1 270-й Год Хиджры

Имам Шамиль выступает войной против Грузии

V ̅ MMMDCLVI / 8 656
Здесь уж – полное фиаско
Для российского престола,
Где вгоняла делом краска
И в глаза уже колола.
Ведь своих единоверцев,
[Не арабов-иноверцев],
Не смогли там защитить,
Пред Европой чтоб смутить.
Все войска свои собрал,
Чтобы в Грузию вторгаться,
Славой в битве прописаться
Как Аллах и приказал.
Но – намеренья не знают
Все муриды и шагают…
V ̅ MMMDCLVII / 8 657
Даже – сын его не знал,
Что до Грузии дойдут.
А Имам наш посылал
«Дезу», дескать, в Джар идут.
Там – поверили Имаму,
Уваженьем в панораму.
К губернатору грузин
Вновь разведчика рядим –
Что на вас идёт Имам…
Тот подумал – будет в Джар
От муридов весь удар, –
Под Цунтой стоим мы там…
На Сильди уже напали,
Так муриды наступали…
V ̅ MMMDCLVIII / 8 658
Алазан прошли реку,
Так вторженье продолжалось
Конницею на скаку,
Что наибом управлялась,
Сыном самого Имама,
Книга говорила прямо.
Даниял-султан – в пехоте,
Где помощником в работе
Раджабúль Мухáммад будет,
Что Чиркейских был сынов.
Так воюют, будь здоров,
Что никто уж не забудет.
И Цунту уже возьмём,
Будь я трижды водоём…
V ̅ MMMDCLIX / 8 659
Вся война – добычей стало,
Всю что трудно посчитать,
В плен там много к нам попало,
Богатеи что и знать.
Выкупом их серебро
К нам течём, уже добро.
Восемнадцать взяли сёл,
Разогнался так орёл.
Их – сожгли, закон войны
Той суровой, говорили,
Книги дело не забыли,
И про то напомним мы.
Пленных позже мы меняли,
Пленных наших забирали*…

Русские возвращают шейху Шамилю его сына Джамалуддина

V ̅ MMMDCLX / 8 660
Был – Шестнадцать Лет – в плену*
У врага, что император.
Но Аллах возвёл стену,
Только Бог здесь Регулятор,
Так мальчонку Он хранил,
Пользу ýмме приносил –
Царь мальца там обучал,
Чтобы знанья получал.
Много ценных дал вещей,
И подарков много там,
Бог ценил тебя, Имам…
Это вестью из вестей,
Лицемеров что сломила –
У Аллаха только Сила…
V ̅ MMMDCLXI / 8 661
Положился на Аллаха
В Áхуль-гóх Хункáр тогда.
Верой избежавший страха
Помнит это навсегда.
Бог – Хранитель всех времён,
У Него был Свой Закон –
Верным только и понятен,
Лицемерью неприятен.
Что зудит во тьме веков,
Джаханнáма ожидая,
Чтоб заполнился до края,
Был Аллах к таким суров.
В «кошки-мышки» с Ним играли?..
Вечность Адом разжигали…

Здесь прерывается рассказ, записанный Мухаммадом Тахиром под диктовку самого Имама Шамиля

V ̅ MMMDCLXII / 8 662
Вплоть до сих – Имам был сам,
Что диктовкой занимался,
Славой вечной Небесам,
Чтоб никто не сомневался,
Кто и что на той войне,
В Дагестане и Чечне,
Делал. Истинное мненье,
Не проходит тут сомненье.
Культурологов подход
Зверя яростью смутил,
Так изрядно кожей сил
Не жалели, в тот поход
Мрак их, видно, посылал
И войну ту проиграл…
V ̅ MMMDCLXIII / 8 663
Эта книга прояснила
Всей стратегии дела,
Тактикою всё добила,
Воля Бога расцвела…
Есть один всего нюанс,
Что от зверя реверанс –
Нет чудес Имама тут,
Что по миру люди чтут.
Про себя святой не станет
Чудеса те говорить,
Он – не помнит их, забыть
Нам нельзя, и тем восстанет
Слава вечная Имама,
Расцвела чтоб Панорама…

Русские возвращают Хамзата, сына сестры шейха Шамиля, взятого в заложники после битвы при Телетле

V ̅ MMMDCLXIV / 8 664
Прояснив «Двойной Стандарт»,
Бог Хамзата возвратил. Всё «политикою» в «арт», Лицемер чтоб «не забыл» … Тяжко это говорить, И не мне таких судить – К «низшим» – «нет беды в измене»*,
На подарок Мельпомене…
Род Романовский – раскрылся,
Что и как ценил он в деле,
А не как нам книги «пели»,
Зверь тому не удивился:
Потому гнобил Аллах
Униженьем их в мирах…
V ̅ MMMDCLXV / 8 665
«Второсортным» был Кавказ,
Кто б в том деле сомневался,
И тогда. И в этот раз?
Вот такой вопрос задался…
Ну, не знаю. Бог – Судья,
Лишь Ему решать, друзья.
Если снова «сорт второй»
В этом мире под луной –
Пусть Романовых припомнят
Как им вслед там прилетело,
Революциями дело –
В мире вряд ли до что вспомнят:
За Имама, что ль, пришло?..
Так всех сдуло и смело…

Смерть Джамалуддина и Хамзата от временного яда, данного им русскими

V ̅ MMMDCLXVI / 8 666
Видно, их там – отравили*…
В «Минус Два» у нас баланс.
Этим нас не удивили,
Ведь судьба давала шанс
Людям всем на белом свете,
Будь то взрослые иль дети.
Люди выбрали дорогу
Перед возвращеньем к Богу.
Парни те ушли к Аллаху
В Вечный Мир, уже шахиды,
Тем и будут в Боге квиты,
Как и подобало праху,
Что – Аллаху подчинился,
Пусть, и ядом отравился…
V ̅ MMMDCLXVII / 8 667
Апогей здесь Имамата…
Значит – будет вслед паденье,
Мир устроен так, ребята,
Ни к чему здесь удивленье.
Не на век сюда пришли –
Нас забрали, мы ушли…
Ни к чему здесь удивляться
И за бренный мир цепляться,
Миражом что стал в пустыне,
За который будут биться,
Чтоб водицы той напиться,
Не поймут того поныне…
Что ж, дай Бог, чтоб понимал
Кто лишь Бога возжелал…
V ̅ MMMDCLXVIII / 8 668
Бренный мир – его задача
Эгу в сердце помогать,
На двоих одна там сдача,
Где Проклятия Печать,
Что от Бога приходила,
Всю Дунью навек сносила.
Будет в деле лишь Процент
Там Один, чтоб наш момент
В этом мире сбыться смог:
Коль Проклятием всё стало –
Жизни б в мире не бывало,
Потому Процентом Бог
Лишь Одним рахмат тут дал,
Чтобы мир не увядал…
V ̅ MMMDCLXIX / 8 669
Тот Процент – и держит мир,
Девяносто Девять там –
От Проклятья… Хватит, сир?
Это точно знал Имам.
И за мир сей не держался,
До смерти в миру сражался,
И из битвы он любой
Был готов уйти – Герой…
Если это понимать –
Жить нам сразу легче станет,
Эго больше не обманет,
Милость Бога здесь в Печать…
Люди всё за мир цеплялись
И в Проклятие внедрялись.
V ̅ MMMDCLXX / 8 670
Здесь был каждый – по себе.
Люди делать могут много,
Просто объясню тебе,
Правоверного дорога
К Богу только заключалась,
Остальное – отметалось…
Этих – суфием зовут,
Искренность вся будет тут…
Не за Рай или Дунью
Вслед Пророку что шагают,
Эго в битве убивают,
Утопивши в полынью.
Где: фаттабигъýни – всё…
И бессильно забытьё…

1 271 – 1 273 Годы Хиджры – закат Имамата…

Обсуждение закрыто.