Карачая непокорённого поэт. Об Азамате Суюнчеве

Седовласых гор Кавказских, старец верный Азамат…
На Аллаха полагаясь много лет подряд,
Жизнь свою достойно пролетев,
Ты вернул на время взятый аманат*.
Азии песков горячий жар,
Твой народ страдает млад и стар.
Но опять помогут снять ночи покров,
И твоё послание прочтёт Хрущёв.
Исмаил-джырчы* – поэт, кумир.
Ты его глазами видел мир.
«Актамак» поэму сохранил для нас,
Записал и познакомил с ней Кавказ.
И Хасана-классика* «Сундук»
Пострадал от ненавистных рук.
Он в огне горел тогда не раз,
Но один из них ты, всё же, спас.
Что мечты сбываются, я знал.
И музея твоего тот час настал,
Можно посетить и всё увидеть –
Экскурсоводу рады стар и мал.
Ты меня однажды знаменем назвал,
Но у судьбы лишь древко правит бал.
А без него – что море без воды –
Нет жизни, где лишь ил всё дно застлал.
Помогал, спасибо, не жалел.
Не страшился непомерно трудных дел.
Все свои архивы предоставил,
Огрехи памяти-истории исправил.
Халимат* щедрейший свой аванс
Подарила мне как редкий шанс
Быть полезным музе и народу.
Как же в реку ту войти, не зная броду?..
Воинов-Героев сердца пыл
Свет поэзии тогда затмил.
Азамат и здесь опять опора,
Очевидец снова свет пролил.
Харун-легенда плачет весь в печали.
Мать увидеть перед смертью б дали…
Что на груди Звезда уже блестит
Не замечает тот «стальной» джигит.
Начнём с Харуна. Снова первый тут,
«Орёл» Рыбалко, горец-Альпакъут*.
Ещё двенадцать их. Кто они – услышим.
И Азамата здесь немалый труд.
Машерова соратник наш Осман,
И полк его – гроза для Могилёва.
Славянам-белорусам честь отдам,
Что помнят горца столько лет. И снова
Легенды свет, наш Ксанти – офицер,
Что никогда своих не оставляет.
И карачаевца Хамзата, как пример,
Он дважды к званию Героя представляет.
Вот славный миномёт и грозный ПТР,
Что Магомет с Абдулом так любили.
А в небе Джанибек и наш Солтан-Хамид,
А «братьев чёрных» белорусы хоронили.
Штурмует Жилину – словацкий Ленинград –
Ещё один наш партизан и брат.
Другой – из Ровно под Варшаву попадает
И маршала Жимерского спасает.
Они – одиннадцать, что звёзды получили.
А с ними вместе – генерал Солтан,
Который после Забайкальской пыли
Советником попал в Афганистан.
Грозный воин-инженер –
Рокоссовского «сынок» Аскер.
Завершает цикл тот
Исмаила связи взвод.
Азамат поверить смог,
Что идущий – вновь дойдёт.
Шесть часов идёт кино,
Старикам бальзам оно.
Новый цикл. Новых сил!
«Эсде тургъан»* окрылил.
Деккуш улу Магомет
Для разведки – Божий свет.
Партизанам – наш поклон,
Ниязи там погребён.
В Белоруссии их чтут,
И Аскера любят тут.
Для Шукура и Юсуфа
Будет Минск как дом родной.
Гончаров сюда напишет
И расскажет кто какой.
Тот в лесу немецкий штаб
Будет нашим вряд ли рад.
Мурадин среди «чужих»,
Когда было девять их.
Здесь Аскер, Касым, Амур
И Амура брат Сары.
И ещё Азрет, Ахмат –
Нарты из другой поры.
Завершающий удар
Там наносит комиссар.
Он с Доватором не раз
Поднимал родной Кавказ.
Новый цикл. Новый всплеск.
«Таў асланла» их зовут.
Той Победы ближе блеск,
До неё не все дойдут…
Вновь разведка. Здесь Сафар
И Юсуф, а с ним Ажу.
Про Героев той войны
Я потомкам расскажу.
Защищали Ленинград
Исмаил и Рамазан.
В это время Карачай
Отправляли в Казахстан.
В Прагу входит Магомет
Первым среди наших сил.
«Двойной узел»* Абдулла
Немцам так и не простил.
Новый свет легенды бьёт –
Гусеин-морпех идёт.
Вот Керам-артиллерист
В Праге, где и наш танкист.
Наконец, Ракай, Даут –
«Воины Победы» ждут…
Сорок. Словно караван.
Магомет и друг Осман…
…Когда Шакман всё это увидал,
Во мне Джатдая нового признал:
«Защитник Карачая – это ты,
И эту эстафету ты принял!»
Матёрый ас считал, что я – защитник Карачая…
Но в этом зеркале он лишь узрел себя…
И это многое для многих объясняет,
Что не всегда всё будет от тебя.
Не удаётся избежать похвал…
Зачем всё это автор написал?
Он вспомнил Халимат, Шакмана, Азамата…
Их дифирамбов кучу в ящик адресата.
Когда ты смотришь на людей – то видишь лишь себя.
И, если ты хвалил людей, – то видел лишь себя.
Так говорили мудрецы, Святые в Небесах:
«Каким ты был, знай, человек, – так помянут тебя…»
Пророк Иса, сын Мариям, с апостолами шёл.
Далёк был путь и труден был. На труп осла набрёл.
Апостолов смутил тот вид и запах ишака.
Аллах же преподнёс урок сей жизни седокам…
Они сказали: «Что за запах и ужасный вид».
Кишки и кровь. Ужасный пир лишь муху не смутит.
Но не таков Пророк Иса. Нет у него оков.
Любимец Бога разглядел лишь белизну зубов…
И наш Пророк когда-то говорил,
Что человек лишь с тем – кого любил.
Любить же тех, кто был Велик для Неба –
Тот дар, что только избранный нажил.
Итак, намёков много их хватает,
Рассказ не Азамата восхваляет.
И это только уваженья дань.
И небо есть. И сокол в нём летает.
К тем сорока ещё тринадцать прибавляем
И – кончилась «Вторая мировая».
И «Заполярья гордый горный волк».
Что все они к Герою представлялись – знаем.
Часов шестнадцать. Горцев больше ста…
А хватит ли нам красок и холста
Весь подвиг Карачая на полях войны озвучить?..
Кто знает… Но задача непроста.
О ссылке, о культуре рассказать.
Как сделать и с чего начать?
Во всех делах здесь Азамат опора.
Достоинств Карачая много их не сосчитать.
Религию народа отстоял,
И в плен к нему попался генерал.
Мой тесть – разведчик, воин и кады:
В Небесной Службе должности свои.
Умару* надо фильм посвятить,
И горских автономий не забыть.
Труду, науке вновь пора пришла –
Страны Герои, горцы-доктора.
Как без Кавказа может быть Эльбрус?
Как горской лошади достойный груз
Веками составлял тот воин-ас
Расскажет Карачая лошадей атлас.
И, если кинохроника жива,
О Карачае вновь пойдёт молва,
Как Лермонтов тогда сказал о них,
И если там «в народах дальних и чужих»
Увидят наших перевалов памятник-музей –
То обретут достойнейших друзей.
Диаспора народа в мире, знай,
Брильянтом на Земле блестит Домбай.
Толстой когда-то нам вменил в черту
От Бога верность, храбрость, красоту.
Веками длился славы той парад,
И среди прочих – друг мой Азамат.
Заслуг твоих не перечесть и Бог-судья.
Но, всё же, кое-что добавлю я.
Хоть фильмов больше сорока и в десяти ты снялся –
К концу пришла и времени стезя…
Аллах был Милостив. И фильм свой увидел
Ты за неделю, как покинуть мир…
Он стал итогом всей работы нашей,
Чтобы на карте было меньше «чёрных дыр».
Два десятка лет с тобою провели.
Мыслями достигли той земли,
Где остались ты и горы – тет-а-тет,
Карачая непокорного поэт.
Всем орлам нужна мечта и неба свет.
Чтобы выполнить назначенный обет.
Вечен лишь Аллах. И от Него:
О Карачае надо было вспомнить всё.

(Ас-Сафи. Раздел 1. Книга 1. Глава 23)

Karachai in World War II. Старший лейтенант Памият Текеев

Сценарий документального фильма Шукура Тебуева

Газета «Красный Карачай»
7 июля 1942г.

Беспримерную храбрость и беззаветную преданность Родине проявляют сыны Карачая в борьбе с гитлеровскими мерзавцами политруки тт. Исаков и Текеев. В нашем соединении знают и чтут память храбрых воинов-политруков Исакова А.Н. и Текеева П.С. Они показали себя настоящими героями, достойными сынами своего народа.

Военный комиссар противотанковой части в Заполярье Ф.И.Пичкуров

Народный поэт КЧР Азамат Алимович Суюнчев посвятил Герою Второй мировой песню. Прочтем ее.

Песня Памията
(перевод на русский язык Шукура Тебуева)

Пики гор Кавказа, Заполярья
Гордо высятся над матушкой-землей,
«Павшим – слава вечная». Как в старь я
Расскажу вам про геройский, смертный бой.
В Заполярье очень холодно,
А ночи можно перепутать с ясным днем.
Вьюга, снег, метель – вот испытанье
Вперемежку с вражеским огнем.
Полярная звезда и та в тумане,
А вокруг глядишь – белым-бело.
Горцы Карачая дали клятву
Отстоять сей край врагу назло.
Враг силен, пощады он не знает,
Роты командир погиб в бою,
В горце Памияте кровь вскипает,
Он уже командует в строю.
«Ряд сомкните, следуйте за мною!»
Памият Текеев словно лев,
За собой ведет бойцов атаку,
Смерть и радость жизни сей презрев.
Пуля с ног свалила гор кавказских
Сына, воина-героя – не беда.
«Высоту возьмем, убавим спеси
Всем врагам, передохну тогда!»
Взята высота! «Ура!» несется
По просторам Севера и ввысь.
Землю он обнял… А знамя вьется!
«До Эльбруса, сердце, дотянись!..»
На краю Земли удел Герою
Начертали Небеса. А дом,
Как и Карачай, он взял с собою,
В мир иной – прекрасен, дивен он…
Карачая славный сын и воин,
Помнить твои подвиги – наш долг.
Быть воспетым в песне ты достоин,
Заполярья гордый горный волк.

Звания Героя СССР воин-карачаевец так и не получил. Но память в сердце людей дороже золота политых воинской кровью боевых наград.

С самого начала фильма

Karachai in World War II. Сержант Мурадин Гаджаев

Документальный фильм Шукура Тебуева о Мурадине Гаджаеве