригуни, до этого перебив всех живших там лицемеров

V ̅ MMMXCV / 8 095
Вот и ход. Его не ждали.
Видно, знает свой народ,
Кто какой и где в начале
И в конце в который год…
Ставку там себе снабдил,
Как историк говорил,
Стал народ к нему стекаться,
Чтоб за Правду в мире драться.
Снова всё определилось –
Кто там с кем и кто какой,
В мире дело стороной,
Где ты был, и так водилось.
Снова в мире так пошло,
Шёл Второй Имам на зло…

Имам Хамзат и Шамиль идут в Унцукуль

V ̅ MMMXCVI / 8 096
Что ж, в Унцукуль нам идти.
Вышел сам Имам Хамзат,
И Шамиль уже в пути,
С дюжиной отважных, брат,
На селение напал,
Зáуию тогда он взял.
Те же – мир де обещают,
Вероломством там вещают,
Что Кебéд нам сообщил –
Вслед заложников там взяли,
Чуть не в битву уж вступали,
Как нам автор говорил.
Шестьдесят туменов тоже
Взять с Унцукуля нам гоже.
V ̅ MMMXCVII / 8 097
И – склонил к повиновенью.
Шейх Гъази-Мухаммад сам
Говорил про то, стеченью
Правды здесь и Небесам
Подтвердить слова придётся –
Так Хамзат там мощно бьётся…
«Выйдет против вас Второй,
[В этом деле что герой],
Всё существованье ваше
Тяжко вслед», – он говорил,
Что источник не забыл,
Чтоб вкуснее с маслом каша
Для истории была,
Вкусом верным всё брала…

1 249-й Год Хиджры

Обсуждение закрыто.