1 258-й Год Хиджры

Шейх Шамиль разбивает русских у селения Чох и берёт Согратль

V ̅ MMMCDLXI / 8 461
На войне затишье, что ли?
Или в знании пробел
Был моём в земной юдоли?
Всё Стрелою зверь летел
Что из Лука отправлял
Сам Хайдар, про то сказал.
Всё Хункáру там под стать,
Стана в мире благодать,
Чтобы строфы не устали,
За Имамом чтобы шли,
Ожиданья превзошли…
Пусть, и мы не ожидали
Всей красы там Бриллианта
Вслед отсутствия таланта…
V ̅ MMMCDLXII / 8 462
Отступленья стороной,
Перегруппировкой взяла,
Ударенья под луной
Что без устали мешала –
Необычные стихи
До чего, порой, лихи…
Что и – классикам под стать,
Чтобы охать и вздыхать.
Так легко стрелою птица
Окруженья покидала,
В мире этом возжелала,
[В Боге писана Страница],
Чтоб с Имамом дальше биться
И Исламу пригодиться.
V ̅ MMMCDLXIII / 8 463
Непонятное стеченье
Хоть меня и уносило,
Мира был лишён влеченья,
Хоть немалая там сила,
Чтобы нафсом угнетать –
Битвой Духа воевать.
Отвлекаться будет надо
Мармеладом Шоколада.
Ты прости меня, читатель,
Что Исламом увлечён:
Здесь – Поэзии Закон,
Чтобы понял Обыватель…
Вот такие здесь дела,
Так дорожка и вела…
V ̅ MMMCDLXIV / 8 464
… Исмаил – из Чóха был,
Гъáус Сакъалéйн Великий,
Шейх Саид так говорил,
В Боге знаньем солнцеликий:
Что Пророка видел он –
В Теле. Очень был силён
Тот святой, понятно дело,
Милость Бога там пригрела,
Весть Танбúхом долетела,
Шейх Саида что воспело,
Стана строй опять задело…
Вот в его село пришёл
Сам Имам, цвести чтоб Розе,
Всё стихами или в прозе,
Каждый чтоб себя нашёл.
К той войне опять вернёмся,
За Имамов в бой ворвёмся.
V ̅ MMMCDLXV / 8 465
Дело было то зимой,
В самом что её конце,
В этом мире под луной,
На Божественном Крыльце
Дело мира всё решалось
И святыми воплощалось…
Чтоб мустáшрикъ удавился,
Что без меры делу злился?
Больше трогать не велели
Зверю всех востоковедов,
Среди завтраков-обедов
И на ужин их не ели.
Мы проехали пути,
Где уже их не найти…
V ̅ MMMCDLXVI / 8 466
С Чóха – вглубь страны идёт
Русский всё войной солдат,
Что приказами живёт,
Коим сам, порой, не рад.
Но – корона приказала,
Что в Кавказе воевала,
Ведь экспансии порядки –
Стали всем обычней грядки.
Что поделать – времена,
Такова вся жизнь у мира,
Где завоеванья лира –
Золотая сторона,
Что приятна так и сладка,
Но потребует задатка.
V ̅ MMMCDLXVII / 8 467
Днём и ночью шёл мурид.
Голотлúнскую рекý
В брод пройти им предстоит,
Не проскочишь на скаку.
Пушки с берега палят –
Не остановить ребят,
Что Ислама львы по праву,
Не берёзами в дубраву.
С юга шёл войсками враг –
Вести эти услыхал
И от страха убежал,
Всех Хункáр пугает так…
Вам про то уж говорили,
Хéйбой дело прояснили…
V ̅ MMMCDLXVIII / 8 468
Шариат чтобы ввели
Всем Хункáр там приказал,
Чóхцы то понять смогли,
Бог Всевышний помогал.
Так же – и Согратль взяли,
К Шариату обязали.
Кадий, кадия что сын,
Был в Согратле господин –
Сам сбежал в Казикумух.
И в Телéтль нам дорога,
Но решала Воля Бога –
Здесь дошёл до нас тот слух:
Шейх Джамалуддин зовёт
Взять Казикумух в тот год.

Имам берёт Казикумух в 1-й раз

V ̅ MMMCDLXIX / 8 469
Был рисóрец там для дела –
Весть Имаму он несёт,
Может, Небо так хотело?..
Тем – Казикумух возьмёт.
Хоть – не звал Джамалуддин,
Шейх святой и господин,
Домочадец у Пророка,
Благосклонность наша рока…
В плен двух русских там берут –
Подполковник Снаксарёв,
Знает всякий кто таков –
Весь Самура округ тут
В подчиненьи находился,
Подполковник утвердился.
V ̅ MMMCDLXX / 8 470
А второй – Орбелиани,
Что грузинский будет князь,
Чтобы знали мусульмане,
Какова судьбою вязь.
Многих там Имам – казнил,
Кто делами заслужил.
Но простил уже другого,
Хоть делами там основа
И похуже быть могла.
Всё Аллах опять решал,
Что прощение внушал
И вершил Свои Дела,
Мудрым Делом мирозданья,
Что достойно всепризнанья…

Муриды разбивают русских в селении Голотль

V ̅ MMMCDLXXI / 8 471
Был ыйыкъ в Казикумухе,
[Что неделей тюрков звать,
И приятно в чьём-то слухе,
Чтобы к вере тем склонять],
Наш Имам. Враг наступает
И Голотлю угрожает.
Сам Кебед-Мухáммад тут
Вёл муридов – всё сметут:
Много русских там убили,
Остальные впали в бегство,
Не войны лихой кокетство,
Книги тоже не забыли.
Враг ушёл – как и пришёл,
Смерть и бегство там нашёл.
V ̅ MMMCDLXXII / 8 472
Сам Имам – в Хунзáх поднялся,
С ним пошёл Хаджи-Мурад,
Мухаджúром что узнался,
Стал теперь мурид и брат.
Но значительных событий
Иль стратегии открытий
В том Хунзáхе не случилось,
Летопись остановилась.
Тоже в жизни так бывает.
Слава Богу – не война,
Разрушеньем что сильна,
Лишь маньяк там «отдыхает».
«Зайцу – курево оно»,
В детстве видел кто кино.

Второе сражение в Казикумухе

V ̅ MMMCDLXXIII / 8 473
Наш Имам – не воевал,
Если кто понять не смог.
Волю Бога исполнял,
Так велел ему Пророк.
Смерти тем и не страшится.
Не видны маньячьи лица –
Что за смертью не ходили,
Кровушку людскую пили.
Это – чётко различай,
Тех уловок сторонись,
«Философий» клинопись –
В Ад дорогой, избегай,
Коль ума не был лишён –
Чтоб глупцом не стал смешон.
V ̅ MMMCDLXXIV / 8 474
Стал Яхъя, Тахира сын,
В тот Казикумух наибом,
Полноправный властелин,
Бог давал ему насыбом.
Русский в Кивидú вошёл,
Ханов где бывал престол –
Верх того Казикумуха,
Ханского что будет духа.
И наиб Яхъя сбежал, –
Хитростью опять всё стало,
Чтоб Имама донимало –
И людей с собой забрал:
Русский шёл уже в Дарго,
Не найдёт там ничего.
V ̅ MMMCDLXXV / 8 475
Ведь семья Имама – там.
Всё манёвром отвлеченья.
Понял дело то Имам,
Не сварить врагам варенья.
Унчукáтлинцев реку,
Полноводную в бегу,
Войском сразу перешёл,
Хýри – Хурукра прошёл.
Русский пушками палил –
Елису что возглавлял,
Даниял-султан попал
В сети, где Хункáр хитрил:
Дескать, в Елису пойдёт,
Знамя веры там воткнёт.
V ̅ MMMCDLXXVI / 8 476
Мы – Казикумух отдали,
В общем дело описать.
Там муриды отступали,
Где глаголом стал «бежать».
Три учёных в плен идут –
Позже выкупом вернут.
Граббе шёл уже в Дарго,
И хватило нам того,
Чтоб в Ичкерию лететь –
Там и битва приближалась,
Славой что великой сталась,
Чтобы Áхуль-гóх стереть:
Граф кичливым оказался,
Бегством вслед того спасался…

Русские войска наступают на Дарго с целью захватить семью шейха Шамиля

V ̅ MMMCDLXXVII / 8 477
Сквозь Ичкерию – в Дарго.
Где семья Имама в мире.
Войска много у него,
Не пройдёт что майной вире.
Уиляята Два там в деле,
Биться будут на пределе –
И в одном там Шугъайыб,
Что известнейший наиб,
Уллубий, наиб Аýха –
Между двух пролезть хотел
Граббе-граф. И – пожалел,
Весть землёю полнит ухо:
Как оттуда граф бежал,
Как Аллах ему воздал.

Наиб Шугъайыб тайно отправляет семью Имама в Анди и встречает врагов

V ̅ MMMCDLXXVIII / 8 478
Тайно всех переселил
Шугъайыб в Андú храбрец,
Всю семью он сохранил,
Вот такой был удалец:
Даже ложки не оставит
Он врагу, Аллах там Правит,
От Имамовой семьи,
О Аллах, им помоги…
Если враг стал ближе там –
Люди дом его сожгут,
Что Имамовским почтут,
Не достанется врагам.
И – к войне готов он яро,
Силой всей в степи пожара…
V ̅ MMMCDLXXIX / 8 479
И блефует в полный рост –
Шага русский там не ступит,
Всех отправит на погост,
А Аллах потом рассудит:
Коли могут – пусть убьют,
Кровь его пускай прольют
Каплей в каплю, и тогда
Труп топтать их череда.
Но – усилья предпринял,
Чтоб семью всю оградить,
Мерами войны там быть,
Как Вам выше и сказал.
В общем, будет там война,
Горцам славою она…

Муриды разбивают и обращают в бегство 12 батальонов пехоты и 350 казаков при поддержке 24 пушек и роты сапёров генерал-лейтенанта Граббе у селений Белгатой и Гордали, а затем окружают их

V ̅ MMMCDLXXX / 8 480
Графа ведь – предупреждали:
Будет форменный разгром,
Силу кто Имама знали,
В уиляятах тех силён.
Хусаййль Муса Аксайский
Дал совет, по праву царский,
Но не слушал граф его
Для злосчастья своего:
«Всадники – подобны львам,
Храбрецы полны отвагой,
Не ходи туда ватагой,
Трупы воинов ты сам
Там оставишь в корм собакам
И волкам». Хватило знаком.
V ̅ MMMCDLXXXI / 8 481
И на третий день – вокруг
С Четырёх Сторон муриды,
Нападеньем станет круг,
В смерти что страну все гиды…
Два наиба будут там –
Говорили уже Вам.
Будут там ещё андийцы,
Русских воинов кровопийцы.
Джавадхана заместитель,
Что Сухéйбом знал народ,
Тоже в битву всех ведёт.
Джавадхан же управитель
Ранен после стал в бою,
Смерть нашёл затем свою…
V ̅ MMMCDLXXXII / 8 482
К Белгатою враг бежит
С Гордали – не уцелеет,
Всюду их найдёт мурид,
Смертным боем не жалеет.
И, в итоге, – побежали,
Беспорядком отступали.
Их мурид всё окружает,
Группами уничтожает.
И – в котёл – что на три дня
Армия тогда попала,
Там стонал тот граф немало,
Не чинаром в мире пня.
В общем, кое-как отбились,
Восвояси возвратились.
V ̅ MMMCDLXXXIII / 8 483
Было много там добычи,
Пушки две мы тоже взяли.
Не набегом наглой дичи
Там врагов поубивали.
Был доволен там Имам,
Что в Дарго вернулся сам –
Шугъайыба награждает,
В Имамате всякий знает:
Аслан-хана знамя им
Он вручит, что отличились,
Лучше, знать, других что бились,
Знамя то теперь за сим
Шугъайыбу доставалось,
Славой ознаменовалось…

Ответ наиба Шугъайыба на язвительное послание графа Граббе

V ̅ MMMCDLXXXIV / 8 484
Был тот граф, видать, зануда –
Гордым слыл в народе всём.
Не признал войны он чуда,
Скажет трижды водоём.
На том свете – разберутся,
Храбрецы откуда льются
В океаны славы битвы,
Правоверия молитвы.
Примечанье* почитай –
Переписку там приводим,
Говорим при всём народе,
Поумней кто – примечай.
Чем за гордость воздавали
Мы не раз уж Вам сказали…

Воины Имама снова разбивают и обращают в бегство генерала Граббе, напавшего на Игали

V ̅ MMMCDLXXXV / 8 485
В Темир-Хан-Шуру вернулся
Граббе вслед того сраженья,
Чтобы скептик ухмыльнулся,
Горечью от пораженья.
Через месяц в Игали
Русские пойти смогли.
Но туда летят Имама
Все орлы, чтобы упрямо
Снова русских убивать,
К отступлению склоняя,
Бегства где опять прямая,
Прямо надо вновь сказать.
То ль фортуна отвернулась
Или гордость вновь загнулась…

1 259-й Год Хиджры

Обсуждение закрыто.