некто Donatello: «Ас-Сафи» — больше драма-действие, нежели эпос-описание, с оазисами лирики

При чтении Окталогии часто встречается «мы отступили», «нас разбили», «наше наступление», «наши успехи». Словно, автор, будучи солдатом Пророка, берёт Мекку. Или же он — мурид Имама Шамиля, сражающийся на Ахульго. К тому же, он — обычный рядовой, окружающий группировку Паулюса под Сталинградом. Увлечённость, погружающая зрителя-читателя в другую реальность, на наш взгляд, придаёт всей Окталогии статус драмы-действия, а не эпоса-описания. Размышления 9-й Книги вместе с газелями 2-й, 5-й, 6-й и 21-й являются лирическими передышками в ходе наступления фронтов Истории. Таким образом, представляется возможным трактовать окталогию «Ас-Сафи» Шукура Тебуева как — эпическую драму с элементами лирики, повествующую об Истории Мира с момента его сотворения Аллахом. Где все три подразделения литературы, предложенные Гегелем пару веков назад, имеют место быть. Вместе с тем, также видится целесообразным использование уже привычной формулировки произведения как — сочинения в стихах из 8 разделов философско-дидактического содержания — в зависимости от плоскости освещения назначения окталогии «Ас-Сафи».

некто Donatello
9.06.2020

Хайямовед Альберт Батчаев об окталогии «Ас-Сафи» Шукура Тебуева

Подлинник рецензии Альберта Батчаева, лист 1

«Передо мной «Ас-Сафи» — титанический труд Шукура Тебуева. Автор увлекает читателя в глубину истории, начиная с Адама по сегодняшний день.

Книга написана на отточенном поэтическом языке, используя различные стихосложения, включая трудный жанр — рубаи, что новинка в Карачаево-Балкарской литературе. Книга высоко нравственна и человечна. Автор утверждает Божественное начало человеческого бытия на земле и торжество человеческого духа. Шукур глубоко понимает жизнь и всей душой отдаёт себя своему делу.

В творчестве Тебуева спрессовано в одно целое литература, история, философия и мощная художественная энергия, что говорит о многогранности его таланта.

Книга «Ас-Сафи» представляет интерес для всего тюркского мира».

Альберт Батчаев

Член союза писателей России, заслуженный деятель культуры КЧР, кавалер орденов и медалей КЧР, международной палаты награждения «Знаковая личность», «Руми» (Турция) и прочих наград

Подлинник рецензии Альберта Батчаева, лист 2

Окталогия Ас-Сафú: новоявленный колосс русскоязычной поэзии (краткое эссе с общим обзором первых 180 тысяч строк Пяти Разделов)

У Джама, говорят, была в чести такая песня:

«Налейте чашу! Вечно жить Джамшид и тот не будет»
Хафиз

Попытаемся рассмотреть Окталогию, не покидая пространства Ас-Сафи и исходя из терминов и образов, принятых за основу в этом произведении.

Пролог

Позиционируя себя как «сочинение в стихах из Восьми Разделов философско-дидактического содержания», Окталогия установила смысловой стандарт, пока не очень понятный в силу незавершённости произведения. Объявив приоритет «открытых весов поэтического восьмиугольника», Ас-Сафи наращивает гонку за Манасом, фактически, обойдя Махабхарату и уже миновав планки колоссов поэтической древности в лице Илиады-Одиссеи Гомера, индийской Рамаяны и Шах-Намэ Фирдоуси. Это впечатляет. Как ни крути, более 180 тысяч поэтических строк для современного произведения, написанного всего за 4 года, не позволяет обойти молчанием Окталогию.

Структура Окталогии

Структура произведения довольна сложна. «Атомом» Окталогии является Бейт, который, применительно к Ас-Сафи, может состоять из 2, 3, 4 или 5 строк. Таким образом, понятие «бейта» в сочинении весьма условное по отношению к его корневому значению, принятому в арабской поэзии. Количество Бейтов не может превышать 124 000, и, надо полагать, повествование будет прервано без объяснений – как только достигнет этой величины.

Сорок Книг Окталогии, размещённые в Наджибах

Предполагается, что Ас-Сафи будет состоять из 40 Книг, которые расположены в Наджибах – собственно томах Окталогии. Дело в том, что понятие «Том» также используется в произведении для нумерации подразделов Разделов. Так, Фикх имеет Три Тома, Сод – Десять. Эта путаница возникла, согласно версии автора, потому, что изначально поэтическое сочинение планировалось на уровне 7 000 строк.

История создания

Дело начиналось с истории маленького народа, живущего в предгорьях Большого Кавказского хребта. Для популяризации темы в мире и был выбран русский язык, в качестве носителя информации. Позже появились газели и рубагъи, сотни-пирамиды – получилась тетралогия. Таким образом, Аўтад позиционировался как завершённое произведение и состоял из 4 Книг. Были написаны лирические газели Двух Имамов (5-я и 6-я Книги). Ситуация запуталась. Но и это произведение уже считалось завершённым. Позже началась работа над Четырьмя Султанами (Книги 7-11), и всё усугубилось до предела. В ито-ге, был найден выход – произведение получило название Ас-Сафи. Тем не менее, расчёт на 4-й Раздел Окталогии появился не сразу: Фикх (Книги 12-19) планировался завершением и был намного короче нынешнего. Подобно вспышке сверхновой, появился Сод – Пятый Раздел в Десяти Томах. Он расширил Фикх, технически переведя произведение в район 300 000 строк. В данный момент работа над 11-м Наджибом (5-й Том Сода), который достиг порядка 180 тысяч строк и пробил 2-й потолок Пятой Веды (Махабхараты), завершена. Следующие Два Наджиба выведут Окталогию на уровень 230 тысяч строк, оставив позади 3-й потолок классики Индостана (220 тысяч) и устремив Ас-Сафи к Манасу…

Илиада-Одиссея – Рамаяна – Шах-Намэ – Махабхарата – Манас

Шаг за шагом Ас-Сафи идёт к своей цели, уже оставив позади шедевры Гомера (29 тысяч строк), Рамаяну (48 тысяч), Шах-Намэ (120 тысяч), 1-й и 2-й потолки Пятой Веды (150 и 180 тысяч). Эти ориентиры нужны для мотивации или чего-то другого – сложно пред-ставить. Хотя до Манаса (396 тысяч – полмиллиона и более) ещё далеко.

Сквозные нумерации, принятые в Ас-Сафи

Их несколько. Первая – в Бейтах. Несмотря на то, что после первых 30 тысяч строк остальное повествование идёт «онегинской» строфой (по большей части, 3-стопный хо-рей) и достигнет порядка 199 тысяч строк – Ас-Сафи чётко нумерует общий порядок в Бейтах. Начиная со 2-го Раздела, вводится нумерация частей Окталогии при помощи арабских букв (алиф, ба, та, са и т.д.) Таким образом, Аўтад позиционируется как квинт-эссенция всего произведения, когда остальные Разделы в расширенной форме повествуют о тех или иных тезисах 1-го Раздела. Для «онегинских» строф вводится деление на 28 Легионов, в которые будут входить первые 10 000 Станов – так в Ас-Сафи называется стихотворный размер в 14 строк. Видимо, Легионы завершатся в упомянутом выше 11-м Наджибе, хотя на этом использование данного вида поэтического шага не прекратится, выведя общий его счёт за пределы 14 тысяч строф. Также в оригинале используется сквозная нумерация страниц – в электронном виде 14-й размер шрифта Sylfaen, доведя общий счёт до 7 тысяч в 11-м Наджибе. Есть и другие примеры сквозной нумерации, которые читатель может заметить в ходе знакомства с произведением. Отметим, что это, в какой-то степени, помогает систематизировать огромные объёмы, к которым не так легко привыкнуть.

Два способа исчисления Бейтов: по нумерации и порядку написания

Первые Три Раздела (Наджибы 1-3, Книги 1-11) были написаны по порядку. Затем был написан 1-й Том 5-го Раздела (Наджиб 7, Книга 20). За ним последовали Наджибы 4, 9, 10, 5, 8 и 6 Фикха и Сода. Таким образом, очевидно, что количество строк первых Десяти Наджибов будет разным, в зависимости от способа счёта. Также напрашивается явная аллюзия с Кораном, в котором расположение Аятов и Сур не соответствует последовательности их ниспослания. Это и позволяет некоторым богословам делать комментарии священной Книги мусульман не по нумерации глав, а по порядку их ниспослания Богом.

Завершающие Три Раздела Окталогии

Вслед за Разделами Аўтад, Два Имама, Четыре Султана, Фикх и Сод планируется написание Апологии, Функции и Индукции – доведя, таким образом, общий счёт Разделов Окталогии до Восьми.

Изменение декларируемых задач Окталогии в ходе написания произведения

Изначально представлялось, что основной задачей сочинения будет освещение особенностей борьбы Духа и Эга. Для этого был избран вспомогательный способ описания бренности бытия в изменяемом мире, который является главным сообщником нафса (самость, эго). Позже сочинение перевели, как утверждает автор, уже в поэтическое пространство, абстрагировав его от связи со знанием как таковым в любом его проявлении. Вместе с этим прослеживается возможное желание определить фабулу Окталогии как – повествование об Истории Мира с момента его создания Богом. Это было свойственно древним авторам в локальном виде (Махабхарата и история Индостана) или более глобальном масштабе (Аль-Бидая уа н-Нихая арабского историка и богослова Ибн Касира).

Парадокс испанского классика Лопе де Вега

Общее наследие испанца, надо полагать, превышает миллион строк, по большей части утерянных, хотя и не включённых в одно произведение, как это сделано в Ас-Сафи.

Дуализм Окталогии

Иногда повествование идёт весело и легко, переходя с одной темы на другую без особой последовательности. В других местах изложение бывает предельно чётким, зажатым в рамки передачи смысла первоисточника. Желанная свежесть, упомянутая не раз в произведении, даётся, порой, с трудом и не всегда.

Раздел I. Аўтад (Книги 1-4, Бейты 1 – 6 661)

Начало Окталогии:

Сказал Иса, сын Мариям, а он не мог не знать,
Ведь с ним Аллаха был салам и он – Пророк и рать:
«Тот, кто узнал и воплотил, другого научил –
Того счастливца в Небесах Великим будут звать».

Утомляет? Или удивляет? Скорее, нет. Подсознательный посыл духа к совершенству и приобщения к этому совершенству максимального количества живых существ. Что ж – задача благородная.
Итак, Аўтад. Он состоит из 4 Книг, включает около 24 тысяч строк. Начиная повествование тезисом о сотворении мира, речь плавно переводится на историю аланов и асов-булгар – прямых предков карачаевцев, как об этом говорит «Ассия» учёного Арсена Кубанова. Именно она взята за основу исторической интерпретации этногенеза этого народа. Не признавая общепринятую теорию ираноязычности алан и асов-булгар, которые к тому же провозглашены одним народом, Аўтад поддерживает мнение учёного-историка. Приведя интересные примеры этимологии, доселе малоизвестные учёному миру, также делаются попытки объединить просторы от Скандинавии до Енисея – ареал расселения асов. История карачаевцев плавно доходит до XX века, где описывается их участие в Ве-ликой Отечественной войне и выдающиеся заслуги на этом поприще воинов-героев. 2-я Книга 1-го Раздела «Султан» погружает нас в таинственный мир газели и рубагъи. В первом измерении царствовал Хафиз, по мнению автора Окталогии. Во втором миру более известен Хайям. Весь «Диуан Шаккура Хаддади» включает 121 газель с весьма интересными аналогиями из прошлого и интригующими решениями на будущее. Так, газель «Стрела» насчитывает 100 бейтов, что нетипично для этого стихотворного размера, где обычный порядок подразумевает интервал в диапазоне 5-13 бейтов. Вторая часть этой Книги «Шатры» более разнообразна в плане предметов обсуждения. Здесь делается за-дел, видимо, под Первый Том Сода, где жизнеописание Пророка мусульман будет рассмотрено не только под углом Духовной Битвы с эгом, а более подробно. Также делается попытка на 5 примерах полководцев прошлого определить вехи борьбы с самостью – нафсом. 3-я Книга «Ахрам» (Пирамиды) представляет собой интересную систематизацию поэтических претензий автора в форме сотен-пирамид, где сотня четверостиший определена в лимит. Их всего 18, не все они имеют законченный вид и, судя по всему, это было сделано намеренно. Темы весьма разнообразны – это и кольчуга Али, и Цезарь, и троянский конь, и размышления о жизни, о бренности бытия, о несостоятельности духовных притязаний в Боге на Самого Творца. 4-я Книга 1-го Раздела «Весна» дарит больше загадок, чем ответов. Ибо Город Любви, венец повествования, сознательно пропущен по неясной причине. Имеющиеся же в наличии строки – это, скорее, свободное изложение на разные темы.

Раздел II. Два Имама (Книги 5 и 6, Бейты 8 001 – 10 000)

Любовная лирика, так привычная читателю, скажем прямо, не самое сильное место Окталогии. Возможно, для заполнения этого вакуума и появились Два Имама. Фактически, здесь за основу взяты мистические газели Хафиза о любви к Творцу, которые в простонародье воспринимаются как любовь между мужчиной и женщиной. Озарения из мира Предвечности, свойственные великому поэту Персии, здесь недоступны. Поэтому, чтобы скрасить серость повествования, автор прибегает к весьма интересному способу: обычно берётся один бейт или строка из произведений Мастера в качестве закваски газелей, написанных на Кавказе. Хотя великие поэты прошлого обращения к газелям Хафиза делали под другим углом. Но здесь слабость не ставится в упрёк. Более того – признаётся. 5-я Книга Окталогии, с которой начинаются Два Имама называется «Сакрадеми» – Самая Красивая Девушка Мира. Это привычный для восточной поэзии образ, под которым подразумевается Вечный Бог. 6-я Книга «Величины» внешне никак не связана с любовной лирикой Книги предыдущей и подразумевает рассмотрение большего спектра вопросов. Но и здесь не обошлось без неожиданностей: газель «Хайдарова Стрела» состоит из 500 бейтов, разделённых на 5 частей. В ней в качестве рифмы используются одни и те же слова в определённом порядке, за исключением первой сотни. Насколько оправдан поиск новых форм автором – не очень ясно. Может, где-то более или менее удачно это и способно оживить канву описания. Вместе с тем читатель не знает, что у этого повествования будет продолжение: уже во Втором Томе Сода нас ждёт неожиданный ход с «Найденной Сакрадеми».

Раздел III. Четыре Султана (Книги 7-11, Бейты 10 001 – 16 000, Станы 1 – 1 630)

3-й Раздел, который появился весьма неожиданно, носит название Четыре Султана. Он состоит из 24 тысяч строк и разделён на 5 Книг. В 7-й Книге неожиданно появляется Стан – это «онегинская» строфа в 14 строк. Но в отличие от привычного слога классика русской поэзии, здесь используется, в подавляющей основе, только 3-стопный хорей. Автор какое-то время пытается приноровиться к новому стихотворному размеру, чего он и не скрывает. Вместе с тем, начинается базовое изложение духовных представлений и ценностей, которые со временем обретают новые краски в космогоническом сюжете о сотворении мира. Пока же даются общие намётки этого, даются общие границы плана. 9-я Книга «Пустыня» очень своеобразна – это вольное изложение стиха без особого предмета обсуждения. Мысли, посещающие обрывочно, переплетаются в интересное восприятие текущей в Пространстве и Времени реальности. Создаётся устойчивое впечатление, что автор пытается отсечь весь ненужный контингент читателей, испытывающих скуку от хода событий в этом месте Окталогии. Вместе с тем, преследуемые цели, видимо, достигаются в 10-й Книге – здесь начинает набирать обороты так любимый читателями космогонический сюжет. Уже в 11-й Книге жирными мазками даются основы вероубеждений людей, которые признают Единственность Творца.

Раздел IV. Фикх (в 3-х Томах, Книги 12-19, Бейты 16 001 – 28 495, Станы 1 631 – 5 200)

Книг с историей мира – великое множество. Способы описания также разнятся. Кто-то начинает это с Кайумарса и мубадов Ирана, кто-то идёт путём описания великих царей всех времён. Но ещё в древности был известен базовый способ, принятый за основу у всех Авраамических религий, исповедующих единобожие – через цепочку Пророков Аллаха вплоть до самого Судного Дня. Таким путём пошёл Фикх, начав с Адама и дойдя до описания Пророка Мухаммада в плоскости его чудес и нрава. Не мудрствуя лукаво, 4-й Раздел Окталогии опирается на древние источники и известнейших авторов в их интерпретациях священных Писаний, присланных Богом людям. 50 тысяч строк вполне хватило, чтобы вкратце ознакомить неподготовленного читателя с этим, чтобы продолжить процесс далее уже в Соде.

Раздел V. Сод (в 10-ти Томах, Книги 20-29, Бейты 28 496 – 77 600, Станы 5 201 – 13 635)

О чём же будут первые 70 тысяч строк Сода? Смысл поэмы, как известно, у поэта внутри. Почитаем вступительные слова к этим Томам.

К Тому Первому. «Сод – декатлон/десятиборье. Выражаясь современным языком, это собрание мастеров за первенство в абсолютном чемпионате атлетов. Где все составляющие, устремлённые к достижению одной цели и подразумевающие необходимый уровень во многих дисциплинах, должны быть отточены. Жизнеописание Пророка мусульман – это своего рода декатлон Духа, где в зачёт идёт итоговый результат, состоящий из многих аспектов общей мозаики. Собранные воедино разные направления и важнейшие маги-страли должны создать единый универсальный план достижения главной цели – создание Совершенного Человека, способного достичь максимального успеха-счастья в любой точке Пространства-Времени и обладающего для этого всем необходимым багажом знаний, мудрости и способности. Таким в своё время и был Пророк Мухаммад».

К Тому Второму. «Итак, она – Жемчужина-Красавица. И, если Бог имеет Атрибут Аль-Къаххар, Он же позволил назваться ей таким прекрасным именем. Замечательно. В неотразимости Самой Красивой Девушки Мира – Сакрадеми – сомнений не было. И, слава Богу. Она поражает, ибо великолепна и непринуждённа, с взглядом игривой лани, знающей все военные хитрости обворожения. Естественно, Восток не был бы таковым без сакральной начинки внешних естественных оболочек, выполняющих свою нелёгкую за-дачу весьма и весьма успешно. Но и красота естества, созданного Творцом, имеет право на внешний и внутренний смысл, чем всегда и был силён сам Шах-Хафиз… Жанр газели, такой прекрасный и доведённый Хафизом до совершенства, продолжает манить и звать в гости жителей всего подлунного мира на Востоке и Западе…»

К Тому Третьему. «Тридцать лет вслед Пророку на земле был Праведный Халифат, как об этом и говорил сам Посланник Аллаха. Абу Бакр, Умар, Усман и Али сделали больше, чем было в их силах, чтобы со временем люди мира в испанской Севилье, дагестанском Дербенте, Самарканде за Амударьёй, Мултане на Инде у подножья Гималаев, далёкой Индонезии и в глубинах сердца Африки – могли читать один Коран и жить в одной си-стеме ценностей. Квартет великих аскетов и отшельников в Боге, для которых мирская жизнь стоила меньше пепла на ветру, а смерть представлялась легче испития стакана во-ды, продолжила миссию Пророка Мухаммада. Неизвестная доселе никому новая геополитическая доминанта сокрушала мрак неверия и многобожия, оставляя за людьми пра-во выбора Света веры. Ведь никогда и никого силой в Свой Рай Аллах не звал…»

К Тому Четвёртому. «Имам Шамиль… Всего так и не скажешь. Святой высшей иерархии Накъшбандийского Тарикъата, получивший три разрешения на Путь, в том числе от самого шейха Исмаила Курдумери – прямого халифа Халид-Шаха. Человек, Четверть Века воевавший с державой, которая за год смела Наполеона и за четыре года уничтожила немецкий рейх. Горец Кавказа, чья популярность не меркнет, увеличиваясь год от года во всём мире. Военачальник, уважение к которому испытывают на протяжении столетий не только в мусульманских странах. Старец, вызывавший непомерное уважение, как у Романовых, так и династии Османов. Раб Божий, который по личному указанию Пророка Мухаммада был похоронен в сотне метров от него самого на кладбище Асхабов спустя 12 веков…»

К Тому Пятому. «Наиболее преуспевшим в чтении Сиры всегда становится Наследник Пророка. Пророки не оставляли в наследство динары и дирхемы, но – Знания. Знания бывают двух видов – явными (тела) и скрытыми (сердца). Постигшие только первое находятся в ранге зауиль-архам в науке о наследовании – Мирас. Познавшие только второе вступают в права зауиль-фуруд. Тогда как владеющий обеими ветвями единого цело-го становится прямым наследником в ранге родного сына по крови. Вот такое образное сравнение приводили великие учёные прошлого. Именно такому Полюсу [притяжения для всех ищущих Бога душ своего времени или целой эпохи], или Къутбу, жизнь Пророка Мухаммада становится наиболее понятной с позиций исполнения обязанностей, возложенных в своё время Аллахом на Своего Любимца по отношению ко всему живому…»

некто Donatello
3.5.2019

P.S.

[для комитета по культуре ГД РФ]

Справка

Российские власти и лично президент Путин, ратующий за предотвращение эскалации русофобских настроений и ущемления статуса русского языка, должны быть заинтересованы в поддержке окталогии «Ас-Сафи» для усиления геополитической составляющей российского государства в мире.
Почему?
Окталогия «Ас-Сафи» российского поэта и журналиста Шукура Шабатовича Тебуева де-факто является крупнейшим поэтическим произведением мира, написанным одним человеком, перевалив рубеж в 186 тысяч строк. Позади остались «Илиада-Одиссея» Гомера (29 тысяч), «Рамаяна» (48 тысяч), «Шах-намэ» Фирдоуси (120 тысяч) и «Махабхарата» (180 тысяч), которую некоторые исследователи считают плодом деятельности индийского монаха Вьясы. Впереди только киргизский эпос «Манас», который мог писаться в течение веков разными авторами (396 тысяч). Освещая вопросы борьбы духа и эга, а также историю мира вплоть до его предполагаемого конца в контексте истории Пророков всех «Авраамических религий», окталогия не может являться политическим заказом российского истеблишмента. Тем более, что история Второй мировой затронута только в предпоследнем 7-м Разделе «Функция». Настоящая история, когда судьба мира решалась под Сталинградом и Курском, а не в Нормандии.

Аналитический обозреватель
некто Donatello

21.11.2019

некто Donatello. 400 газелей окталогии «Ас-Сафи». Парадоксы

Первые четыре газели не совсем являются таковыми — там написано настоящее имя автора, а не образное. Следующие 121 газель из «Диуана Шаккура Хаддади» представляют собой слишком серьёзную заявку на наследство Хафиза. Шаккур — «очень благодарный» — перекликается с именем автора и несёт интересную смысловую нагрузку. Хаддади — «из рода кузнецов». Кузнецами в мире метафор бывают великие цари и даже сам Гъазраил (ангел смерти), который и образ водоноса может иметь. Оборонительно-наступательных инициатив в этом Диуане кавказца много: от Рубахи и нежелания выбирать себе царя, до Императора и Читая. Стиль современного восприятия Хафиза здесь только формируется. Хотя «Диуан Шаккура Хаддади», при всей его не самой лёгкой составляющей начинки, был написан всего за 19 дней. Дальше последовали «Сакрадеми», «Величины» и «Роза у изголовья (Найденная Сакрадеми)». Шаккур, ставший Гъарибом (чужаком), а позже Сахъуа (достигшим стабильной трезвости вслед своего мистического опьянения) — окончательно реанимировал стихотворный размер газели, скажем прямо, очень сложный и требующий словесного мастерства менее, чем духовных субстанций… Полагаем, что счёт газелей был остановлен на 400 из-за уважения к Мастеру, чтобы не войти в пятую маршальскую сотню — у Хафиза 495 Газелей.

некто Donatello

27.01.2020

некто Donatello. Проявит ли русская литература интерес к Окталогии кавказского поэта? (о ясности для «Ясного»)

Ночь беременна рассветом…
Хафиз

Итак. В январе 2020 года окталогия «Ас-Сафú» (186 тысяч строк, уже имеющиеся в наличии) российского поэта и журналиста Шукура Тебуева стала доступна в интернете – на официальном сайте автора assafi.ru. Также произведение в полном объёме размещено на крупнейшем российском литературном портале Стихи.ру. Таким образом, программа-минимум по техническому продвижению этого колосса выполнена. Теперь все, кто услышал об Окталогии, могут спокойно ознакомиться с ней в мировой «паутине».
Вопрос второй. Кто слышал-то?
Несмотря на усилия команды технической поддержки Окталогии (надо полагать, люди неплохо знающие своё дело), – этого мало. Произведение – огромное. Видимо, с соответствующей трудностью приведения его в движение, выведя из статического состояния. Но и плюсы всё там же – в случае успеха, «Ас-Сафи» может обрести невероятную силу инерции, которой может хватить до Конца Света, собственно, в эпоху которого и для обитателей которого и был написан «Ясный» (т.е. «Ас-Сафи»).
Кроме простых читателей, которые могут быть заинтересованы в произведении и пока не знают о его существовании, есть пласт специалистов, курирующих эту сферу культурной жизни – как в России, так и в мире. Литературное комьюнити – способное предать анафеме, причислить к лику святых или элементарно проигнорировать.
«Ночь беременна рассветом, я считаю звёзды в небе», – сказал Хафиз. И, возможно, сказал бы сейчас. Что же ждёт там впереди?..
«Ас-Сафи» – прагматичный труд. Несмотря на всю его напичканность запредельными романтическими веяниями и образами. Весьма и весьма. Он вряд ли пойдёт на поводу. Подобно леопарду, лежащему на тропе добычи, одновременно отдыхая и охотясь. Окталогия имеет свой алгоритм поведения, который трудно угадать заранее. В своё время, из большого, но довольно заурядного произведения с региональной тематикой, «Ясный» превратился в лидера современной мировой поэзии. Как по количеству строк и затрагиваемых тем, так и по обилию стихотворных размеров. Был даже создан свой – Шáмиль, который больше навевает воспоминания о таблице интегралов и логарифмов с прицелом на тензорные уравнения, чем похож на обычный вольный стих.
Нужно ли Окталогии признание? Как критиков, так и простых читателей? Как историков и философов, так и деятелей религии (многие из которых уже открестились от произведения, даже формально являясь представителями видимой святости)? Пирог мирового внимания уже давно поделен. Зачем им всем такой многообещающий игрок? Кстати, инициативная группа собирается номинировать «Ас-Сафи» на Нобелевскую премию по литературе. Интересно, кто же напишет те самые 10 необходимых положительных рецензий? Если даже на общее ознакомление уйдут месяцы, не говоря уже о самом написании критического отзыва.
Вопросов много. Несмотря на то, что Нобелевский комитет является фаворитом в увековечивании литературного статуса, он не раз уже подвергался жёсткой критике за не особенную прозрачность в принятии решений. Трудно их осуждать за это, когда желающих получить трофей так много.
Ощущается, что «Ас-Сафи» не нуждается в Нобелевской премии. А вот она, возможно, со временем, ощутит эту нужду. У произведения есть свой читатель. Вдумчивый, ищущий, осознающий. Их мало. Пусть. Бриллиантов всегда мало в породе. Зная это, произведение вряд ли погонится за миллионами посещений сайтов. Как и за благосклонными рецензиями авторитетных критиков. 
А вдруг «Ас-Сафи» пойдёт на ура во всём мире, что тогда?..

некто Donatello
23.01.2020