100-летний сон Гъузейра

MMMDLXIX / 3 569
Он на ослика садится,
Посетить отчизны край,
План Аллаха воплотится
Для простых, как мы, считай:
Чтобы – делу научить,
Где сомнению не быть.
Тем Гъузéйра избирали,
Чтобы люди дело знали…
Дáджля-Тигр где течёт,
Он в селеньи на постой
Станет, чтобы под луной
Знали Бога Мощи счёт,
Счёта хоть и не имеет –
Бесконечность не поспеет.
MMMDLXX / 3 570
Нету ни одной души –
Разрушенье велико,
Где примеры хороши,
Чтоб усвоилось легко.
Фруктов он тогда поел,
Соком виноград поспел,
Остальное взял с собой.
Эгу начался убой…
Как же Бог всё оживит
Это всё и восстановит? –
Удивленьем прекословит?
Нет совсем, младой пиит:
Удивленье – не сомненье.
Ясно в деле различенье.
MMMDLXXI / 3 571
В мире что с людьми бывало –
Бог внушил тогда Пророку.
В нас – сомнениями стало,
Всепрощеньем станет року
Нашему, ведь мы – гъауáм,
Слово то знакомо Вам.
Но – Пророк не сомневался,
Удивленьем отличался:
Бога Мощь как велика,
Что всё это – оживляет,
Из небытия бывает
Снова всё. Рука легка.
Хоть Аллах лишён был рук,
Где метафорами звук.
MMMDLXXII / 3 572
И – заснул он на Сто Лет.
Душу Бог его забрал,
Метафизику в привет,
Чтобы больше размышлял.
Тело было как живое –
Мощью Бога всё простое.
И завеса там для глаз –
Чтоб не видел кто из нас.
Оживил Он через век.
Джабраúла Бог пришлёт,
Чтоб «принять у нас зачёт»,
Чтобы понял человек.
Тут-то всё и прояснилось,
И для мира приоткрылось.
MMMDLXXIII / 3 573
Думал – что немного спал
Гъузеúр, хотя б с полдня.
Правду Джабраúл сказал,
Что неверным полымя.
Ослик так же всё стоит –
Чудом Бога всё, пиит.
Фрукты, сок – не изменились,
Чтобы все определились:
Верить в то иль в Ад идти,
За неверие такое,
Что не «дело молодое»,
Ожидает впереди
Всех, людского кто помола,
Потому и не крамола.
MMMDLXXIV / 3 574
Та история дана –
Чтобы люди осмотрелись.
И тогда, и в времена –
Одеянием оделись,
Что Такъуá – и нет иного:
Ни кутюра, ни другого.
Только верой в Бога платья,
Что для эга как «кондратья».
Что ж, увидят в День Суда
Все, кто в этом сомневался.
Мне-то что, я удалялся
Дальше в книгу без следа,
Чтобы речь не затянулась
И в Манас Стрелой воткнулась…

Гъузéйр получает в сердце текст настоящего Таўрáта Пророка Мусы

Обсуждение закрыто.