Воспевший Отчизну (к 85-летию Назира Ахияевича Хубиева)

Сегодня мы отмечаем 85-летие Назира Хубиева – человека, воспевшего горы Кавказские. Народный писатель КЧР, кавалер орденов Дружбы народов и «За доблестный труд», является автором 20 книг. Речь пойдёт о его заслугах и творческих успехах на поэтическом поприще.
Детство Назира Хубиева прошло в тяжёлые годы репрессий и пребывания нашего народа в Средней Азии. Но его творческие достижения подняли его на достойный уровень среди работников литературного цеха Северного Кавказа и всего СССР. Первые, ещё детские, стихи поэта были опубликованы республиканской газетой Киргизстана уже в 1957 году.
После возвращения из ссылки на Кавказ, Назир стал одним из молодых локомотивов современной карачаевской поэзии, избрав для себя этот творческий путь. Будучи ещё школьниками, в детстве мы часто читали в газете «Къызыл Къарачай» стихотворения Юсуфа Каракетова, Бергера Батчаева, Ахмата Кубанова. Под прицелом критиков формировался их стиль, оттачивался талант. К примеру, известный критик Нина Байрамукова так описывала Назира:
«Пусть будет много хороших поэтов. И Назир Хубиев – в их числе».
После возвращения на Кавказ, выполняя завет отца, он поприветствовал Эльбрус, передав салам. Затем выпил чистейшей воды Теберды. Далее поэт разразился поэтическим разливом лирики, охватившим все стороны жизни той поры – любовь к родине, красота Карачая, доблестный труд людей. Всё это делалось для того, чтобы все люди мира, даже в дальних его уголках, могли узнать о нашем народе и его прекрасной земле.

Двуглавый Эльбрус так сверкает,
Улыбкой блестит, Карачай.
Твой враг, как всегда, погибает,
Прохладных ветров Карачай.
Крылами размахом смущают
Орлы, что твои, Карачай.
Детишек к себе прижимают
Их матери вновь, Карачай.
/ наш вольный перевод /

Поэт молод, его дерзкие порывы зовут его во внешний мир. Его жажда знаний тянет в неведомые дали. Гонец Карачая посещает Чехословакию, Польшу, Болгарию и другие страны, пытаясь понять – как и чем живут остальные люди в мире. В Праге он пишет:

Чашу хмеля поднимая,
Род людей чтоб не иссяк,
Путь свой делом примеряя –
Биться дабы с роком так.
/ наш вольный перевод /

Поиск и творческая работа поэта не останавливаются ни на минуту. Он обогащается новым знанием. В Европе Назир знакомится с творчеством лучших поэтов и художников, посещает их музеи и могилы, отдавая дань уважения их таланту. Соскучившись по дому во время пребывания в Берлине в 1967 году, он пишет:

Слаще мёда на чужбине
Гор родных была мне соль.
И теплей угля в камине
Ледников всей стужей боль.
/ наш вольный перевод /

После посещения поэтом стран Варшавского договора в свет выходит его книга «Джерни сагъышлары» («Думы земли»). Читаем строки, посвящённые Бухенвальду:

Хоть светло вокруг всё было –
Мрак везде, закрывший небо.
Теменью лесов застыло –
Как найти деревья, где бы?
Бухенвальдский звон несётся,
Страны мира посещает,
Дружбой счастье удаётся,
Мир венками возлагает.
/ наш вольный перевод /

Поэт не забывает и свою вторую мать, которая обучала его русскому языку в детстве. Мария Павловна Куликова была отличным учителем, которая находила подход к сердцам детей. Она научила маленьких ребят основам восприятия жизни, помогая сделать им первые шаги. А родная мать Назира подарила ему жизнь, передав любовь к родине и родному языку.
В 1963 году студент третьего курса пединститута принимает участие в IV Всесоюзном совещании молодых писателей. На семинаре Николая Тихонова, проходившем в редакции журнала «Юность», карачаевец читает свои стихи наряду с Олжасом Сулеймановым и Марией Румянцевой. Тихонов, хорошо знакомый с альпинистскими маршрутами Кавказа и, в особенности, с Муху и Азгеком в Карачае, обращает внимание на молодого поэта. После тесного общения с Назиром, он переводит на русский язык его стихи «Сон», «Камень Къарча» и другие.
Назир знакомится со многими известными поэтами и писателями. Его талант раскрывается всё больше, мастерство оттачивается. Поэт переводит на карачаевский язык Пушкина, Лермонтова, Тихонова, Гамзатова и многих других, чтобы горцы могли читать их на родном языке. В течение многих лет мы следили за его работами в области публицистики на страницах газеты «Ленинни байрагъы». Несмотря на работу в разных областях, Назир Хубиев остаётся для нас поэтом. Его стихи о войне, отражают всю боль народа. В поэме, посвящённой его брату Ахмату, события описываются так, словно он побывал в каждом доме, потерявшем близких в войну.

Солдаты, что сердцами заслонили
Родную землю, безмятежно спят.
Ответьте, безымянные могилы,
В какой из вас лежит мой брат Ахмат?..
Я всем ветрам объятия открою,
Пусть волны Волги правду говорят!
Скажите волны красные от крови,
Не спит ли там, на дне, мой брат Ахмат?..

Глубоко ранят сердце читателя стихи автора, посвящённые годам ссылки карачаевского народа в Средней Азии и Казахстане. Описание тоски по родине или завещания старой матери перед смертью бередят кровавые раны в памяти народа. В 2001 году, во время работы над документальными фильмами о депортации карачаевцев, я брал интервью у Назира. Тогда поэт рассказал, как будучи семилетним мальчиком попал ночью в вагон для отправки в ссылку. Вспомнив в тот день о многом, он рассказал, как его бабушка Берхан завещала ему отвезти на родину кусочек от Къадау Таш – священного камня Карачая. Выполнив этот завет бабушки, поэт написал стихотворение «Къарча таш».

У нас на Кавказе, в горах Карачая,
Где несётся в теснине Кубань, грохоча,
Грудью в землю ушедший, столетья встречая,
Камень Карча там высится, сталью звуча.
С Карачаем прощаясь, в день чернее всех прочих,
Чтоб с землею родной не порвалася связь,
Вот этого камня предки брали кусочек,
Веря – счастье найдут с ним домой возвратясь.
Ночь исчезла, что долго была над горами,
Камень предка узнал вновь частицу свою,
И, вернувшись, народ обнимает свой камень,
Солнцем правды согретый в родимом краю!

Назир стал олицетворением поэта, являющегося первым лучом восходящего солнца уже не чужбины, а – родины… Он вошёл бы в когорту видных поэтов Северного Кавказа, даже если бы не написал ничего кроме военной баллады о брате и «Камня Къарча». В молодости я с интересом читал его произведения, сейчас же высказал, что думаю. Сегодня трудно найти в библиотеках стихи на русском и карачаевском языках. Поэтому, работая над этим материалом, особое значение приобрели слова Людмилы Егоровой, которыми я и хочу завершить:

Твои стихи давно я не читала,
Но сердцем чувствую я их всегда.
Жалею я, что раньше не сказала:
– Твои стихи – отдушина моя.
Я их читаю – будто я писала,
В них всё созвучно для моей души.
Читать кончаю, что-то их так мало,
Прошу тебя, пожалуйста, пиши.

Шукур Тебуев, писатель
2.02.2020

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *