Окталогия Ас-Сафú: новоявленный колосс русскоязычной поэзии (краткое эссе с общим обзором первых 180 тысяч строк Пяти Разделов)

У Джама, говорят, была в чести такая песня:

«Налейте чашу! Вечно жить Джамшид и тот не будет»
Хафиз

Попытаемся рассмотреть Окталогию, не покидая пространства Ас-Сафи и исходя из терминов и образов, принятых за основу в этом произведении.

Пролог

Позиционируя себя как «сочинение в стихах из Восьми Разделов философско-дидактического содержания», Окталогия установила смысловой стандарт, пока не очень понятный в силу незавершённости произведения. Объявив приоритет «открытых весов поэтического восьмиугольника», Ас-Сафи наращивает гонку за Манасом, фактически, обойдя Махабхарату и уже миновав планки колоссов поэтической древности в лице Илиады-Одиссеи Гомера, индийской Рамаяны и Шах-Намэ Фирдоуси. Это впечатляет. Как ни крути, более 180 тысяч поэтических строк для современного произведения, написанного всего за 4 года, не позволяет обойти молчанием Окталогию.

Структура Окталогии

Структура произведения довольна сложна. «Атомом» Окталогии является Бейт, который, применительно к Ас-Сафи, может состоять из 2, 3, 4 или 5 строк. Таким образом, понятие «бейта» в сочинении весьма условное по отношению к его корневому значению, принятому в арабской поэзии. Количество Бейтов не может превышать 124 000, и, надо полагать, повествование будет прервано без объяснений – как только достигнет этой величины.

Сорок Книг Окталогии, размещённые в Наджибах

Предполагается, что Ас-Сафи будет состоять из 40 Книг, которые расположены в Наджибах – собственно томах Окталогии. Дело в том, что понятие «Том» также используется в произведении для нумерации подразделов Разделов. Так, Фикх имеет Три Тома, Сод – Десять. Эта путаница возникла, согласно версии автора, потому, что изначально поэтическое сочинение планировалось на уровне 7 000 строк.

История создания

Дело начиналось с истории маленького народа, живущего в предгорьях Большого Кавказского хребта. Для популяризации темы в мире и был выбран русский язык, в качестве носителя информации. Позже появились газели и рубагъи, сотни-пирамиды – получилась тетралогия. Таким образом, Аўтад позиционировался как завершённое произведение и состоял из 4 Книг. Были написаны лирические газели Двух Имамов (5-я и 6-я Книги). Ситуация запуталась. Но и это произведение уже считалось завершённым. Позже началась работа над Четырьмя Султанами (Книги 7-11), и всё усугубилось до предела. В ито-ге, был найден выход – произведение получило название Ас-Сафи. Тем не менее, расчёт на 4-й Раздел Окталогии появился не сразу: Фикх (Книги 12-19) планировался завершением и был намного короче нынешнего. Подобно вспышке сверхновой, появился Сод – Пятый Раздел в Десяти Томах. Он расширил Фикх, технически переведя произведение в район 300 000 строк. В данный момент работа над 11-м Наджибом (5-й Том Сода), который достиг порядка 180 тысяч строк и пробил 2-й потолок Пятой Веды (Махабхараты), завершена. Следующие Два Наджиба выведут Окталогию на уровень 230 тысяч строк, оставив позади 3-й потолок классики Индостана (220 тысяч) и устремив Ас-Сафи к Манасу…

Илиада-Одиссея – Рамаяна – Шах-Намэ – Махабхарата – Манас

Шаг за шагом Ас-Сафи идёт к своей цели, уже оставив позади шедевры Гомера (29 тысяч строк), Рамаяну (48 тысяч), Шах-Намэ (120 тысяч), 1-й и 2-й потолки Пятой Веды (150 и 180 тысяч). Эти ориентиры нужны для мотивации или чего-то другого – сложно пред-ставить. Хотя до Манаса (396 тысяч – полмиллиона и более) ещё далеко.

Сквозные нумерации, принятые в Ас-Сафи

Их несколько. Первая – в Бейтах. Несмотря на то, что после первых 30 тысяч строк остальное повествование идёт «онегинской» строфой (по большей части, 3-стопный хо-рей) и достигнет порядка 199 тысяч строк – Ас-Сафи чётко нумерует общий порядок в Бейтах. Начиная со 2-го Раздела, вводится нумерация частей Окталогии при помощи арабских букв (алиф, ба, та, са и т.д.) Таким образом, Аўтад позиционируется как квинт-эссенция всего произведения, когда остальные Разделы в расширенной форме повествуют о тех или иных тезисах 1-го Раздела. Для «онегинских» строф вводится деление на 28 Легионов, в которые будут входить первые 10 000 Станов – так в Ас-Сафи называется стихотворный размер в 14 строк. Видимо, Легионы завершатся в упомянутом выше 11-м Наджибе, хотя на этом использование данного вида поэтического шага не прекратится, выведя общий его счёт за пределы 14 тысяч строф. Также в оригинале используется сквозная нумерация страниц – в электронном виде 14-й размер шрифта Sylfaen, доведя общий счёт до 7 тысяч в 11-м Наджибе. Есть и другие примеры сквозной нумерации, которые читатель может заметить в ходе знакомства с произведением. Отметим, что это, в какой-то степени, помогает систематизировать огромные объёмы, к которым не так легко привыкнуть.

Два способа исчисления Бейтов: по нумерации и порядку написания

Первые Три Раздела (Наджибы 1-3, Книги 1-11) были написаны по порядку. Затем был написан 1-й Том 5-го Раздела (Наджиб 7, Книга 20). За ним последовали Наджибы 4, 9, 10, 5, 8 и 6 Фикха и Сода. Таким образом, очевидно, что количество строк первых Десяти Наджибов будет разным, в зависимости от способа счёта. Также напрашивается явная аллюзия с Кораном, в котором расположение Аятов и Сур не соответствует последовательности их ниспослания. Это и позволяет некоторым богословам делать комментарии священной Книги мусульман не по нумерации глав, а по порядку их ниспослания Богом.

Завершающие Три Раздела Окталогии

Вслед за Разделами Аўтад, Два Имама, Четыре Султана, Фикх и Сод планируется написание Апологии, Функции и Индукции – доведя, таким образом, общий счёт Разделов Окталогии до Восьми.

Изменение декларируемых задач Окталогии в ходе написания произведения

Изначально представлялось, что основной задачей сочинения будет освещение особенностей борьбы Духа и Эга. Для этого был избран вспомогательный способ описания бренности бытия в изменяемом мире, который является главным сообщником нафса (самость, эго). Позже сочинение перевели, как утверждает автор, уже в поэтическое пространство, абстрагировав его от связи со знанием как таковым в любом его проявлении. Вместе с этим прослеживается возможное желание определить фабулу Окталогии как – повествование об Истории Мира с момента его создания Богом. Это было свойственно древним авторам в локальном виде (Махабхарата и история Индостана) или более глобальном масштабе (Аль-Бидая уа н-Нихая арабского историка и богослова Ибн Касира).

Парадокс испанского классика Лопе де Вега

Общее наследие испанца, надо полагать, превышает миллион строк, по большей части утерянных, хотя и не включённых в одно произведение, как это сделано в Ас-Сафи.

Дуализм Окталогии

Иногда повествование идёт весело и легко, переходя с одной темы на другую без особой последовательности. В других местах изложение бывает предельно чётким, зажатым в рамки передачи смысла первоисточника. Желанная свежесть, упомянутая не раз в произведении, даётся, порой, с трудом и не всегда.

Раздел I. Аўтад (Книги 1-4, Бейты 1 – 6 661)

Начало Окталогии:

Сказал Иса, сын Мариям, а он не мог не знать,
Ведь с ним Аллаха был салам и он – Пророк и рать:
«Тот, кто узнал и воплотил, другого научил –
Того счастливца в Небесах Великим будут звать».

Утомляет? Или удивляет? Скорее, нет. Подсознательный посыл духа к совершенству и приобщения к этому совершенству максимального количества живых существ. Что ж – задача благородная.
Итак, Аўтад. Он состоит из 4 Книг, включает около 24 тысяч строк. Начиная повествование тезисом о сотворении мира, речь плавно переводится на историю аланов и асов-булгар – прямых предков карачаевцев, как об этом говорит «Ассия» учёного Арсена Кубанова. Именно она взята за основу исторической интерпретации этногенеза этого народа. Не признавая общепринятую теорию ираноязычности алан и асов-булгар, которые к тому же провозглашены одним народом, Аўтад поддерживает мнение учёного-историка. Приведя интересные примеры этимологии, доселе малоизвестные учёному миру, также делаются попытки объединить просторы от Скандинавии до Енисея – ареал расселения асов. История карачаевцев плавно доходит до XX века, где описывается их участие в Ве-ликой Отечественной войне и выдающиеся заслуги на этом поприще воинов-героев. 2-я Книга 1-го Раздела «Султан» погружает нас в таинственный мир газели и рубагъи. В первом измерении царствовал Хафиз, по мнению автора Окталогии. Во втором миру более известен Хайям. Весь «Диуан Шаккура Хаддади» включает 121 газель с весьма интересными аналогиями из прошлого и интригующими решениями на будущее. Так, газель «Стрела» насчитывает 100 бейтов, что нетипично для этого стихотворного размера, где обычный порядок подразумевает интервал в диапазоне 5-13 бейтов. Вторая часть этой Книги «Шатры» более разнообразна в плане предметов обсуждения. Здесь делается за-дел, видимо, под Первый Том Сода, где жизнеописание Пророка мусульман будет рассмотрено не только под углом Духовной Битвы с эгом, а более подробно. Также делается попытка на 5 примерах полководцев прошлого определить вехи борьбы с самостью – нафсом. 3-я Книга «Ахрам» (Пирамиды) представляет собой интересную систематизацию поэтических претензий автора в форме сотен-пирамид, где сотня четверостиший определена в лимит. Их всего 18, не все они имеют законченный вид и, судя по всему, это было сделано намеренно. Темы весьма разнообразны – это и кольчуга Али, и Цезарь, и троянский конь, и размышления о жизни, о бренности бытия, о несостоятельности духовных притязаний в Боге на Самого Творца. 4-я Книга 1-го Раздела «Весна» дарит больше загадок, чем ответов. Ибо Город Любви, венец повествования, сознательно пропущен по неясной причине. Имеющиеся же в наличии строки – это, скорее, свободное изложение на разные темы.

Раздел II. Два Имама (Книги 5 и 6, Бейты 8 001 – 10 000)

Любовная лирика, так привычная читателю, скажем прямо, не самое сильное место Окталогии. Возможно, для заполнения этого вакуума и появились Два Имама. Фактически, здесь за основу взяты мистические газели Хафиза о любви к Творцу, которые в простонародье воспринимаются как любовь между мужчиной и женщиной. Озарения из мира Предвечности, свойственные великому поэту Персии, здесь недоступны. Поэтому, чтобы скрасить серость повествования, автор прибегает к весьма интересному способу: обычно берётся один бейт или строка из произведений Мастера в качестве закваски газелей, написанных на Кавказе. Хотя великие поэты прошлого обращения к газелям Хафиза делали под другим углом. Но здесь слабость не ставится в упрёк. Более того – признаётся. 5-я Книга Окталогии, с которой начинаются Два Имама называется «Сакрадеми» – Самая Красивая Девушка Мира. Это привычный для восточной поэзии образ, под которым подразумевается Вечный Бог. 6-я Книга «Величины» внешне никак не связана с любовной лирикой Книги предыдущей и подразумевает рассмотрение большего спектра вопросов. Но и здесь не обошлось без неожиданностей: газель «Хайдарова Стрела» состоит из 500 бейтов, разделённых на 5 частей. В ней в качестве рифмы используются одни и те же слова в определённом порядке, за исключением первой сотни. Насколько оправдан поиск новых форм автором – не очень ясно. Может, где-то более или менее удачно это и способно оживить канву описания. Вместе с тем читатель не знает, что у этого повествования будет продолжение: уже во Втором Томе Сода нас ждёт неожиданный ход с «Найденной Сакрадеми».

Раздел III. Четыре Султана (Книги 7-11, Бейты 10 001 – 16 000, Станы 1 – 1 630)

3-й Раздел, который появился весьма неожиданно, носит название Четыре Султана. Он состоит из 24 тысяч строк и разделён на 5 Книг. В 7-й Книге неожиданно появляется Стан – это «онегинская» строфа в 14 строк. Но в отличие от привычного слога классика русской поэзии, здесь используется, в подавляющей основе, только 3-стопный хорей. Автор какое-то время пытается приноровиться к новому стихотворному размеру, чего он и не скрывает. Вместе с тем, начинается базовое изложение духовных представлений и ценностей, которые со временем обретают новые краски в космогоническом сюжете о сотворении мира. Пока же даются общие намётки этого, даются общие границы плана. 9-я Книга «Пустыня» очень своеобразна – это вольное изложение стиха без особого предмета обсуждения. Мысли, посещающие обрывочно, переплетаются в интересное восприятие текущей в Пространстве и Времени реальности. Создаётся устойчивое впечатление, что автор пытается отсечь весь ненужный контингент читателей, испытывающих скуку от хода событий в этом месте Окталогии. Вместе с тем, преследуемые цели, видимо, достигаются в 10-й Книге – здесь начинает набирать обороты так любимый читателями космогонический сюжет. Уже в 11-й Книге жирными мазками даются основы вероубеждений людей, которые признают Единственность Творца.

Раздел IV. Фикх (в 3-х Томах, Книги 12-19, Бейты 16 001 – 28 495, Станы 1 631 – 5 200)

Книг с историей мира – великое множество. Способы описания также разнятся. Кто-то начинает это с Кайумарса и мубадов Ирана, кто-то идёт путём описания великих царей всех времён. Но ещё в древности был известен базовый способ, принятый за основу у всех Авраамических религий, исповедующих единобожие – через цепочку Пророков Аллаха вплоть до самого Судного Дня. Таким путём пошёл Фикх, начав с Адама и дойдя до описания Пророка Мухаммада в плоскости его чудес и нрава. Не мудрствуя лукаво, 4-й Раздел Окталогии опирается на древние источники и известнейших авторов в их интерпретациях священных Писаний, присланных Богом людям. 50 тысяч строк вполне хватило, чтобы вкратце ознакомить неподготовленного читателя с этим, чтобы продолжить процесс далее уже в Соде.

Раздел V. Сод (в 10-ти Томах, Книги 20-29, Бейты 28 496 – 77 600, Станы 5 201 – 13 635)

О чём же будут первые 70 тысяч строк Сода? Смысл поэмы, как известно, у поэта внутри. Почитаем вступительные слова к этим Томам.

К Тому Первому. «Сод – декатлон/десятиборье. Выражаясь современным языком, это собрание мастеров за первенство в абсолютном чемпионате атлетов. Где все составляющие, устремлённые к достижению одной цели и подразумевающие необходимый уровень во многих дисциплинах, должны быть отточены. Жизнеописание Пророка мусульман – это своего рода декатлон Духа, где в зачёт идёт итоговый результат, состоящий из многих аспектов общей мозаики. Собранные воедино разные направления и важнейшие маги-страли должны создать единый универсальный план достижения главной цели – создание Совершенного Человека, способного достичь максимального успеха-счастья в любой точке Пространства-Времени и обладающего для этого всем необходимым багажом знаний, мудрости и способности. Таким в своё время и был Пророк Мухаммад».

К Тому Второму. «Итак, она – Жемчужина-Красавица. И, если Бог имеет Атрибут Аль-Къаххар, Он же позволил назваться ей таким прекрасным именем. Замечательно. В неотразимости Самой Красивой Девушки Мира – Сакрадеми – сомнений не было. И, слава Богу. Она поражает, ибо великолепна и непринуждённа, с взглядом игривой лани, знающей все военные хитрости обворожения. Естественно, Восток не был бы таковым без сакральной начинки внешних естественных оболочек, выполняющих свою нелёгкую за-дачу весьма и весьма успешно. Но и красота естества, созданного Творцом, имеет право на внешний и внутренний смысл, чем всегда и был силён сам Шах-Хафиз… Жанр газели, такой прекрасный и доведённый Хафизом до совершенства, продолжает манить и звать в гости жителей всего подлунного мира на Востоке и Западе…»

К Тому Третьему. «Тридцать лет вслед Пророку на земле был Праведный Халифат, как об этом и говорил сам Посланник Аллаха. Абу Бакр, Умар, Усман и Али сделали больше, чем было в их силах, чтобы со временем люди мира в испанской Севилье, дагестанском Дербенте, Самарканде за Амударьёй, Мултане на Инде у подножья Гималаев, далёкой Индонезии и в глубинах сердца Африки – могли читать один Коран и жить в одной си-стеме ценностей. Квартет великих аскетов и отшельников в Боге, для которых мирская жизнь стоила меньше пепла на ветру, а смерть представлялась легче испития стакана во-ды, продолжила миссию Пророка Мухаммада. Неизвестная доселе никому новая геополитическая доминанта сокрушала мрак неверия и многобожия, оставляя за людьми пра-во выбора Света веры. Ведь никогда и никого силой в Свой Рай Аллах не звал…»

К Тому Четвёртому. «Имам Шамиль… Всего так и не скажешь. Святой высшей иерархии Накъшбандийского Тарикъата, получивший три разрешения на Путь, в том числе от самого шейха Исмаила Курдумери – прямого халифа Халид-Шаха. Человек, Четверть Века воевавший с державой, которая за год смела Наполеона и за четыре года уничтожила немецкий рейх. Горец Кавказа, чья популярность не меркнет, увеличиваясь год от года во всём мире. Военачальник, уважение к которому испытывают на протяжении столетий не только в мусульманских странах. Старец, вызывавший непомерное уважение, как у Романовых, так и династии Османов. Раб Божий, который по личному указанию Пророка Мухаммада был похоронен в сотне метров от него самого на кладбище Асхабов спустя 12 веков…»

К Тому Пятому. «Наиболее преуспевшим в чтении Сиры всегда становится Наследник Пророка. Пророки не оставляли в наследство динары и дирхемы, но – Знания. Знания бывают двух видов – явными (тела) и скрытыми (сердца). Постигшие только первое находятся в ранге зауиль-архам в науке о наследовании – Мирас. Познавшие только второе вступают в права зауиль-фуруд. Тогда как владеющий обеими ветвями единого цело-го становится прямым наследником в ранге родного сына по крови. Вот такое образное сравнение приводили великие учёные прошлого. Именно такому Полюсу [притяжения для всех ищущих Бога душ своего времени или целой эпохи], или Къутбу, жизнь Пророка Мухаммада становится наиболее понятной с позиций исполнения обязанностей, возложенных в своё время Аллахом на Своего Любимца по отношению ко всему живому…»

некто Donatello
3.5.2019

P.S.

[для комитета по культуре ГД РФ]

Справка

Российские власти и лично президент Путин, ратующий за предотвращение эскалации русофобских настроений и ущемления статуса русского языка, должны быть заинтересованы в поддержке окталогии «Ас-Сафи» для усиления геополитической составляющей российского государства в мире.
Почему?
Окталогия «Ас-Сафи» российского поэта и журналиста Шукура Шабатовича Тебуева де-факто является крупнейшим поэтическим произведением мира, написанным одним человеком, перевалив рубеж в 186 тысяч строк. Позади остались «Илиада-Одиссея» Гомера (29 тысяч), «Рамаяна» (48 тысяч), «Шах-намэ» Фирдоуси (120 тысяч) и «Махабхарата» (180 тысяч), которую некоторые исследователи считают плодом деятельности индийского монаха Вьясы. Впереди только киргизский эпос «Манас», который мог писаться в течение веков разными авторами (396 тысяч). Освещая вопросы борьбы духа и эга, а также историю мира вплоть до его предполагаемого конца в контексте истории Пророков всех «Авраамических религий», окталогия не может являться политическим заказом российского истеблишмента. Тем более, что история Второй мировой затронута только в предпоследнем 7-м Разделе «Функция». Настоящая история, когда судьба мира решалась под Сталинградом и Курском, а не в Нормандии.

Аналитический обозреватель
некто Donatello

21.11.2019

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *