70 лучших из 70 000

MMCMLXXXIV / 2 984
Колдуном Мусу назвал
Фараон. Опять не ново.
Двери тем пооткрывал –
Властью Бога станет Слово…
Состязанье намечалось:
Мúсра колдунам давалось
Порученье – превзойти,
Классика опять прочти.
Обещали приближенье
К Фараону, чтоб опять
Силу власти в мире знать –
Сладкое, ну как варенье.
И сейчас был чародей
Как придворный лицедей.
MMCMLXXXV / 2 985
Семь десятков остаётся,
[Семь десятков тысяч было],
Что для дела изберётся,
Чтоб Пророка победило.
Взяли все для дела снасти,
Чародейства где напасти,
Стали там верёвки виться,
Чтобы в змеев «превратиться» –
Людям Мúсра так казалось,
[Магией «мозги сушили»,
Всех в иллюзию вводили],
Коих много там собралось.
Посох Моисея тут:
Не пройдёт ни плут, ни труд.
MMCMLXXXVI / 2 986
В – Семиглавого Дракона –
Посох сразу превратился.
Не поможет «оборона» –
План Аллаха воплотился:
Ложь разрушена опять,
Чтобы Правде побеждать.
Все верёвки он глотает,
Что змеёю представляет
Там честной народ земли,
Колдуны тут понимают –
Что не магией бывают,
Чудеса, что все смогли
Видеть… Веру принимали,
За Мусою все шагали…
MMCMLXXXVII / 2 987
И сейчас все колдуны
В мире бренном бесновались,
С Богом, дескать, «все равны»,
На судьбу «не полагались».
Только эти, знать, похуже –
В жадность мира всё поуже:
Чтобы каялся там кто –
Не слыхали мы про то.
Был единственный колдун,
Покаянием что стался,
Зверю в деле том признался,
Непредвзятостью у струн –
Колдуны Мусы эпохи,
Чтобы знали гениохи…
MMCMLXXXVIII / 2 988
Опечален Фараон,
В бешенство опять пришёл,
Делом очень огорчён,
Продолжает произвол:
Колдунов – четвертовал.
Ни один назад не дал
Ходу – в вере умирают,
Их шахúдами считают…
С колдовства ведь начиналось?
Суть за Правдою пошла,
Покаянием пришла
К Богу, дело завершалось.
Хáтимой дела считали,
Мы в хадисе так читали.
MMCMLXXXIX / 2 989
Был унижен Фараон
Пред народом, без сомненья.
Не поверит больше он
Людям, нету удивленья.
Ведь каким он сам и был –
Остальных в том уличил.
Стали копты снова там
Гнёт чинить своим врагам,
То есть, иудеям Мúсра –
Фараон отмашку дал,
Следом всякий повторял,
Кесарь где-то, где-то кúсра,
Что за власть в миру держались
И в неверии остались…

Снова – Тысячею стало, и всего за Семь Часов: титул самого большого поэтического произведения мира, написанного одним человеком, переходит от персидского «Шах-намэ» Фирдоуси в русскую поэзию. Погоня за «Махабхаратой» и «Манасом»

Обсуждение закрыто.