6-й джюз. 4 раза

  1. Четыре раза Сердце чтоб омыть –
    У лучшего творенья (не забыть).
    А с нами что поделать, как же статься.
    Сражаться, значит. Так тому и быть.
  2. Повезло иному слогу,
    Воздаём хвалу мы Богу,
    И хвалою поплывём,
    Огибая водоём…
  3. Наш Пророк на свет родился,
    Сиротой определился.
    Халимáт для воспитанья –
    Мать молочная в признанье.
  4. Там и жил он пару лет,
    До шести годков ответ.
    Там случилось в первый раз
    То, о чём ведётся сказ.
  5. Ангелы там прилетели,
    Сердце вынули, смотрели.
    Сердце мальчику помыли,
    Всё вернули и зашили.
  6. В десять лет так было – два.
    В третий раз дошла молва –
    В сорок лет и стал Пророком.
    До Мигърáджа* – тетра, с Богом.
  7. Аллаха мáдад* всё сметает,
    И Познавший Бога знает:
    Свет идёт – преграды нет,
    И с Пророком наш завет.
  8. Мáдад-свет, что в Сердце бьёт,
    И счастливый всё поймёт.
    Сердце – поле битвы нашей,
    Эгу не сдадимся кашей,
  9. Что раскисла от Дуньú,
    И снесём мы в Сердце пни,
    И сажать начнём деревья
    В поминанье Бога дверью.
  10. И за Сердце битва с Эгом,
    Что в Аўтáд растает снегом,
    Мáдад Бога сил придаст, –
    Не ползком – а быстрым бегом.
  11. И съедим мы тот пирог
    Яблочный – поможет Бог.
    Будем биться и кусаться,
    К Цели нашей приближаться…
  12. Только так идём вперёд,
    Только так и Бог даёт.
    Если ты не знал что хочешь –
    Дед Мороз что ль принесёт?
  13. У Дуньú – свои дела.
    И опять пора пришла
    Вспомнить нам и рассказать,
    Дни мирские посчитать.
  14. Есть Дунья. Есть Ахырáт.
    Ближний мир. И Дальний. Рад.
    Между ними есть Барзáх,
    И расскажем в двух словах.
  15. Не родившийся – в Барзáхе,
    И кто умер – там, татáхи*.
    Ожиданием живёт,
    Судный День пока придёт.
  16. Но пока нужна Дунья.
    И на ней акцентов я,
    Даст Аллах, поставлю много.
    Первый здесь – проклятье Бога.
  17. Этот мир Аллахом проклят,
    Трудности его заполнят.
    Для неверного же – рай,
    Делай вывод и считай.
  18. И проклятья дань ужасна,
    Милость Бога – так прекрасна.
    Без неё нам не прожить,
    Где проклятье – ей не быть.
  19. Без неё же – жизни нет.
    Выход есть – один процент
    Милости пришло в Дунью,
    Растворило полынью.
  20. Девяносто девять – там
    В Ахырáте, скучно вам?
    Да в Дуньé не заскучаешь,
    Лишь неверным не замаешь.
  21. А для верующих – ад,
    Что тюрьма, и всё подряд.
    Смерть изменит полюса,
    Где гяурова краса?
  22. И Дунья – как полигон,
    Что непрост и есть разгон
    Жизни Вечной в Ахырáте,
    Ожидая здесь в палате.
  23. У Дуньú есть свой кураж,
    Обольщенье, антураж.
    Постепенно разъедает,
    Сталь и та здесь проседает.
  24. Потому так трудно нам
    И раздолие врагам.
    А врагов в Дуньé немало, –
    Всё, что Эго занимало.
  25. Деньги, власть, успех, удача –
    Если же сказать иначе –
    Всё, что Эгу здесь к лицу,
    И ловушка подлецу.
  26. Что – хабúс, его мы знаем,
    И Диуáн в Шатрах читаем.
    На добро ответит злом,
    Мир покинет. Поделом.
  27. Ангел здесь в Дуньé страдает,
    Поклоненьем проседает.
    Выше в Небо – он сильней,
    На Седьмом же – корифей.
  28. Курубú его зовут,
    Богу молится он тут.
    А в Дуньé – всё по-другому,
    Ток течёт согласно Ому.
  29. Есть одно сопротивленье,
    Потому важнó уменье,
    Нужно знанье, мáдад нужен,
    Хоть здоров ты был, простужен.
  30. И, короче говоря,
    Для нормальных – враг Дунья.
    Если нет – то ты в капкане,
    Будь фарсú или в Туране.
  31. И союзник основной
    Стал для Эга мир земной.
    И преграда к Богу – Эго,
    А Дунья помощник где-то.
  32. И Шайтан там тоже есть.
    Кое-что расскажем здесь.
    Он на каждом Небе был,
    Много тысяч лет служил.
  33. Наконец, в Дунью отправлен
    И наместником оставлен.
    Самый трудный здесь предел –
    Возгордился, вниз слетел.
  34. Раз он здесь – любимец Бога.
    Опрометчива дорога.
    Выводы оставь Аллаху,
    Не вгоняя страха праху.
  35. Люди на Земле споткнулись,
    И два Ангела вернулись
    В этот мир увидеть сами
    «Чудеса за виражами».
  36. Все грехи здесь совершат,
    И тогда поймёт солдат,
    Хоть и был он «тыловой» –
    Не шути с передовой.
  37. Потому Дунья опасна,
    Ведьма – кажется прекрасна.
    Потому такой удел,
    И Аллах людей жалел.
  38. Так Кабúль убил Хабúля*,
    Началась земная миля.
    С той поры – солёно море,
    Для оленей волки – горе.
  39. Дальше – больше и страшней.
    Был Адам шестьдесят локтей,
    Тридцать метров в пересчёте,
    Обмельчал народ в заботе.
  40. Данияла Тамерлан –
    Двадцать с лишним метров стан –
    Сам забрал из Вавилона,
    В Самарканде будет, дома.
  41. Баракáт его у них,
    И туда летит наш стих.
    И больших людей находят,
    Объяснения приводят.
  42. Мы здесь тоже приведём,
    Но не дарвинским путём.
    В эволюцию – не верим,
    Постучимся в эти двери,
  43. Переходных нету форм,
    Вся кора, как комбикорм,
    У Земли уж перерыта –
    Миллиардами забита?
  44. Этот камень – основной.
    Нету форм – подход иной.
    Надоели им Писанья?
    Обезьяна «верх» признанья?
  45. Правда путь себе найдёт,
    Флогистон опять уйдёт,
    Дарвинистам не мешая,
    И за Истиной шагая.
  46. Тем не менее – пора.
    Биология с утра
    Тот заказ «навыполняла»,
    Дарвинистова игра.
  47. Всё рассеется как дым,
    Да туда мы не хотим.
    И вернёмся вновь к предмету,
    Атеистова секрету.
  48. Мельче стал и род людской,
    И пшеничный колос мой.
    С финик было там зерно,
    А теперь – малó оно.
  49. Энтропия всё съедает,
    Все устои разрушает.
    Всё летит – морали, нрав,
    Кто сильней – как будто прав.
  50. Честь, достоинство – не «в счёт».
    Деньги, власть – людской почёт.
    Поменяли все устои,
    И в цене теперь помои.
  51. Так Дунья сметает слабых
    Не в баталиях кровавых,
    А в желаниях пустых,
    Поменяв на холостых.
  52. Холостым же – сыт не будешь,
    Ход пустой и всё забудешь.
    Да в угаре у Дуньú
    Счёт другой, другие дни.
  53. В шторах – сила казино,
    Чёрно-белое кино.
    Света нет, не видно Солнца,
    Хоть глядит порой в оконца.
  54. Так с Дуньёй всё нелегко,
    Залетел я высоко.
    Хоть глухой и не услышал –
    Дело сделал так легко.
  55. И страданием полна,
    Истязает всех она.
    Но народ лишь к ней стремится,
    Кипятком хотят напиться.
  56. Тем не менее – вперёд.
    И Дунья была – пройдёт.
    Умный это понимает,
    Воскресенья ожидает.
  57. В Воскресенье же не верят
    Те, чья жизнь – одна потеря.
    И Дуньёй одной живёт, –
    Смотрит в землю, ест и пьёт.
  58. Жизнь мирская обрекает,
    Бога в сердце «забирает».
    Если был Он там когда –
    Враг не слабый, не беда.
  59. И хотя Дунья притянет,
    Одурманит и обманет, –
    Лишь наживкою она,
    Что для Эга рождена.
  60. У Пророка нету Эга,
    Как в пустыне нету снега.
    И к Дуньé его не тянет,
    И она не одурманит.
  61. Но четыре раза моют –
    Что же ждёт там нас с тобою?..
    Нас Дунья околдовала,
    Ран на сердце есть немало.
  62. Много есть в Дуньé капканов
    Все века и в дальних странах.
    В ближней всё найдёшь стране –
    И сейчас ты на войне.
  63. Может быть, уже в плену.
    Может, проиграл войну.
    Может быть, уже убит.
    Может, станешь знаменит.
  64. И путей всего там – три.
    Для себя ты разбери.
    Кайф мирской и кайф загробный
    То – гяур и с верой сдобной.
  65. И Дунья там – для гяура.
    Рай – другая синекура
    И для верующих есть.
    Поясненье нужно здесь.
  66. Жить в Дуньé как Диоген –
    Я не звал, не Демосфен.
    Рай забыть, ныряя в Ад –
    Я не звал в такой расклад.
  67. Но и Целью не держи
    Этих двух – знай изнутри.
    Целью может быть лишь Бог –
    Третий выбор из дорог.
  68. И по ней святой шагает,
    Рай и Землю получает,
    Хоть и нету интереса
    К этим двум назло Прогрессу.
  69. Кто же бегал за Дуньёй –
    Станет для неё рабой.
    Кто о Рае так хлопочет,
    Может, Бога и не хочет.
  70. Бог – не Рай и не Дунья.
    Кайфа – нет, скажу, друзья.
    И поклонников там мало –
    Лишь таких всё признавало.
  71. И Дунья над ним не властна
    И рабой ему – прекрасно.
    Он в Дуньé живёт – не ей,
    Объясненье поострей.
  72. Мы преследуем Дунью
    Выгоду найти свою.
    Бога в намерéньи – нет,
    Мы – в пролёте, не секрет.
  73. Тот Дунью не так искал –
    Бог хотел, вот он и взял.
    Руки нервно не дрожали,
    Денег пресс когда считали.
  74. Лет пяток без денег – стой,
    А потом возьми, герой,
    Их ты в руки посчитать,
    Чтоб себя определять.
  75. Даже если всё получит –
    Не заметит, не озвучит.
    Если всё там вмиг отняли –
    Он не понял, не в печали.
  76. Значит, он – и был святой.
    С Богом летом и зимой.
    На купюры тоже смотрит –
    Видит Бога в натюрморте.
  77. Как голодный видит хлеб –
    Нет стены, пришёл обед.
    И в машине, магазине,
    И на полюсе, в витрине.
  78. Шоколад искал ребёнок
    И не видел он пелёнок,
    И не видел ничего –
    Шоколад в руке его.
  79. И святой так поступает,
    Он идёт, не видя Рая.
    И не видит он Дуньú –
    С Богом в Сердце ночи, дни.
  80. Рай он хочет из-за Бога –
    Через Рай к Нему дорога.
    И Дунью, коль хочет Бог,
    Из-за нас с тобой возьмёт.
  81. Был святой один Великий,
    Денег не имел, безликий.
    Бог раскрыл – и море злата
    За окном для нас заплата.
  82. Кто с ним был – то злато взял.
    А святой же – отказал.
    Ни к чему ему оно,
    То – для нас с тобой кино.
  83. Взявший – сильно настоял,
    И святой хоть возражал,
    Коль умрёт – его помоют,
    Три монетки это стоит.
  84. Три монетки он и взял.
    Нам с тобою указал
    Эфемерность всю Дуньú –
    Будут снова ночи, дни.
  85. Как то время проведём,
    И каким пойдём путём?..
    Можно много говорить,
    Исхитряться, лебезить.
  86. Можно – сделать молча всё.
    Разогнав всё вороньё.
    Можно Духом стать свободным,
    К Эгу обратив цевьё.
  87. Жизнь проходит враз и быстро,
    Опечалив коммуниста.
    Много лет он сказки плёл –
    Ад расплатой атеисту.
  88. На Земле начнётся Ад,
    Слышишь стонов сколько в ряд?
    И никак понять не хочет,
    Что ж – достойное схлопочет.
  89. Был рабом – рабом остался.
    И над Богом «измывался».
    А в итоге – над собой,
    Для Дуньú он был рабой.
  90. И она его унизит,
    Ада пламень лишь приблизит.
    Он и здесь не понимает,
    Прошлым всё определяет.
  91. С чем прожúл – так и уйдёт,
    Доплывает пароход.
    И у Бога он не выиграл,
    Будет задом наперёд.
  92. И таких ты не жалей
    В старость – будешь дуралей.
    Если молодость вернуть –
    Он опять пройдёт свой путь.
  93. Он как зверь не разумеет,
    Говорить хотя умеет.
    Так он – зверь, пусть говорящий,
    Термин будет подходящий.
  94. Лишь инстинктами живёт,
    Бога он не признаёт.
    Зверь же Бога поминает –
    Пред восходом звук летает.
  95. Ты послушай пенье птиц
    До захода – без границ.
    Человек лишь самый «умный»,
    И считают все – разумный.
  96. «Сапиенсом» называют
    И зверьков тех обижают.
    Говорить он лишь умеет,
    Всё же зверем разумеет.
  97. Женщин и детей убьёт
    И огонь свой обретёт.
    Сироту не пожалеет –
    Человеком быть посмеет?
  98. Если это «человек» –
    То тогда – секундой век.
    Солнце будет там Луною –
    Мне не по пути с тобою.
  99. Много стало их, признаю.
    И Исý лишь ожидаю.
    Их лекарство – у него,
    Будет много там чего.
  100. И Дунью – врагом считаю,
    Проиграл и умираю.
    Но прощением у Бога
    Будет грешника дорога…

7-й джюз. 2 истории

Обсуждение закрыто.